Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



30-08-2006  Квартира коммунальная.
Страница: 1/1

Родители уехали в Америку. Герман остался в Москве. Он собрался закончить институт. Квартиру продали, купили Герману комнату в трехкомнатной квартире, где он сейчас и жил. Денег родители посылали достаточно, к тому же Герман подрабатывал в Интернет фирме.Кроме него в этой квартире жила Галина Ивановна, женщина лет пятидесяти пяти, толстая и неприятная, со своими двумя дочерьми – Катей и Викой. Кате и Вике было уже около тридцати пяти. Они были не замужем и уже начали увядать. К тому же Галина Ивановна и Катя не работали, жили на пособие, все это семейство поддерживала Вика, которая работала гинекологом в районной поликлинике.
Отношения с соседками не особенно сложились, Герман их сторонился, в беседы не вступал, что женщин очень злило.
Однажды вечером Герман вернулся с какой-то небольшой пьянки. Хотелось секса. Можно было быстренько сходить к проститутке.
Герман пошел мыть руки в ванную. На полу в ванной он увидел трусики то ли Кати, то ли Вики. Он быстро захлопнул дверь и схватил трусики. Он возбудился. Не в силах сдерживаться он распахнул ширинку, и начал бешено дрочить. Секунд через десять он кончил. Тугая струя спермы ударила вверх и дождем попала на пол.
Им овладела странная идея.
Герман разделся, накинул сверху халат, положил в карман две купюры и постучался к Галине Ивановне.
- Да, - раздалось из-за двери.
Герман вошел.
- Да? – еще раз сказала Галина Ивановна.
- Мне нужна помощь, - сказал Герман.
- Какая?
Вместо ответа Герман распахнул халат. На Галину Ивановну уставился его вздыбленный член. Герман положил на член одну из купюр и сказал:
- Это если рукой…
Галина Ивановна была ошарашена таким поведением Германа и задумалась. Галина Ивановна разочаровалась в мужчинах, а мужчины разочаровались в Галине Ивановне. Всех можно было легко понять — Галина Ивановна постарела, а она, если и была когда-то привлекательна, то лишь своей молодостью. Галина Ивановна не отличалась талантами, вела, можно сказать, замкнутую жизнь, занимаясь воспитанием дочерей, которых ей оставил муж, умерший достаточно давно. В мужчинах же Галина Ивановна разочаровалась при активном участии ее мужа, как впрочем и при участии всех немногочисленных мужчин, которые когда-либо излили в нее свое семя. Все сближавшиеся с ней представители мужского пола любили выпить, неумело делали вид, будто в женщинах их интересует нечто большее, чем тело, а также хвастали своими, как правило, вымышленными достоинствами, в тщетных попытках вызвать у Галины Ивановны уважение и привязанность.
С мужчинами Галина Ивановна ничего, кроме умеренной приятности, никогда не испытывала, и ни стонать, ни тем более выть ей с ними не хотелось. Выть хотелось от них.
В молодости, будучи студенткой колледжа, который она так и не закончила из-за вынужденного материнства, Галина Ивановна испробовала радость некоторого разнообразия любовников. Но суть их оставалась одна: совокупления происходили скоропостижно, и удовольствие, которое только начинало было расти и крепнуть, обрывалось и сникало. Галина Ивановна не знала ничего иного и потому воспринимала это как необходимую часть процедуры размножения. От полного разочарования в сексе ее спасала мастурбация, которой она занималась только тогда, когда уж становилось невмоготу. Стыд мешал ей заниматься мастурбацией чаще. Стыд не за мастурбацию, а за мужа, который не мог приблизиться к ней на расстояние ее наслаждения, а оставался для нее дальним родственником.
Муж сделал ей двоих дочерей. Его смерть заставила ее ценить даже ту малость, которую он ей давал:
Близость мужского тела ночью, пусть редкое, но радостное ощущение заполненности. Галина Ивановна становилось невмоготу от скапливающегося желания, пальца оказывалось недостаточно, хотелось, чего-то живого и горячего внутри…
- Что! – наконец возмутилась она.
- Галина Ивановна, - сказал Герман, - нигде, ни за какую работу вам не будут платить так много. Несколько движений рукой, и деньги ваши.
Галина Ивановна сдалась. Деньги ей всегда были нужны. Она взялась своей рукой за его древко, которое к этому времени стало уже настолько большим, что на него можно было вешать флаг, и стала дрочить его
Герман достал еще одну купюру и сказал:
- А еще и эта, если поласкаете ртом.
Галина Ивановна хотела возмутиться, но затем опустилась на колени и начала лизать ствол от основания до самой головки. Затем, обхватив его пальцами у самого корня, взяла, насколько это было возможно, в рот и продолжила ласки, но теперь уже при помощи губ. Постанывая, он запустил свои пальцы в ее волосы. В медленном темпе она то вводила его член себе в рот, то выводила оттуда. При этом, когда копье оказывалась вне рта, Галина Ивановна быстро облизывала головку и целовала, прежде чем вновь заглотить ее целиком.
Герман взял её за волосы и стал насаживать её рот на свой ствол. Его глаза были закрыты, словно он получал наслаждение, погрузившись в сон. Наконец Герман кончил ей в рот, Галина Ивановна сперму проглотила.
- Спасибо, Галина Ивановна, - сказал Герман, поправил халат и вышел из комнаты.
В последующие дни Герман приходил к Галине Ивановне, она безропотно отсасывала у него, не забывая брать с него деньги. Ей стало нравиться это, она уже дрочила себя во время этих коротких сеансов и получала разрядку.
Однажды вечером Герман вошёл к Галине Ивановне, встал сзади неё и стал гладить ей спину, потом ягодицы и бёдра. Прижал её к себе, так что член вертикально лёг вдоль её спины на попку. Его ладони сжали её груди и стали мять их, а Галина Ивановна стала поднимать чуть и опускать попу, массируя ягодицами яички. Герман стал целовать ее шею, левой ладонью продолжал ласкать грудь, а правую руку по животу опустил к лобку. Ладонь прошла между её ног, и запустил, согнув, средний палец Галине Ивановне во влагалище, как будто насадив её на крючок, а остальными четырьмя ласкал лобок и промежность. Она застонала.
-Мама, можно к тебе!! - крикнула из-за двери Катя.
-Погоди, доча! - ответила Галина Ивановна. Герман развернул её к себе лицом и, охватив руками за ягодицы, прижал её живот к своему паху. Потом положил руки ей на плечи и стал надавливать на них, толкая Галину Ивановну вниз.
-Герман, погоди, я отвечу Кате, - торопливо заговорила она, но Герман продолжал давить, и Галина Ивановна опустилась на колени. В дверь заскреблась Катя.
-Герман, что ты делаешь? С ума сошел? - зашептала Галина Ивановна, но, не говоря ни слова, он прижал её голову к своему паху, женщина попробовала увернуть лицо, но его ладони крепко держали её затылок.
Герман почувствовал поцелуй а своей мошонке. Губы женщины забегали по члену и обхватили головку. Галина Ивановна стала ласкать его язычком, облизывать и массировать губами.
-Мам, я завтра на день рождения к подруге пойду, - раздалось из-за двери.
Галина Ивановна выпустила изо рта член:
- До поздна? - она продолжила дрочить член Германа.
Он ухватился рукой за стену, потому что у него перед глазами вдруг все поплыло, и он понял что сейчас кончит. Невидящими глазами он уставился в потолок, а другой рукой старался поймать подбородок женщины, чтобы направить член обратно ей в рот.
-Нет, до 11 часов, она тут рядом живет.
-Мммм... – Галина Ивановна вытолкнула головку члена Германа языком изо рта, - Хорошо, малыш, я разрешаю, аффешшнво... - он был межу её губок и двигал бёдрами, сдерживаясь из последних сил.
Его член взорвался, он застонал. Галина Ивановна пыталась увернуться, но он крепко держал её голову в руках, и сперма выстрелила ей прямо в горло. Галина Ивановна не выпускала член изо рта и продолжала сосать его, глотая сперму. Герман понял, что она возбуждена до крайности. Его член оставался во рту женщины, он лежал на её язычке, она ласкала его и посасывала как конфету. Это было божественно.
Скрипнула дверь, в комнату украдкой заглянула Катя и увидела, что делает её мама. Герман посмотрел на неё. Катя стояла как вкопанная, её мордашка была красная, а губы приоткрыты, как будто она окаменела и не в состоянии даже моргнуть. Она была одета в спортивные штаны Найк и футболку. Под футболкой лифчика не было и её груди были прекрасно очерчены, и Герман понял, что смотрит на её проступающие соски. Катя перевела взгляд на его лицо, увидела, что он смотрит на неё, и вся стала пунцовой.
Галина Ивановна застонала у члена, Катя вздрогнула и выскочила.
Герман ничего не стал говорить Галине Ивановне, только погладил её по голове

* * * * *

А потом Герман как-то вдруг перестал к Галине Ивановне обращаться за минетом, и ей стало чего-то не хватать: денег, его члена во рту, получаемого удовольствия.
И однажды днем, перед возвращением Германа из института, она надела платье понаряднее и подкрасила губы. Когда Герман вернулся, она позвала его к себе. Герман зашел, и она предложила сделать ему минет.
- Не при деньгах сегодня, Галина Ивановна, - ответил Герман и собирался выйти.
Тогда Галина Ивановна раздвинула ноги, отодвинула кулису трусиков, чтобы он мог получше разглядеть, и начала ласкать свой клитор. Периодически она подносила пальцы к лицу, для того чтобы облизать их, а затем вновь продолжить свои манипуляции. Он сидел, разглядывая ее, медленно поглаживая через брюки свое мужское достоинство.
Было нечто необычное в том, что кто-то разглядывал ее, но при этом Галине Ивановне не было неприятно. Она представила, как его массивный меч выходит из ее ножен и входит туда, буквально тараня при этом матку. Галина Ивановна запихнула три пальца в пещерку, чуть ли не доведя себя до оргазма, но в этот момент он придвинул кресло к ней и впихнул туда два своих пальца. Она была влажной и давно готовой к тому, чтобы принять его. Он ввел еще один палец, и Галина Ивановна начала стонать. Ему хотелось разогреть ее до предела и довести до грани оргазма. В тот момент, как только она начала ритмично выдвигать вперед свою киску, он остановился.
Галина Ивановна действительно уже разогрелась и хотела его. Затем она сделала движение навстречу ему, демонстрируя свое желание.
- Скажи, - попросил он, - как страстно ты меня хочешь.
Галина Ивановна зашептала:
— Хочу, чтобы твой огромный член оказался внутри меня, мой милый. Хочу, чтобы ты любил меня до потери сознания. Хочу кончить. Я так хочу, чтобы ты оказался во мне.
Она стала горячо дышать и, встав на колени, задрала юбку. Герман спустил до колен её влажные трусики. Открылась потрясающая картина: белоснежная, сочная попа, в разрезе между половинок которой были густые, чёрные заросли, в которых виднелось что-то розовое и блестящее. Герман стал исследовать своими руками эти мягкие, горячие половинки. В ответ послышалось:
— Ущипни их, только посильнее!
Герман ущипнул.
— Ещё так, ну, пожалуйста! — протяжно застонала Галина Ивановна. Герман стал звучно шлёпать ягодицы своей ладонью.
Весь её зад и внутренняя часть бёдер стали мокрыми и липкими от вожделения. Немного раздвинув ноги, Галина Ивановна высоко поднимала свою попу навстречу ударам. Покрасневшая вульва раскрылась как бутон, а её вагина издавала какие-то булькающие звуки.
Герман неторопливо снял свой ремень. Нанося удар за ударом, то поперёк, то вдоль ягодиц, Герман всё больше входил в роль палача. Он стал ещё и приговаривать:
— Это тебе за повышение голоса, а это за жадность! Это за совращение молодежи! Я тебя научу уму-разуму!
Галина Ивановна протяжно заскулила.
— Ну, прости меня, мой дорогой!
Постепенно её попа стала розоветь от ударов и местами уже была багровая.
— Ну, не надо, прошу тебя, умоляю!!! — завопила Галина Ивановна, виляя своим задом из стороны в сторону от ремня, но Герман продолжал начатое.
Он достал стоящий член из брюк и вошел в неё. Напор его был довольно продолжительный, её голосовые связки издали какой-то нечеловеческий крик, и Герман брызнул большим количеством спермы в её влагалище. Почувствовав своей вагиной его бурный поток, Галина Ивановна ещё сильнее забилась в экстазе.
Прошло еще несколько дней. Герман вышел на кухню. Галина Ивановна колдовала над плитой. Герман подошел к ней сзади и взял в руки её огромные груди.
- Что ты! Катя здесь.
- Пошли ко мне.
- Суп сбежит…
- Тогда все будем делать без отрыва от производства, - сказал Герман и резко стянул её спортивные брюки вместе с трусами до колен. Галина Ивановна ойкнула и наклонилась, чтобы одеть брюки, но Герман упер её в кухонный стол и быстро засунул ей во влагалище палец.
- Ну ладно, только быстро, - сказала Галина Ивановна.
Герман ничего не ответил, а, увидев кусок подтаявшего масла, стал промазывать им анальное отверстие женщины.
- Нет! – закричала она, но Герман уже вводил свой вздыбленный член ей в жопу.
Герман начал медленно двигаться. Такого удовольствия он не испытывал никогда. Галина Ивановна стонала.
- Муж ебал тебя в жопу? – завел разговор Герман.
- Нет, никогда.
- Почему?
- Не знаю, мы стеснялись.
- А кто тебя ебал в жопу?
- Никто.
- Не ври.
- Директор на прежней работе.
— Чем ты занималась с директором?
— Не понимаю...
— Отвечай! - почти закричал он.
— Мы занимались любовью.
— Это можно так назвать, но я хочу услышать как это называется.
— Мы трахались.
— Это лучше, но не то.
Она покраснела и уже сквозь слезы.
— Он ебал меня.
— И что мы делаем с тобой.
— Мы трахаемся.
— Нет, назови меня по имени и скажи, что я делаю с тобой.
— Герман, ты ебешь меня.
— Отлично, как у тебя это было все с директором.
— Что как?
— Ну, куда он имел тебя?
— Он имел меня в анал...
— Нет!
— Он ебал меня в пизду и жопу.
- Куда я тебя ебу?
- Ты ебешь меня в жопу.
- Тебе нравится?
- Да.
- Еще дашь в жопу?
- Да…
Все быстрее он двигался внутри неё. Но вскоре его яйца налились, и он кончил в жопу Галины Ивановны.
- Ты кончила? - спросил он ласково.
- Да… Два раза.
- То-то же. А то «не надо, не надо». И тебе хорошо, и мне тебя в жопу ебать приятнее. Пойду, подмоюсь.
Он похлопал Галину Ивановну по заднице, повернулся, чтобы идти в ванную и обомлел. В коридоре стояла Катя и молча смотрела на них. Герман молча прошел мимо неё в ванную, а Галина Ивановна громко ойкнула и стала натягивать трусы и брюки.
- Мама, как ты могла? – услышал он голос Кати. – Дать мальчику, да еще и в задницу?
- Доченька, ну мне же нужен мужчина…
Герман вышел из ванной и ушел к себе в комнату. Он разделся и голым лег на диван.
Тут же ворвалась Катя. Она была просто в шоке, когда увидела голого Германа. Она что-то кричала, но Герман сказал ей:
- Не тебе её винить. Женщине всегда нужен мужчина – для тела и для денег. Я и тебе могу заплатить только за то, что ты разденешься.
Катя хотела возмутиться – ей, взрослой женщине, предлагает раздеться мальчик, но передумала. У неё не было ни мужчины, ни денег. Она удовлетворяла себя мастурбацией, в последнее время и сестра составляла ей компанию в этих занятиях. В принципе Катя была не против участия сестры, но в последнее время их совместные самоудовлетворения все больше напоминали ласки лесбиянок, и они получали от этих занятий огромное наслаждение. А сейчас она имела возможность рассматривать голого мужчину, находящегося в её полном распоряжении.
И она уже без колебаний расстегнула и сняла халат, потом лифчик и трусики, и осталась голой перед восемнадцатилетним мальчишкой.
Герман, сев в кресло, стал дрочить свой член который мгновенно вытянулся в верх и через секунду разразился белыми струями спермы. Катя оделась, взяла деньги и вышла из комнаты.


* * *

Воцарился хрупкий мир. Герман не сношал Галину Ивановну, она не доставала его такими просьбами.
Однажды, когда дома никого кроме Германа и Вики, не было, она пошла в ванную мыться. Герман тихонько подкрался к двери и заглянул в маленькую щелочку. Его взору открылась потрясающая картина. Вика сняла махровый халатик, освободила от лифчика свои огромные груди, сбросила трусики. Какими большими были ее соски!
Темные большие розочки отчетливо выделялись на белом теле. Волосы на лобке были черными как смоль и очень густыми. Вика, встав под душ, начала намыливать себе промежность и достала бритву. Она начала сбривать волосы у себя между ног. Когда она закончила, глазам Германа предстали совершенно голые губки ее влагалища и далеко выдающийся клитор. Его возбуждение достигло предела, и он решил освободить свой член из заточения в брюках. Он уже стоял под сорок пять градусов.
Тем временем Вика решила доставить себе удовольствие. Она засунула себе во влагалище два пальца и начала быстро ими двигать туда-сюда. При этом по выражению ее лица Герман понял, что ей очень хорошо. Она даже начала немного постанывать, но очень тихо, чтобы ее никто не услышал. Через несколько минут Вика бурно кончила и вынула пальцы из своего нутра. Герман же поспешно ушел в свою комнату.
Через неделю Герман курил на лестничной клетке. В это время снизу тяжело поднялась Вика. Она еле стояла на ногах. Вику так развезло, что она уже ничего не соображала и была в бессознательном состоянии. В комнату Герман нес ее уже на руках. Она спала. Вдруг ему в голову пришла удивительная мысль: а что если поразвлечься с Викой. Ведь она пьяная, да так, что ничего не понимает и, наверняка ничего не вспомнит, если он ее немного потрогает за интимные места. И Герман решился.
Положив ее посреди комнаты, он начал свои забавы. Положив руку на ее огромную упругую грудь, Герман отчетливо почувствовал ее дыхание. Грудь была мягкая и приятная на ощупь. Он начал ее тихонько мять. Вика никак не реагировала на его манипуляции и Герман решился на более дерзкое предприятие. Расстегнув блузку и лифчик, он увидел ее прекрасную грудь совершенно обнаженной, и кровь ударила ему в виски.
Герман решил проверить насколько крепко она спит и ущипнул ее за сосок. Она никак не отреагировала. Он сжал грудь очень сильно, но эффект был тем же. Вика ничего не чувствовала. И тогда Герман решил потрахаться между ее огромных грудей. Он положил свой торчащий член между ее холмов и соединил ее груди вместе. Герман начал тихонько двигать членом в получившейся узкой дырочке. Член очень туго ходил, и от этого ему было очень хорошо. Герман так разошелся, что чуть не кончил прямо на Вику. В последний момент он выдернул член и разразился спермой на ковер.
Вытерев член, Герман захотел коснуться им губ Вики. Он осторожно стал над ней на колени и поднес член к ее губам. Коснувшись ее полных губ, Герман почувствовал их приятную мягкость и теплоту. Как бы он хотел, чтобы Вика взяла его своими руками, вобрала его себе в рот и довела своим язычком до оргазма.
Утолив свое развратное желание, Герман решил обследовать нижнюю часть тела соседки. Он снял с нее штаны и трусики. Герман уже не боялся, что она внезапно проснется. Согнув ее ноги в коленях и широко разведя их в стороны, он принялся обследовать влагалище Вики.
Губки ее органа были очень большими и мясистыми. Они были плотно сжаты. Герман осторожно раздвинул их и заглянул вовнутрь. Там все было мокро. Его взору предстал небольшой клитор и узенький вход в ее глубины. Герман лизнул эту красоту.
Вкус был очень приятным. Он решил трахнуть Вику и во влагалище. Осторожно Герман начал вводить свой член.
Немного погодя, член уже был полностью внутри, по самые яйца. Герман начал делать возвратно-поступательные движения. Через некоторое время, он вспомнил, что необследованной еще осталась ее попка.
Перевернув Вику на живот, он развел в стороны ее ягодицы. Плюнув на сухое отверстие сфинктера, Герман начал вводить Вике в попку указательный палец. Он проскользнул туда довольно-таки легко, Герман начал делать круговые движения пальцем в анусе и затем очень легко поместил туда и второй палец. Он решил, что также легко будет поместить туда и член.
Смочив его и вход в задний проход слюной, Герман приставил туда свой член. Ему не удалось сразу войти туда. Головка была слишком большой и не входила. Герман сильно двинул членом. Член, сломав преграду, мягко проскользнул вовнутрь. Герман начал медленно и размеренно трахать эту прекрасную попку своим членом. В последний момент он выдернул член и оросил всю спину Вики своей спермой. Она так и не проснулась.
На следующее утро Герман вел себя, как и в чем не бывало. Вика же не о чем не знала и не чувствовала. Она так и не узнает никогда о том, что Герман трахал ее во все дырочки

* * * * *

У двери Германа Кате показалось, что оттуда доносится знакомый скрип кроватных пружин. Катя тихо открыла дверь и заглянула в комнату. На кровати голый лежал Герман. Широко раздвинув ноги, он дергал рукой свой член, крутя им в разные стороны, от чего вся кровать скрипела своими пружинами.
Очередной скрип прерываемый громким стоном вывел Катю из раздумий. Герман убрал руку от своего члена, и Катя могла хорошо рассмотреть его. Он был очень толстый и заканчивался очень большой головкой, которая по величине была чуть ли не в треть длинны члена.
“Ляг,”- сказала Катя. Герман продолжая натягивать на себя одеяло помотал головой “Нет? “
Все еще прикрывая свой член руками, Герман послушно лег обратно на кровать.
“Я все видела, так что убери руки.”
Катя стала шевелить рукой несколько поникший член Германа. Он застонал. Скоро его член был раздут от возбуждения, а из кончика головки уже два раза появлялись капли спермы. Катя остановилась. Замерев на кровати, Герман тяжело дышал. Катя уже находилась на грани оргазма. Ей нужно было кончить самой. Распахнув халатик и сдвинув в бок ткань трусиков, она дрочила свой клитор рукой, охая и повизгивая при этом. Закрыв глаза, Катя привалилась к стенке. Волна оргазма вот-вот должна была закончить эту пытку.
Звук распахнувшейся двери и громкий голос Вики был как гром. Запахнув халат, Катя посмотрела на Вику. Вика похотливо рассматривала его возбужденный член.
- Подойди сюда – сказала ей Катя.
С готовностью Вика двинулась к кровати. Весь ее вид выражал благодарность, а на губах появилась улыбка заинтересованности. Она подошла в плотную к кровати и наклонившись стала с интересом рассматривать член Германа.
Катя толкнула ее на кровать. Выставив вперед руки, Вика уперлась в ногу и живот Германа. От неожиданности он вздрогнул.
- Забирайся на кровать – подтолкнула Катя Вику еще раз.
Задирая ноги и задевая тело Германа, Вика забралась на кровать. Переступив через Германа, покачиваясь на неустойчивом пружинном матрасе, широко расставив ноги, она стояла над лежащим между ее ног парнем, продолжая рассматривать его сникший член. Взгляд Германа застыл между ее ног, на ее тоненьких трусиках отлично просматриваемых снизу под короткой юбочкой. Член, еще секунду назад, безвольно сникший и свисавший между ног, вновь стал подниматься под воздействием Вики, которая водила по ягодицам, яйцам и члену, поворачивая его в разные стороны для лучшего рассмотрения.
Сбившаяся викина юбочка обнажила ее маленькие белые трусики, межножная ткань которых намокнув от выступившей влаги, и превратившись в тонкую полоску вжалась в промежность, обнажив взгляду Германа Викину щелочку. Она пыталась расправить обнажившую ее ткань.
Вытянув руку, Катя схватила пальцами абсолютно мокрую полоску ткани и сдвинула ее в бок. Перед взором Германа полностью обнажилась Викина промежность. Дернувшись он застонал, а Вика поняв, что ее обнажили, попыталась прикрыть промежность ладошками. Выгнув тело, Герман завис над кроватью, от чего Вика окончательно потеряла равновесие и повалилась на него. Опершись руками на его грудь, Вика придавила член своей обнаженной промежностью к его телу.
Почувствовав давление на член, Герман задвигал им все больше выгибаясь и стараясь по плотней прижаться к ее телу. От испуга Вика попыталась оторваться от движущегося между ее ног толстого члена.
Схватив ее за талию, Катя прижала ее к Герману, надавив на них всем своим телом.
Почувствовав такую помощь Герман перестал выгибаться и опустился на кровать, прикладывая теперь все усилия к движениями своего члена между ног Вики.
Придерживая ее за талию и окончательно оголив ее промежность от полоски трусов, Катя начала двигать ее телом в противотакт движению члена. Теперь, когда Герман толкал свой член в перед, Катя двигала викиным телом назад, от чего член почти до основания вылезал между ее ногами.
Отпустив Вику, которая без её помощи задвигалась с еще большим энтузиазмом, Катя схватила голову Германа и потянула ее к себе. Устремив свой взгляд на обнаженные Викины прелести он задрожал, а когда Вика двинув попкой повела прижатую к его члену свою щелку назад, начал кончать
Дернувшись вперед, он схватил свой член, уже выпустивший первые струи. Вырванная из видимо уже накатывающего огразма, Вика, не удержавшись от неожиданности, упала на спину между ног Германа.
Мгновенно подтянув ноги, он оказался стоящим на корточках между широко расставленных Викиных ног и ее обнаженной промежностью. Зажатый член, раздувшийся от напряжения, он прислонил к Викиной ладошке прикрывающей ее сокровище. Расслабив ладонь, Герман со стоном начал выпускать сперму ей на ладонь.
Увидев белые струи вырывающиеся из члена Германа, Вика было отдернула ладонь, но тут же вернув ее обратно, размазывая сперму по животу и ногам. Запустив пальцы второй руки в промежность, она пыталась закончить то, от чего ее только что прервали. Выпустив запас спермы, Герман продолжал стоять на коленях между ее ног. И тут в наступившей тишине раздался тонкий писк.
Лежа между ног Германа, извиваясь и повизгивая, кончала Вика.

* * * * *

Катя собиралась на улицу и стояла полностью одетая перед зеркалом. Герман тихо подошел к ней сзади и, подсунув свой член под её юбку, прижимая его к шершавому капрону колготок, кончил прямо ей на бедро облив спермой колготки. Катя, придерживая юбку, чтобы её не испачкать, побежала к себе в комнату. Герман пошел за ней
Когда Катя услышала звук закрываемой двери, то уже знала, что это он.
- Подержи юбку, - сказала она, - я не хочу её испачкать.
Его руки коснулись катиной талии, и она услышала: «Я хотел тебе помочь, поэтому пошел за тобой». Катя сняла испачканные спермой колготки. Она посмотрела в глаза Германа, поняла, что сейчас произойдет. Он тоже.
Не заботясь ни о чем, Катя смотрела, как его голова наклонялась к ней. Их губы встретились, и внезапно все вокруг исчезло, и будто что-то взорвалось внутри. Они оторвались только для того, чтобы расстегнуть друг другу рубашки. Его загорелая кожа коснулась её и подарила Кате «медленную дрожь». Ищущие губы прошлись по шее, потом он стащил с неё блузку. Катя вытащила его рубашку из брюк, чтобы дать простор рукам. Сильные руки исследовали её тело, а потом он поднял Катю, и она обвила ногами его за талию.
Она забыла, где находится, что в любую минуту кто-нибудь может выйти и застать их. Прижав Катю к стенке и не отрывая губ, он задрал юбку так, что смог схватить и содрать трусы. Они еще не успели упасть на пол, как его пенис уже был на свободе и жадно тянулся к Кате. Она стала гладить и теребить его.
Задыхаясь, потому что рот был закрыт его губами, Катя была и возбуждена ужасом возможного обнаружения, и в то же время радостно встречала толчок за толчком.
Двигаясь быстрее и быстрее, они вместе испытали оргазм. Поддерживая друг друга во внезапно нахлынувшем расслаблении, стали смеяться, не веря тому, что только что произошло. Первый раз в жизни Катя действовала, не думая о последствиях, но это было чертовски хорошо, и она ни о чем не жалела.
Тут Герман еще сильнее удивил её, подняв на руки и неся к кровати. «Не кажется ли тебе, что пора попробовать это более традиционным способом, Катя?» — спросил он, ложась на неё. Она засмеялась и согласилась, а потом перекатилась через него, оказавшись сверху. Катя стала целовать его тело сверху донизу, доводя его до исступления. Потершись о пенис, она почувствовала дрожь в его теле. Потом целовала внутреннюю поверхность бедер, прокладывая дорогу к тому, что Катя искала на самом деле. Герман замычал, когда она слегка дотронулась губами до члена. Зная, что этого мало, взяла его в рот. Он обнял Катю и подарил жадный поцелуй, который ясно говорил о масштабах его запросов. Перевернув её на спину, Герман стал целовать сосок. Когда Катя подумала, что он закончил, он перешел к другому, и полностью захватил его в рот, сося так, что она едва могла сдерживаться. Он медленно двигался вниз по её телу, как вдруг остановился и взглянул на неё. Он наклонил голову к её естеству, и Катя подпрыгнула от прикосновения языка. Остановить это было выше её сил, знала, что и дальше позволит все этому мальчику. Катя уже ничего не могла поделать, вцепилась в его плечи и потащила к себе. Её руки обвились вокруг его шеи, их губы соприкоснулись.
Кончик пениса слегка коснулся её киски, а потом снова вонзился в неё. Катя прижала его бедра к себе, чтобы он вошел глубже. Когда они кончили, дыхание ее прервалось.
Они остались в постели еще немного, потом выскользнув из постели, молча оделись. Наконец, когда оба приобрели приличный вид, повернулись друг к другу для поцелуя, зная, что он последний. Затем, быстро оглядев комнату, он открыл дверь, и они вышли вместе так же, как и вошли.
После этого Герман стал жить с Катей открыто. Он отлавливал её и в коридоре и в кухне, заходил без стука в комнату. Целовал, сосал соски, стискивал её бедра и округлые ягодицы, проникал пальцами во влагалище. Она тоже ласкала его член, залупу, мошонку. Яйца у него были большие и твердые на ощупь.
После первых сношений у Кати было чувство, как будто она ходит со вставленным во влагалище членом. За неделю это ощущение прошло.
Он использовал много позиций. Он клал Катю на подушки вниз лицом, и, приподняв ягодицы, вводил свой член между ягодиц. Когда он кончал, сперма брызгала ей на спину. Было забавно и смешно, когда он вытирал ей спину. Переворачивая её на спину, сам расширял влагалище, и языком и губами доводил её до оргазма.
Однажды, сношая Катю между сисек, он вынул член, заставил её широко раскрыть рот и ввел свою залупу ей в рот. В зеркале Катя видела, как сперма стекает с углов её губ, а его член вздрагивал и как бы дышал у неё во рту.
Один раз Герман сношал её сзади, на кухне, прислонив к подоконнику. Она прозевала. Вынув член из влагалища, еще не кончив, медленно ввел его в задний проход. Катя изогнулась, но было уже поздно. Медленными движениями он кончил ей в прямую кишку.
Это увидела Галина Ивановна. Возможно, это было уже слишком, и когда Герман подмылся, Галина Ивановна уже ждала его у двери в его комнату.
Герман приготовился к упрекам и скандалу, но женщину в комнату пропустил. Галина Ивановна стала упрекать его, но не за связь с Катериной, а за то, что он перестал обращать на неё внимание.
- Но, Галина Ивановна, вы же только что все видели…
- А как же я?
Герман задумался. Потом сказал:
- Вставайте, обопритесь на кровать.
Галина Ивановна встала так, как сказал Герман. Он вышел, набрал в ковш теплой воды. Когда он вернулся, Галина Ивановна стояла в той же позе. Герман спустил ей брюки и трусы, взял клизму, наполнил её водой, ввел в задницу соседки.
- Что ты задумал? – испугалась она, но вода уже вливалась в кишечник.
Она побежала в туалет и облегчилась. Она сидела на унитазе и краснела от стыда. Но выйдя из туалета, она снова зашла к Герману. Снова повторилась процедура, и она снова зашла к Герману.
- Пойди, подмойся, - попросил Герман.
Она снова выполнила требование Германа, удивляясь своему повиновению. Когда она вышла из ванной. Они пошли к ней в комнату.
- Раздевайся, - приказал Герман.
Она послушно сняла с себя кофту, брюки.
- Все снимай.
Она сняла лифчик, трусики и стояла перед ним голая, с большим животом, огромной висящей грудью.
Герман подошел к ней, стал щупать её живот, бедра, мять грудь. Она расстегнула ему брюки и достала набухший член.
- Соси, - приказал Герман.
Она взяла его хуй в рот, и начала сосать, издавая при этом чмокающие звуки. Очень скоро сперма выстрелила в рот Галины Ивановны. Она с трудом справилась с потоком влаги.
Герман поднял трусики Галины Ивановны, протер хуй, натянул штаны и сказал:
- Оденься поприличнее. Одень чулки, пояс, трусики покрасивее, платье понаряднее. Я еще приду.
Он сходил к себе, взял крем.
Когда он зашел к Галине Ивановне, она уже стояла в одних трусиках. Огромные голые сиськи лежали на объемном животе. Она выбирала платье. Герман разделся и сел голым в кресло.
- Грация есть у тебя? – спросил он.
- Да.
- Надевай.
Женщина достала грацию, надела её. Её фигура стала чуть стройнее. Резинки для чулок болтались, и Герман заставил Галину Ивановну надеть чулки.
- Платье надень, - сказал Герман.
Галина Ивановна надела платье, подкрасила губы.
- А ты красивая, - сказал Герман. Галина Ивановна покружилась, подошла к нему.
- Соси, - приказал Герман.
Она встала на корточки, взяла его хуй в рот, и снова начала сосать. Одной рукой она сжимала ствол Германа, другой яростно дрочила свое влагалище.
- Сними трусы, встань на карачки.
Галина Ивановна сняла трусики, повернулась к нему спиной и встала, как он сказал. Герман задрал ей юбку и стал разглядывать её задницу. Выглядело это ободряюще.
Огромная попа призывала его маленьким коричневым отверстием, обещала массу удовольствия. Он начал просовывать пальцы в анальное отверстие.
Они проходили достаточно легко. Герман взял крем и промазал им член и задницу Галины Ивановны.
- Смажем Галочке попочку кремом… - ласково приговаривал он. – Клизмочку сделали, попочка чистая, хуй хорошо проходить будет. Будет Галочке сладко…
Не в силах больше сдерживаться он начал вводить свой член. Герман громко и сильно хлопал Галину Ивановну по заднице и яростно вводил член на всю глубину. Женщина закричала высоким голосом, но Герман только увеличил темп, и вскоре кончил.
Она упала на пол в изнеможении. Герман перешагнул через неё и пошел мыться в ванную. Выйдя из ванной, он пропустил туда Галину Ивановну, устремившуюся туда с задранной юбкой и трусами в руках.

* * * * *

В своей комнате Герман опустился перед Катей на колени и стал ласкать языком через отверстие ее нежные половые губки. Она откинулась на кровать и застонала. Клитор ее набух и стал пульсировать. Герман чувствовал как сжимается ее влагалище, он засунул два пальца в ее анус и начал вращать их там. С некоторых пор Катя настолько пристрастилась к анальному сексу, что зачастую предпочитала его обычному. Вот и теперь, не прошло и двух минут, тело ее забилось в судорогах оргазма, а из влагалища обильно потекла тугая смазка. Герман тщательно вылизал ее щелку и только тогда поднялся.
Катя расстегнула его штаны, достала член и впилась в него накрашенными губками. На его стволе, уже блестящем от ее слюны, осталось возбуждающее колечко ее помады. Герман загонял ей в ротик свой член до самого корня, ускоряя темп. И когда он был уже готов взорваться в горячий ротик Кати, он услышал звук открывающейся двери и резко обернулся. На пороге застыла с открытым ртом Вика, одетая в короткое черное вечернее платье. Она не могла отвести глаз от его члена, входящего и выходящего изо рта сестры. Катя на мгновенье остановилась, но, увидев Вику, продолжила с новой силой и энтузиазмом. Через несколько секунд Герман бурно излил порцию спермы ей в рот. Катя салфеткой вытирала с подбородка все то, что не смогла выпить. Герман повернулся к Вике, которая как столб продолжала стоять на пороге. Она заворожено смотрела на член, на кончике которого висела крупная белая капля. Герман подошел к ней, заглянул в глаза, закрыл за ней дверь и рукой нажал ей на плечо, опуская ее на колени.
- Извините, я не знала…, - пролепетала она, медленно опускаясь.
- Ничего страшного, - ответил Герман продолжая нажимать на ее плечо.
- Мне надо идти, - проговорила она в головку его члена как в микрофон.
- Успеешь, - сказал Герман и провел членом по ее губам, отчего капля спермы легла поверх помады.
Вика приоткрыла ротик и он втолкнул головку между ее влажных губ. Она принялась неумело сосать и облизывать его член. Он вновь встал во рту соседки. Герман взялся руками за ее затылок и стал насаживать ее голову на свой член с максимальной амплитудой.
Послышались чмокающие звуки, Вика уже самозабвенно сосала, прикрыв глаза. Катя с интересом наблюдала за происходящим. Затем она присела к Вике и стала поглаживать ее спину, груди, задницу. Вика разошлась не на шутку, видимо сказывалось отсутствие мужика в доме. Герман потянул ее за собой, она нехотя выпустила член изо рта и поднялась. Герман повел ее к дивану, сел сам, поставил ее раком на полу так, чтобы ее губы вновь были рядом с его членом. Вике больше не требовалось приглашений - она вновь схватила ртом ствол и продолжила свое занятие. Катя подошла к ней сзади, скатала подол ее узкого праздничного платья на талию, спустила до колен чулки вместе с мокрыми от страсти белыми трусиками и приникла к ее щелке. Вика вздрогнула от неожиданности, но не остановилась, а вскоре и вовсе забилась между ними в приступе острейшего оргазма. Через пару минут Герман благополучно кончил в жаркий рот своей соседки, её сестра оторвалась от ее лона, блестя ее соками. Вика, придя в себя, стала торопливо натягивать на себя чулки с трусиками вся пунцовая от стыда.
- Не стесняйся, Вика, - сказал Герман гладя ее по спине, - мы просто сделали друг другу приятное. Правда?
- Я ... я не знаю, - остановившись, тихо пролепетала Вика, - со мной такое в первый раз.
- Всегда что-то бывает в первый раз. Скажи - тебе понравилось?
- Да, - еще тише проговорила она и, одернув платье, выскочила из нашей комнатки, на ходу поправляя прическу.
- Как тебе она? - спросил Герман у Кати.
- Ей бы перестать быть такой зажатой. У нее просто вулкан страстей внутри, - ответила Катя.

* * * **

Вика стала подсматривать за Германом сквозь щелочку в его двери.
И вот однажды, подсматривая в очередной раз, она не заметила, как открылась дверь, и Герман втащил её в комнату.
Он стал раздевать Вику. Герман медленно расстегнул на ней шелковую блузку. За каждой расстегнутой пуговицей следовал поцелуй в обнажившееся место. Вика охотно выскользнула из блузки и бросила ее на пол. Добравшись до лифчика и расстегнув его, Герман сказал, что у неё большие сисечки. Она руками подняла их вверх. Это движение произвело на него возбуждающее впечатление. Герман положил ладони на ее великолепно сформировавшиеся груди и стал нежно их массировать. Герман стоял перед ней и медленно покрывал ее тело поцелуями. От живота он медленно поднимался выше и, наконец, начал возбуждать своими губами и языком ее грудки. Вика тихо застонала. Ее руки скользнули в вырез спортивной майки Германа и гладили его спину.
Вика подобрала ноги так, чтобы ее юбка подтянулась вверх. Затем сняла трусики. Герман расстегнул брюки и спустил их вниз вместе с трусами. Не успела она опомниться, как была уже раздета догола. Он брал её сиськи, мял и тискал, сосал соски, а другой рукой яростно дрочил свой здоровый член. Шкурка под его рукой то оголяла красноватую перед залупой ткань, то опять наползала. Он стал на колени, раздвинул бедра Вики и стал лизать верхнюю часть влагалища. Язык щекотал её малые губы, углублялся внутрь. Руками он больно сжимал её круглые ягодицы. Вика же с любопытством смотрела на его член.
Он почти всю её облизал, доведя почти до оргазма. Встав на колени, попытался ввести свой здоровый член во влагалище, но громадная залупа не входила.
Тогда он лег на спину, намазав залупу вазелином, и попросил Вику расширить пальцами влагалище. Она села на колени и расширила влагалище.
Он приподнял свои ягодицы и медленно стал насаживать Вику на свой здоровый член.
Залупа медленно вошла во влагалище. Предчувствуя сладострастие, она с нетерпением ждала, что будет дальше. Член вошел до половины, а затем скрылся до основания во влагалище. Залупа уперлась ей в заднюю стенку матки, все влагалище было напряжено. Герман вошел в нее, сначала осторожно и медленно, а затем все быстрее и безудержно. Оба тяжело дышали в ритме акта. В глазах Вики все начало вертеться. Она вцепилась ему в волосы.
Она стала прогибаться в животе, как подсказывал он, держа его за бедра. Член то выходил до головки, то вновь исчезал во влагалище.
Трение было изумительное. Он же, тем временем, указательным пальцем теребил Вике клитор, нащупывая его головку. В зеркале она видела, как сначала медленно, а затем все быстрее стали прыгать её увесистые сиськи, мелькая сосками. Зрелище было сверхэротическое. Он же то поднимал, то опускал свой зад. Оргазм наступил минут через 30. Шея и верхняя часть груди покрылась у Вики красной сыпью, а соски поднялись, встали и затвердели. Он же, наклонив Вику к себе, стал по очереди сосать её стоячие соски и концы грудей. Она была на седьмом небе от сладострастия. Руками приподымая её большие сиськи, он как бы взвешивал каждую, целуя их со всех сторон.
Судорога прошла по телу Вики, бедра напряглись, и она кончила подряд два раза. Вика чувствовала, что он не кончил. Подмывшись, они выпили, и он предложил ей "коинтус интермаме". Попросив Вику лечь на спину, Герман положил две подушки под спину. Встав на колени, он ладонями сдавил сиськи с обеих сторон. Затем приподнялся и стал втаскивать свой здоровый член с напрягшимися жилками между её сисечками.
Медленно, затем убыстряя движения, он с силой вогнал член между сисек. Иной раз залупа упиралась Вике в шею и щекотала ее. Член то появлялся, то исчезал. Минут через 10 она заметила, как бедра его мелко-мелко задрожали, и живот вспотел. И он спустил Вике прямо на грудь. Сильной струей сперма ударила ей в шею и прозрачной, тягучей, липкой жидкостью растеклась по окружностям сисечек. Вставая, он капнул ей на левый сосок. Вика видела, как сгусток спермы расползается по околососковому пятну…

* * * * *

Герман и Вика сидят в комнате Германа. Герман рассказывает:
«Отличный денёк, до конца пары осталось 10-ть минут. Как надоел этот бух.учёт, нет больше мочи каждый день он, хотя есть плюсы, препод даже очень ничего, я бы с удовольствием посмотрел что у неё между ног. Ура, спасительный звонок все вышли, но я ещё здесь скоро сессия, надо договориться об оценке.
- Валерия Михайловна, извините я что-нибудь могу сделать для кабинета или для вас?
-Не знаю, не знаю, а боишься что не сдашь экзамен?
-Есть чуть-чуть!
Что то мне подсказало, что она попросит много денег. Как она сегодня прекрасно выглядит, белая блузочка, юбочка тоже белая подчёркивает её немного большую попку.
Она закончила с бумагами, подсела ко мне:
-Сколько ты сможешь дать?
-Ну я не знаю подскажите!
-Две тысячи и у тебя «пять».
-Но у меня нет таких денег, может как-нибудь другим способом можно, сделать ремонт например в аудитории.
-Нет, хотя я надеюсь, что наш разговор не уйдёт дальше этих дверей, кстати иди закрой дверь, хоть все уже и ушли, мало ли кто-нибудь услышит наш разговор.
Я подчинился
-Есть один способ, но я думаю, он тебе не понравится, полижи мне, я давно заметила, как ты на меня смотришь!
Я нырнул под парту. Она стянула вниз юбку, и я припал к её трусикам, они приятно пахли, на них просвечивалась жидкость. Я приспустил трусики, а там чудесно выбритая писька, мой язычок стал шаловливо играться с ней, и вот наступил момент оргазма, с неё потекло столько соков, что я не успевал их глотать. Пока она на секунду отключилась, запустил свои руки ей под блузку, я начал их сосать и облизывать, от чего она и пришла в себя.
-Что ты делаешь, у тебя уже пять.
-Может тебе и хватит, Лерочка, а я только разогрелся.
Я начал раздевать её. Недолго думая, я снял с неё всё и изумился её невероятно красивому телу. Я её посадил на стол и начал ласкать её, целовать всё её тело. Член стоял, и был уже давно готов дальше отрабатывать мой зачёт. Я достал его. Она изумилась ему и сказала, что он довольно-таки не плохой и самый большой, которым её когда-нибудь трахали. Ничего не ответив, я положил её на стол и с размаха всадил в неё свой член. Она ойкнула, а я с большим размахом начал трахать её. Она стонала. И через несколько минут задрожала и кончила. Я остановился. Полежав немного она сказала:
- А тебе действительно нужен этот зачёт, - и улыбнулась.
- Ещё как, - ответил я.
И мой член снова встал приготовясь до конца и стопроцентно заработать мне зачёт. Рядом со столом стоял стул, на который я тут же и сел. Взяв свою партнёршу, я подвёл её к себе поближе и насадил влагалищем на свой член. Она начала прыгать на нём, а я взявшись за её бедра старался как можно сильнее опускать её на мой член. Очень быстро она получила третий оргазм, после которого просто свалилась на меня. Она встала и сказала:
- Давай зачётку. Думаю, ты честно сегодня заработал зачёт.
Я ей принёс зачётку, в которую она поставила зачёт.
Я снова достал член. И попросил, чтоб она еще раз меня довела до оргазма. Она села на пол и начала страстно сосать. Через некоторое время я изверг ей струю спермы в рот. Она с жадностью всё это проглотила, после чего очистила мой член от остатков спермы.»
- Да ты что! – удивляется Вика. – Вот так сразу дала парню, а потом еще и в рот взяла?
- Ну да, - подтверждает Герман.
Вика расстегивает верхние пуговицы халата, ласкает свою грудь:
- А потом что было?
Герман продолжает:
«Тут раздался стук в дверь, мы посмотрели друг на друга, она быстро натянула юбку и застегнула блузку, я же совсем забыл, что ширинка у меня расстёгнута, и торчит хуй, пошёл открывать дверь, на пороге стояла староста группы с вылупленными глазами. Она прошла в кабинет, закрыла за собой дверь, встала на колени и взяла мой хуй в рот, после того как я кончил ей в рот мы долго сосались с ней, потом я вспомнил про Валерию, она сидела на стуле полностью раздетая и маструбировала.
-Вы трахайтесь, а я пока посмотрю.
От этих слов мой хуй опять подскочил, я спустил штаны со старосты, положил её на стол и вошёл в неё, потом вытащил и вставил хуй ей в попку. Она закричала, но мне было всё равно - я вошёл в азарт, вскоре она начала подвиливать мне. Я высунул хуй, он был в полной боевой готовности подошёл Свете, попросил её встать раком и зашёл в её разработанное очко, после того как я кончил я долго лизал у обеих сучек.»
Вика уже сунула руку в трусики и дрочит себя, учащенно дыша.
- Ты и вторую выебал? – спрашивает она. – Врешь наверное?
- Да зачем мне врать
Вика возбуждена. Она ласкает свои грудь и влагалище. Говорит прерывистым голосом:
- Герман, так нельзя, так подцепить что-нибудь можно. Надо тебя проверить…
Она ласкала его член и яйца.
Вика замолчала.
- Давай в зад... - вдруг прошептала Вика. - Правда, это несколько выходит за пределы моего обычного репертуара... Ну, да ладно... Меньше вероятности заболеть...
Она снимает халат и трусики, становится на четвереньки на постель. Герман смазывает ей задницу кремом, вводит туда палец.
- А ты Катю тоже в задницу имел? - вдруг спрашивает Вика.
- Да.
- Ну и как, ей нравится?
- Ну… Она кончает.
- А маму?
- Да... Ей нравится, она тоже кончает.
Вика помогла рукой, и член Германа ворвался в заднее отверстие. Женщина застонала от боли, но сразу же стала подмахивать, все ускоряя движения. А потом схватила его руку:
- Потри, потри клитор...
Его пальцы погрузились в мокрое влагалище и уцепились за торчавший оттуда отросточек.
- Так... хорошо... - шептала женщина. - Милый мой, умница... О!.. Какой кайф!..
Её оргазм был сильным. Герман кончил ей в задницу. Ему понравилось.
Герман все же сходил в поликлинику и проверился. Ему повезло, он не заразился.


* * * * *

Герман, наконец заглянул к Валерии Михайловне в кабинет. Она подошла к нему. Расстегнула пуговицу брюк, а затем медленно, специально растягивая момент, потянула вниз замок молнии, под которым явно чувствовался возбужденный член. Он произнес:
— Обожди секунду.
И отвел Валерию Михайловну к кожаному креслу, сел на него, а она опустилась на колени прямо перед ним. Он помог ей снять свои штаны до лодыжек.
— Надеюсь, ты успел закрыть дверной замок, так ведь? — спросила она.
— Конечно, — ответил он нетерпеливо.
Валерия Михайловна опустилась вниз, расстегивая свои юбку и блузку. То же самое затем проделала и с бюстгальтером. Какое-то время ей пришлось повозиться, после чего, быстро поднявшись, сбросила все свои одежды на пол. Он притянул её к себе и сжал попку, как только обнаженное тело уперлось в его влажный отросток. Сняв рубашку, он сбросил все на пол. Валерия Михайловна игриво лизнула его сосок, и его петух дернулся. После этого она поднялась и оперлась попкой на стол, демонстрируя ему влагалище. Он встал, протянул руку к столу и буквально смел с него все, за исключением лампы. Промокашка, ручки, книги, бумажные зажимы, степлеры грохнулись на пол и разлетелись в разные стороны. Валерия Михайловна уселась на стол и, отклонившись назад, оперлась на локти, после чего поманила его пальцем. Герман подошел к ней.
Жестом он предложил сесть на него. Валерия Михайловна уселась верхом на его колени, в то время как он положил свою ладонь на ее грудь. Прильнув губами к одному из сосков, он взялся двумя пальцами за другой. Он просунул вниз руку и погладил пальцами клитор.
— Повернись и сядь на меня.
Она сделала так, как ей было велено. Так или иначе, но соблазнительница превратилась в совращенную, что вполне Валерию Михайловну удовлетворяло всегда, когда была в настроении, а сейчас она явно была в настроении.
— Давай опускайся прямо на него.
Как только она придвинула свою дырочку вниз, его член уперся головкой в клитор.
Своими руками Валерия Михайловна направила его ко входу и плавно села. Когда она начала двигаться вверх и вниз, он обхватил одной рукой ее левую грудь, а другой потянулся вниз к влагалищу. Его пальцы коснулись и нежно начали гладить лепестки раскрывшегося цветка. Затем он стал играть с клитором, при этом его пальцы сначала нежно поглаживали его, затем движения стали быстрее, и она почувствовала, что через несколько мгновений уже не сможет сдержаться. И тут он остановился, словно догадался об этом.
Затем, после того как надвинувшийся было оргазм стал ослабевать, так и не наступив, он начал все заново, но на этот раз очень медленно. Руки гладили все тело Валерии Михайловны: грудь, живот, бедра, ноги и попку, которую он в завершение своих ласк взял обеими руками и слегка сжал. Затем его пальцы соскользнули к заднему отверстию. Она почувствовала, как оргазм вновь начинает возвращаться к ней прямо изнутри, и ее движения стали еще быстрее. Его палец оставался все это время внутри Валерии Михайловны. На этот раз он позволил ей кончить. Казалось, что у нее внутри обрушилась кирпичная стена. Влагалище сидело плотно на его петухе, совершенно не желая отпускать его. Она вывела его пальцы, поднялась и повернулась к нему лицом. Ни единого слова не могло прийти ей на ум. Валерия Михайловна чувствовала, что должна что-то сказать. Он широко улыбнулся и поинтересовался:
— Ну что, здорово?
Она вздохнула и сказала:
— Да, можно сказать, что так оно и есть, а может быть, и лучше!
— Я дам тебе несколько минут отдохнуть, а затем мне хотелось бы получить свою порцию удовольствия.
Валерия Михайловна посмотрела вниз, его крепыш раскачивался, сохраняя свои прежние размеры. Оглядевшись вокруг, она увидела бутылку и попросила попить. Он поднялся и принес ей. Взяв в руки хрупкий бумажный стаканчик и сделав глоток холодной воды, она смяла его и швырнула в корзину для мусора.
— Готова? — спросил он.
— Конечно!
— Хорошо, ложись опять на стол, только так, чтобы твоя попка была на краю.
Она подчинилась. Он встал позади стола и вставил свой меч в ножны. Затем, взявшись за бедра Валерии Михайловны, медленно ввел его внутрь.
Наклонившись к ней, он нежно поцеловал ее, ощущая остатки холодной воды на языке. Она чувствовала, как волосы на его груди, влажные от пота, трутся о соски. Ритм движений стал быстрее, а дыхание еще громче. Она почувствовала, как он все больше и больше погружается в ненасытный зев.
Насколько это было возможным, Валерия Михайловна подстраивалась к его ритму. Задыхаясь, он с трудом пытался сдержать оргазм. Затем резко вогнал отросток в нее и не выпускал его оттуда, пока полностью не разрядился.
Они закрыли глаза. Он вынул свой; наполовину изможденный и влажный инструмент.
Она поцеловала его, Герман ушел. Дверь хлопнула, и она начала надевать на себя бюстгальтер. Дверь медленно открылась.
— Ты вернулся, чтобы получить еще?
— Извините меня...
Её мышеподобная средних лет секретарша была в шоке, но не могла уже отвести своих глаз в сторону. Она подняла с пола свои трусики и произнесла достаточно спокойно:
— Вы когда-нибудь научитесь стучать? Мне нужно уйти, посмотреть кое-что в картотеке. Не могли бы вы быть столь любезны, убрать весь этот беспорядок?
Застегнув молнию юбки, она вышла из кабинета.

* * * * *

Когда Герман вернулся домой из института, в прихожей возилась Катя. Герман потянулся к ней и обнял.
- Все дома, - прошептала Катя. – Не надо.
Но Герман уже расстегивал ей халат. На ней остались только трусики и чулки. Она потянулась к его брюкам, расстегнула их, а потом сунула внутрь руки, чтобы освободить пенис. Перехватило дыхание, когда Катя почувствовала его прижатым во всю длину к своему животу.
Катя ухватила фаллос, ощущая удивительную мощь, пока он каменел у неё в руках. Он не мог долго вытерпеть эту сладкую муку и убрал её руки. А его рука медленно спускалась по её телу, постепенно сводя её с ума, потому что Катя точно знала, где рука остановится. Колени слабели с каждой минутой, и, когда палец проник внутрь неё, ей пришлось повиснуть на его плечах. Катя качнулась бедрами к нему, когда его палец творил что-то невообразимое внутри женщины.
Катя застонала. Герман посадил её на тумбочку. Он стоял между широко разведенных ног, задумчиво глядя на женщину, а потом вдруг вошел одним быстрым сильным движением. Она обвила его ногами, чтобы он не мог выскользнуть, и встречала бедрами каждый толчок. Пальцы больно впились ей в бедра и подтянули, насаживая еще глубже еще глубже, и мощный оргазм судорогой прошел по её телу. Тут же скрутило и его.
Герман тут же вышел из неё и сразу потерял к женщине интерес. Он вытер член катиными трусами и поправил одежду.
Дверь комнаты Вики была открыта. Она сидела в расстегнутом халате, одетом на голое тело. Её правая рука лежала между широко раздвинутых ног и бешено двигалась, левая лежала на груди. Герман подошел к ней, поцеловал её в щеку, вышел из комнаты.
Галина Ивановна была на кухне и тоже дрочила себя, сунув руку под резинку спортивных брюк.
- Я зайду к тебе через полчасика? – спросила она прерывистым голосом.
- Нет, - коротко ответил Герман и скрылся у себя в комнате.

* * * * *

Связь Германа и Валерии Михайловны продолжалась. Сегодня они были в клубе.
У Валерии Михайловны под платьем скрывалась пара сочных дынь. Это богатство приходилось поддерживать бюстгальтером, поэтому Герману частенько было трудновато добраться до сладкой цели. Он решил оставить попытки до того момента, когда сможет раздеть Валерию Михайловну, и, приподняв юбку, скользнул рукой по ноге вверх, туда, где кончался шелковый чулок. Герман не мог более оставаться спокойным. Рука поднялась выше по бедру Валерии Михайловны и проникла под кружевной край шелковых трусиков.
— Какой же ты нетерпеливый! — прошептала Валерия Михайловна.
Однако она отнюдь не воспротивилась его действиям, но слегка раздвинула ноги, чтобы облегчить доступ к покрытой завитками волос мягкой плоти.
— Ты так возбуждаешь меня... — пробормотал Герман. — Не могу больше ждать.
— И чего же тебе хотелось? — игриво спросила Валерия Михайловна.
— Мне хотелось вытащить тебя на улицу и взять в первой же ближайшей темной подворотне.
Женская рука покоилась на бедре Германа. Усмехнувшись его словам, Валерия Михайловна провела кончиками пальцев по ширинке поклонника.
— Ты и в самом деле возбужден, мой милый! — негромко воскликнула она. — Неужели оттого, что Сергей попытался погладить меня пониже спины?
Задавая вопрос, Валерия Михайловна была не совсем откровенна, несколько расплывчато трактуя все, что произошло на танцевальной площадке. Сергей не просто попытался погладить Валерию Михайловну во время танца, но в полной мере преуспел в этом. Он исследовал округлости через платье и трусики настолько прилежно, что их плавные изгибы, форма, размеры, а также глубокая щель посередине навсегда останутся запечатленными в его памяти. Валерия Михайловна в свою очередь нисколько не возмутилась и не сделала даже малейшей попытки пресечь поползновения Сергея, поскольку была чувственной женщиной и любила ласки.
— Когда увидел, как он лапает тебя, я чуть не взбесился от ревности, — сказал Герман, не очень веря собственным словам, однако стараясь убедить Анну в их правдивости. — Мне ничего не оставалось, как немедленно вернуться с тобой на танцевальную площадку и самому приласкать тебя, чтобы уничтожить память о его наглых прикосновениях. С тех пор и с ума схожу от желания, теперь ты сама можешь в этом убедиться.
—Приятно слышать, мой дорогой,: —сказала Валерия Михайловна.
Она снова усмехнулась, расстегнула пуговицы на брюках и дотронулась до яичек. Он вздрогнул от прикосновения к разгоряченной плоти. Выходя из клуба, он лишь обернул шею длинным белым шелковым шарфом, пальто же надевать не стал, теперь оно, свисая с локтя, прикрывало медленные движения руки Валерии Михайловны. Когда его пальцы заиграли внутри маленького горячего алькова, пришел ее черед томно вздохнуть. Она освободила предмет своих забот от покровов одежды, чтобы мужская ладонь могла полнее насладиться им.
Хотя они оба испытывали огромное удовольствие, возбуждая друг друга, Валерия Михайловна следила, чтобы игра не зашла слишком далеко. Было бы ошибкой объяснить ее осторожность чувством приличия или скромностью, ибо приличия волновали женщину не больше, чем Германа, а скромностью она отличалась еще меньше, чем он. Но она не собиралась позволить ему выпустить заряд страсти прежде, чем орудие будет надежно укрыто в самом, как она думала, подходящем для этого месте — во влагалище. А это станет возможным только тогда, когда они доберутся до спальни и она удобно ляжет на спину.
Услышав, как участилось дыхание Германа под воздействием нарастающего возбуждения, Валерия Михайловна приоткрыла рот и влажным языком пробежала по его губам.
Ласковые пальцы Германа также не оставили Валерию Михайловну безучастной, она успела проделать немалый путь наверх по горе наслаждения. Но в отместку он не дал ей добраться до вершины, как бы близко та ни была. Герман знал, что еще несколько движений руки под шелком трусиков, и она смогла бы преодолеть гору:
Влажный поцелуй и горячий язык женщины молили о том, чтобы он позволил довершить удовольствие, но пальцы прекратили игру.
В отличие от Валерии Михайловны Герман не отнял руки, оставив ладонь неподвижно покоиться на гладкой коже, тем самым не позволяя женщине ни расслабиться, ни достичь предела владевшего ею возбуждения.
— Мучитель! — проговорила Валерия Михайловна, глубоко вздохнув.
Сдвинув ноги и зажав его руку, как в тиски, она пыталась побудить его возобновить ласки. Однако она отлично знала, что Герман не поддастся, потому что они уже не в первый раз играли в эту игру.
Любовники занимались этим в такси, разъезжая ночами по городу, в полутьме театров и кинотеатров, в ложах оперы и на симфонических концертах. Они мучили друг друга пыткой неутоленной жажды, слушая музыку Бетховена, присутствуя на представлениях современных пьес или на показе новейших фильмов в кинотеатрах.
Соль игры заключалась в том, чтобы резко остановиться за две секунды до финиша, оставив распаленную жертву ни с чем. Потом, когда накал страстей несколько ослабевал, обычно жертва начинала сызнова в надежде отыграться, но иногда первым возобновлял игру победитель.
Случалось, что кто-нибудь ошибался в оценке состояния партнера и прекращал игру на несколько секунд позже, чем следовало бы для победы. И тогда они переживали забавные моменты и потом часто вспоминали, как, например, пронзительно и сладострастно закричала Валерия Михайловна на балете “Шехерезада”, когда красочное балетное действо было в самом разгаре, а танцовщики в ярких одеждах особенно высоко парили над сценой, или тот случай, когда Герман перешел грань и излил свой восторг прямо в руку Валерии Михайловны на просмотре фильма Жана Ренуара, который им обоим весьма понравился.
Выглянув в окно машины, Валерия Михайловна поняла, что ехать им осталось недолго. Однако она горела желанием отыграться, более того, считала своим долгом чести отомстить Герману немедленно. Рука вновь нырнула под складки свернутого пальто, и Герман приготовился к новым прикосновениям. Но женщине пришла в голову более интересная мысль:
Конец длинного белого шелкового шарфа она быстро обернула вокруг того, что Герман считал своей законной гордостью.
— О-о... Валерия, что ты делаешь? — от неожиданности у него перехватило дыхание.
— Хочешь знать, что делаю? — шепнула она ему в ухо, растирая пальцами белый шелк.
Она снова поцеловала его, и светлая прядь волос упала ему на лицо. Это нежное прикосновение чуть было не стало последней каплей, переполнившей чашу сладостных мук Германа, нервы были напряжены до предела, он чувствовал, что вот-вот перестанет владеть собой. Подхлестываемый возбуждением, Герман попытался освободить руку, зажатую между бедер Валерии Михайловны, чтобы самому включиться в дразнящую игру. Но девушка крепко сжимала ноги, мешая ему добраться до уязвимого места, сама же продолжала мучить его с утонченной жестокостью.
—О, да, знаю я, чего ты хочешь, — прошипела она язвительно, — но ты этого не получишь, хоть на коленях умоляй!
Но торжество тут же сменилось испугом, она поняла, что любовник зашел слишком далеко. Его спина напряглась и выпрямилась, ноги сильно вздрагивали, и Валерия Михайловна уже не сомневалась, что вот-вот ощутит влажный взрыв страсти сквозь тонкий шарф. Но в этот самый момент такси свернуло к обочине и, взвизгнув тормозами, остановилось, при этом оба пассажира едва не упали на пол. Шофер уверенно объявил, что они прибыли.
Бедный Герман не мог не пожалеть, что поездка закончилась так быстро, а ему не удалось добраться до конца другого пути, того, по которому его вела Валерия Михайловна. Она отодвинулась, разжала бедра и сбросила с себя его руку; он же сидел, с трудом переводя дух, изо всех сил стараясь успокоиться, застегнуть брюки не было никакой возможности, так как шофер обернулся, чтобы сказать, сколько они ему должны. Герман неуклюже выбрался из машины, прикрываясь висевшим на локте пальто.
Расплачивался он одной рукой, а Валерия Михайловна стояла на тротуаре, посмеиваясь над его неловкостью и радуясь победе.
Квартира была на втором этаже, и они принялись подниматься по лестнице. Герман тяжело дышал, словно взбирался не по ступенькам, а по крутой горе. Обняв женщину за талию, он с маниакальной настойчивостью пытался добраться до нежной кожи, но одежда мешала ему. Воспользовавшись его замешательством, Валерия Михайловна просунула руку под складки пальто и дотронулась до обнаженной головки члена. Герман резко вздрогнул, чем вызвал игривый смешок Валерии Михайловны. Стремясь предотвратить нежелательные неожиданности, Валерия Михайловна крепко сжала вздыбленную плоть. Прежде они должны добраться до дому, где она удобно раскинется на постели и пожнет плоды трудов, начатых в такси. Однако очень скоро женщине пришлось признать, что она не сумела правильно разобраться в ситуации. Они поднялись еще на три ступеньки и оказались на лестничной площадке, и тут возбуждение, терзавшее Германа, сделалось окончательно невыносимым, более сдерживаться не было никакой возможности.
Он оторвал от себя руку Валерии Михайловны и, прежде чем она успела догадаться о его намерениях, схватил за плечи и рывком повернул лицом к лестничному пролету.



Рейтинг: 3.67/5
Просмотров: 5426
 Разместил: RonVisal

 «   Декабрь 
пнвтсрчтптсбвс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Есть ли у Вас свои эротические рассказы?

Нет.55% 55%[1931]
Да.23% 23%[827]
Могу написать.21% 21%[746]

Всего ответов: 3505


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.