Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



08-06-2007  Погибший миф
Страница: 1/1

Жаркое лето. Сейчас в самый разгар дня мелкие кумушки накаленные словно горящий уголь обжигают босые ноги и чтоб миновать ожогов иду вдоль берега по прохладной мокрой линии играющих волн. Залив Кассандра омывает берега двух полуостровов. Напротив видно длинный хребет гор соседа. А тут чуть левее остров интересно живет кто-нибудь там или его обитатели ночные призраки хранящие закопанные сокровища древних пиратов. Расстояние до острова далекое. С бинокля удается разглядеть пятна зелени на фоне коричневато-желтого холма.

А вот рыбацкий катер в метрах ста, где с шоколадным загаром полураздетые рыбаки сосут пиво с бутылок их рассмотреть можно до мелочей. Красиво здесь, однако мне одиноко и скучно. Сам живу в Салоники до дому два с половиной часа езды все друзья и родственники и милые красотки в городе, а я с кучкой маляров торчу тут целый месяц. Послал нас шеф красить виллы богатых людей. В округе густой лес, где ползают метровые змеи и неугомонно стрекочут кузнечики. Границу леса местами сразу обрезает море. Ближайший магазин в деревне за семь километров от нас. Бывает, останемся без продуктов и сигарет, а машины под рукой нет, тогда решаем прогуляться пешком в деревню или ждать попутный автомобиль из той гостиницы, что на спуске за холмом или из тех пустующих дач раскиданных редко на склоне гор. Быть может, встретится добродушный водитель и подвезет нас в деревню, однако надеется легче на Аладдина с ковром самолетом и его покорного слугу джина, чем на добродушного водителя. В гостинице где десяток номеров кроме лая собаки нечего не слышно разве только однажды раздался женский хохот. Впрочем, запоздавший летний сезон вступил в свою силу буквально на днях. Толпы туристов скоро затопчут гостиницы, уже топчут. Наш уголок неведом гостям и даже местным Грекам. Дорогу сюда знают лишь единицы и те словно договорившись, приезжают хором к середине лета. А наша задача быть сегодня в магазине. Скоротать путь через лес опасно прогрызенная тропа пересекается с водопоем для овец. У местного пастуха собаки как динозавры разорвут в мгновение. Обычно мы играем в карты и двое проигравших добираются любым способом до деревни. Я сам хожу через лес, но ни как проигравший, а как обозреватель. Порой уставший от работы и утомленный монотонными молитвами сходить в магазин. Я соглашаюсь, радуясь лишь короткому избавлению от пропитанных потом и краской маляров. Хожу с пожилым попутчиком. Он бородатый Грузин любит природу. Любопытство и мужская жажда приключений манит нас бродить часами по лесу, где в зарослях таятся змеи, и густится страх встретить огромных псов. На случай столкновения с демонами пастуха вооружаемся бесполезными дубинами.
В действительности красочность пейзажа наполняет желанием к жизни и любви. В дневные часы ветер несет соленый запах моря затем мешает аромат цветов, деревьев и дует как сейчас с заросших гор.
Я подошел к бару. Вид бамбуковых столиков, перил, столбов и соломенной крыши рисует в воображении Африку. В баре работает мой знакомый Албанец друг того парня, который смотрит за газонами вилл и иногда привозит нам наши заказы из магазина. Остальные четверо Албанцев выполняют на виллах черную работу. Он официант, он же сторож, он же бармен, он же дожидается вечер когда приедет хозяин в надежде ранних посетителей.
- Эй Джимми, привет. – Крикнул я Албанцу – Налей воду и льда забрось. Жарко, горло пересохло. Сдохнуть можно.
Как дела Александрос?
Плохо. Надоело мне здесь. Друзей нет, девушек нет, скучно, домой хочу. Съездить бы туда в Певтохори поохотится на женщин.
Там людей много, приехали эти квадратные Немцы и неряшливые Англичане, а эти наивные Русские белые как снег приезжают из своего холодильника и лезут в пекло дня в море. Я познакомился с одной Белоснежкой из Москвы. Объясняю ей, нельзя с первого раза днем загорать или просто лежать даже под зонтиком. Нет, не послушала курица. К вечеру покраснела как вареный рак, кожа облезла, вопила от боли целую ночь. Обидно весь кайф там, а здесь глухая жопа.
Подожди еще неделя две, потом здесь будешь искать свободное место.
Ох, если вытерплю еще одну неделю. Старики с кем я работаю, нервы скребут. Немцы облюбовали место около нашего объекта там они купаются совершенно голыми. Трое женщин с двумя детьми. Эти пердуны с работы хватают мой бинокль видят сиськи и начинают ахать охать плюс яйца чесать. Пассивные буйволы, глазеют тупо лишь для зарядки словесных подвигов. Трусы, боятся шагнуть на встречу голым Немкам. Говорю бригадиру отпусти на разведку. Нет, сука не пускает, уйду без спроса, засучит. Не хочу лишних проблем. Терплю, Думаю вот после работы, если приедут эти немцы пойду понюхаю, чем Немцы дышат. Если знают Английский смогу языком поработать, заворожу каждую или почти каждую. Облом вечером никого здесь нет, а вот там за горой людей полно. Пойду в ту сторону там место хорошее скалы в море заходят и там тень прохладно там может под подводными глыбами поймаю осьминогов.
Давай, удачной ловли. – Пожелал на прощание Албанец.
Выпив холодную воду залпом и хрустнув во рту кубиками льда, я простился с Албанцем и пошел к тем скалам, прерывающим берег и отделяющим меня от всей прелести жизни. За скалами в метрах двух ста находится очень маленький город наверно лучше подобрать другое выражение большая деревня с крупными гостиницами. В обход по дороге пол часа езды. Обидно, если произнесу напрасно речь о стремление прогуляться в людный город то мои старики врожденные строители парадным шагом под бой барабанов отправятся бальзамировать меня и наверняка в приданное забинтуют, превращая меня в молчаливую мумию. Я чувствую себя заключенным, когда думаю, что приговорен выслушивать сухую испорченную грязным матом болтовню моих собратьев по работе. Удел мой скуден, когда выхожу на балкон, слыша нежное колыхание волн и вдыхая соленую свежесть моря я вспоминаю голых Германских женщин, которых видел с окна виллы, где я красил стены. Тогда тело мое ломится, трещит и рвется. Я хочу любви и секса, взамен терплю муки наказания, словно проклятый грешник связанный толстыми цепями. Почему? Ведь так близко за скалами кипит жизнь, где можно владеть тем, что видишь, чувствуешь и слышишь.
Карабкаясь вверх на черные скалы, я боролся с бурными эмоциями. Возле неведомой дыры в пещеру нашел удобное место для привала. Заглянув на писк из полумрака пещеры, с удивлением обнаружил обитание летучих мышей. Глаза слипались. Уютно усевшись, я на минут пятнадцать забылся. Вскоре загудел вопрос, какого хрена сижу под солнцем. Пора нырять искать осьминогов. Отсюда сверху видно на глубине шести семи метров песчаное дно. На дне большие осколки скал, поросшие зеленью и посыпанные морскими ежами. Их колючие иголки, случайно проколовшие ноги страшат нарывами и гноем. Вон поплыла стайка рыб сверкая из глубины чешуёй. Хорошо наблюдать за подводной фауной однако так же важно познать истину о самосохранений, например чтоб обойтись от жареного иначе шашлыка конкретно из собственного мяса, пожалуй, принять спасение можно внизу в тени. Туда я пополз. Тут по скалам трудно шагать велик риск свалиться вниз.
Что за новость, что это обалдение, или солнечный удар стукнул меня в голову. Внизу на расстеленном полотенце лежит одежда. Вроде никого не было неужели пока я дремал за мной следом кто-то пришел. Что за гости, курица или петух?
Подо мной под плоским выступом, где я стою на ногах, гадая, кто же он или она, вдруг послышался плеск воды. Я постарался заглянуть под выступ. Зря, ничего не видно. Лучше спустится, разведать, чьи шмотки мужские или женские, а там думать если она, значит, ждать, когда вернется, а если он, то пусть купается на здоровье, пойду обедать.
Тихо спустившись, я подкрался к одежде. К великой радости под белой майкой лежит юбка и узкие, женские трусики. Теперь буду ждать когда скрытая за поворотом утеса незнакомка выйдет на сушу. Улетая мыслями в высоту небес, в царство главного бога Зевса я, зажмурив глаза, лег на теплые камни. Интересно она думает, что кроме летающих чаек в округе нет живой души? Незнакомка даже не подозревает, что рядом с её трусиками лежит посторонний мужчина. Ох, надеюсь, Зевс не подсунет старуху. Где же она, пора на сушу, разве ей ещё не надоели теплые воды средиземного моря. Глаза закрываются, тянет на сон.
Я очнулся от визга. Незнакомка испугалась, увидев около её одежды лежащего мужчину. С трудом веря в невероятную для неё аномалию она, пряча ладонями свои гениталии неуверенно шагнула к одежде.
Сюрприз Зевса, впереди меня неизвестная обнаженная молодая красавица. Её черные мокрые волосы закрыли лицо. Волосы ей мешают смотреть, однако она словно прячется за ними и, застыв, продолжает изучать мою внешность. Солнце лишь слегка подрумянило её кожу. Сверкающие капли переливаются перламутром катясь вниз по изящному телу. Фигура модели. Может это шутка Зевса? Нет, боги не шутят они не люди.
- Откуда ты взялся?
- С небес – ответил я, тыча указательным пальцем верх. – Я твой Ангел хранитель прилетел спасти твою душу от злодеев.
Отвернись – недовольно сказала девушка и более милосердно добавила – Шутник.
Спорить я не буду. Она хватает полотенце, закутывается и садится рядом. Очевидно, спроста сказанные слова по загадочной причине задели корни чувств девицы. На долго ли?
Ты кто? – спросила она.
Александрос. А ты
Мария.
Она ведет себя строго, выпрямив спину гордо глядит куда то в даль горизонта. Превосходно условие данного положения мне выгодны.
Ты что тут делаешь?
Пришел, как и ты поплавать голым в без людном месте. – Ответил с иронией наблюдая как крикливые чайки, прилетая, усаживались на скале.
Вот как. Ты приехал один? – развернувшись ко мне, спросила Мария.
Нет, со мной пять человек, мы красим виллы те, которые там за баром.
Ах, вот как. Та вилла первая от моря моего отца. Значит, вы те рабочие, которые испортили нам мебель. Разлили ведро краски на новую, дорогую мебель. Вы бестолковые маляры, где же вас нашел отец. Как он вас терпит? Вы испачкали бассейн.
Началось. Не в ту степь разговор скачет. Она оказывается дочка богатого папы. Наверняка приехала отдохнуть. Есть край глобальной задачи соблазнить девицу хотя бы ради автомобиля чтоб не таскаться пешком в долбанный магазин. Это конечно в самом критичном случае если вдруг прозеваю неповторимую лотерею трахнуть Марию. Терпение слушать девичий концерт иссяк. Она готова сорвать все свои обиды на мне, пожалуй, следует её отвлечь, утихомирить.
Ах ты, богатая стерва будешь выговаривать свои недовольства. - Ответил на Русском языке. Мария местная Гречанка Русский не поймет, зато мне лучше. Албанцы засорили бассейн, а обвиняют нас, несправедливо. Нам запрещают плавать в их бассейне, сволочи, будто мы грязные животные отравим воду в их корыте. Командуют нами как рабами.
Что ты сказал? Ты Русский? - спросила она гордо с упреком.
Нет курица. – ответил на русском продолжив на греческом – Я Грек, а Русский знаю потому что жил в России.
Анализ положения эта голая курица, накрытая полотенцем хлещет меня обидами догадываюсь, обвинит в будущем в тяжких преступлениях разорвет на куски и, бросив дохнуть, уйдет прочь. Так, пора менять ход событий. Заметно она грустная значит, есть причина, которая пилит нервы. Попытка сбросить на меня все несчастия результат короткого замыкания мозгов. Выиграть она не выиграет, я тем более.
Мария – Начал я вступление, спокойным, душевным голосом – Твои красивые зеленые глаза слезятся огорчением, ты ясно знаешь, вина на том кто посеял горький корень внутри тебя. Мария, почувствуй своё дыхание, почувствуй, как ритм дыхания равняется к прибою волн. Ты видишь меня и понимаешь, мы здесь вдвоем, посмотри, как испаряется морская вода с твоего тела, представь так испаряются твои несчастия. Слышишь щебетание волн, слышишь, поют птички, слышишь, удаляется гул мотора рыбацкого катера, и напряжение твое удаляется, удаляется, удаляется далеко и ты расслабляешься. Видишь синее море, рябит, сверкает в лучах солнца. Видишь голубое небо чистое и спокойное как море, так и настроение твое меняется, улучшается, становится чистым как небо, спокойным как море. Чувствуешь полотенце впитывает влагу с твоего тела. Чувствуешь теплоту твоих рук. Я сижу рядом с тобой, а ты хорошо понимаешь, что я желаю тебе мира и радости, любви и счастья. Ты хорошо это понимаешь и тебе это очень нравиться. Улыбнись. Есть желание жить. Ты хорошо знаешь лучше быть с тем, кто рядом с тобою, кто совместно с тобою соединит любовь. Ты знаешь я здесь, рядом с тобою. Ты слышишь голос мой, я говорю тебе успокойся, закрой глаза и вспомни, вспомни нежные слова любимого, вспомни прекрасные минуты любви. Вспомни, как приятно когда касается любимый мужчина твоего тела. Я с тобой здесь рядом в близи. Так близко, что ты можешь ко мне коснутся. Я скажу тебе, что я твой новый друг. Закрой глаза и вспомни любовь. – Мария утонула в добром прошлом, тогда я коснулся её кисти, потер ладонь и пальчики. Они, обессилевши, повисли у меня на руке. Мария улыбнулась.
Вот теперь дело другое утихомирилась, отвлеклась. Можно продолжить. – Люди могут рассказывать о себе, обо всех переживаниях. Люди могут делиться между собой секретами. Тут Мария молвила.
Я хочу любви, нежности и ласки к себе. Я хочу сбежать от изверга. Я устала. Я хочу свободы. – Под конец она подняла голову вверх повторяя все громче и громче. – Свободы, свободы, я хочу свободы.
Ах ты, богатая курица. – Подумал я. – А я хочу тебя трахнуть взамен поделюсь любовью, нежностью и лаской.
Минуя напрасные гадания на гуще кофе, картах и прочей астрологий можно точно вычислить Мария в лапах монстра. Пытается бежать, увы, однако поздно клетка заперта на ключ. И что же делать? Жалеть, сочувствовать, рыдать, смирившись перед горем или бороться до конца, а если так то с чем конкретно.
Разве деньги твоего папы в твоей роскошной жизни уменьшают выбор хорошего нежно-любящего друга?
Нет. Отец заставляет насильно выйти замуж за чудовище. – Эпизод женского нытья, роль пленницы. – Он грубый, жестокий, бездарный дурак. Я его ненавижу.
Ненавидишь кого чудовище или отца? – Если отец заставляет насильно выйти замуж за чудовище значит он дьявол. Шепнула моя мысль.
Ненавижу этого осла, это чудовище. Он издевается надо мной. Я с ним живу как рабыня. Заставляет сидеть дома. Запрещает гулять с подругами. Запрещает краситься и одеваться, так как мне нравится. Ужас. Хочу нравиться людям, В конце концов, я нормальная женщина хочу, чтоб меня ценили, уважали и восхищались. Я не могу. Какой нормальный человек будет смотреть на крестьянку. Никто уважать меня не будет при такой жизни. Он ревнует меня без причин. Если на меня смотрят мужчины это не значит что я лягу в постель всякому смотрящему на меня. А эта скотина устраивает мне скандал всякий раз, когда посторонний мужчина подходит ко мне с простым вопросом, «который час». Любого задевшего мое тело случайно или пусть специально, он считает их моими любовниками. Он следит за мной не доверяет, думает я сплю с другим.
Почему же ты соглашаешься выйти за него замуж? Разве отцу наплевать на счастье дочери? Он на столько упрям и бессердечен, должно быть серьезная причина раз отец твой настаивает выйти за него замуж. Если он, конечно, не сам дьявол.
Нет, мой отец добрый и хороший человек. Он сейчас в кризисе может обанкротиться. Единственный путь сохранить капитал для папы выдать меня замуж за скотину. Их семья богатая. Они выдвинули условие, выйти замуж за их сына взамен решить все наши экономические проблемы. Отцу выгодно, спасти положение всей семьи, выдав меня замуж, а мне нет. В противном случае мы потеряем все и эту виллу тоже. Я соглашаюсь ради своей семьи.
Великолепно. Героический поступок продаться монстру жениху, лишившись счастья до скончания веков, жертва ради блага своей семьи. Наверно тут искусно поработал папа, зажал пружину понятий психологий в уме у бедной дочки. Жалко стало рабыню Марию или просто Марию. Надо же, ведь, богатые тоже плачут. Послушав историю, мое сердечное страдание и сострадание приклеилось к очаровательной Марии. Между нами рос дух доверия. Теперь по доброй совести я не могу назвать Марию «курица». Наоборот, я назову её «принцесса». Быть может просто, нежность слов ласкает слух, лишь потому, что я хочу её иметь.
Вечером комары скапливаются роем, помнить о них так же важно ведь я тут полу голый в одних спортивных брюках так и она почти как я, а возвращаться до объекта долго, минут пятнадцать. Козыря на руках удача соблазнить чарами нежных слов открытую душой и телом женщину сопутствует мне сегодня. Оригинально. Однако её печальный рассказ и зеленные глаза, скользящие взором по моему лицу в поисках помощи закололи внутри меня уснувшие чувства благотворительных дел. Вопреки горячему желанию изменить исход событий в замужестве Марии, увы, я бессилен. Там где деньги там и власть. К всеобщему союзу добрые изысканные речи должно быть слегка утешат милую рабыню.
Ты красивая мне нравишься, я бы увёз тебя в страну любовных сказочных приключений и там, в саду царя любви в цветах и аромате нежных запахов подарил бы ласки любви. Охранял бы от всяких чудовищ, и никто бы не смог причинить тебе вред. – Как близкий друг в сопереживании я поцеловал её в лоб.
А ещё он старше меня на тринадцать лет. – Добавила она – и никогда не говорил мне приятных слов.
Сколько ему лет?
Тридцать восемь.
Вычисляя разницу в нашем возрасте я почувствовал неожиданный поцелуй едва задевший мои губы. Тут мелькнула мысль, она на два года младше меня.
Исполнились блаженные минуты. Бросившись, словно лев на добычу я впился в её губы. С удовольствием пососав мягкие, подсоленные, эротические губки решил раздеться. Спортивные брюки и плавки взлетели в воздух. Какое чудо прижаться к обнаженной Марии. Я рухнул в объятья. Вздохнул эмоциями и заревел.
- Я хочу лизать и целовать, целовать и лизать. Я хочу иметь тебя целиком.
Просочившись языком ей в рот ощутив прелесть борьбы языков, я осознал, смотря в её зеленые глаза, на сколько велик огонь животного инстинкта. Её руки проползли под моим животом к каменеющему члену возлежащим на женском лоне.
- О, только представьте его жеребца, какой он славный и гордый. – Восхищалась Мария, почесывая им побритый треугольник, особенно больше внимания уделяя клитору. Затем пробормотала оценку.
- Он не такой длинный как у моего изверга Манолиса, он по размеру в самый раз для всех моих сексуальных забав. Я хочу иметь его распоряжаясь как собственным.
Ослепленный подарком Зевса, теряя терпение, я сполз целовать её бархатную кожу. Прилипнув губами к пышным грудям к горящим, красным соскам я познавал удовольствие, удовольствие дышать ароматом женской плоти и вкушать соленное тело Марии.
- Александрос – улыбаясь, позвала Мария. – Скажи ам.
- Зачем?
- Прошу. Скажи.
Ах, ей нравиться играть, а вся игра, чтоб красные соски макнуть мне в рот.
- Александрос пора доставить мне удовольствие.
Одурманенный похотью, под колдовством, вплетенных пальцев в черноту моих волос, под нарастающим давлением руки, давящей голову пониже, под звонкий голос «Давай лижи», я окунулся в волшебный уголок, откуда магнитный зов взывает дух мужчин склонится, порою на колени, чтоб услужить покорно женской воле.
В предвкушение сладострастия Мария откинула полотенце, обнажая стыдливый излюбленный нами мужчинами цветущий бутон. Широко раздвинула слегка загоревшие ножки и принялась, возбуждаясь, любопытно наблюдать как нежно целую её промежность. В конце концов её нервные окончания растерзанные дразнящими вокруг да около поцелуями заныли от жажды долгожданной оральной любви. Тогда Мария гремя воплями прижала меня носом к своему полову органу, заставляя насильно исполнить указ.
- Ну же Александрос, прекрати меня мучить, полижи мне. Я не могу больше терпеть, я разорвусь. Давай живо лизать, я сказала.
Я тронул языком налитый кровью бугорок и понял что умру от голода если воздержусь отведать чудесный лакомый кусочек. Эти морские соленные капельки на морщинистых складках половых губ блестели цветами радуги в лучах солнца перевалившим за край высоких скал. Мы забыли о сброшенном с нас покрывале тени. Я увлекся, тем чем же лучше заменить блестящие соленные капельки, например посыпать их сахаром или обмазать жидким шоколадом? Представляя картину у меня потекли слюнки. Идея возвысить до пика Марию хорошо сочеталась с собственным наслаждением облизать весь бутон.
Интонация стонов Марии менялась, когда искусные движения языком по клитору меняли курс, туда куда сейчас я с жадностью нападаю, на сочную, розовую мякоть рыхлых половых губ. Она кричала.
- Да, да, да так хорошо. Ты превосходен. Да Александрос, продолжай. О Александрос как мне хорошо, как мне приятно. Александрос внимание. Когда ласкаешь клитор, не жми сильно, осторожно с ним. Мужчины иногда забываются, трут клитор языком как наждачной бумагой, в итоге кроме больных раздражений ничего не почувствуешь.
Она согнула ноги в коленях, отсюда снизу между ног через впадинку груди я посмотрел на лицо Марии и хотел сказать, но был занят лишь молча произнес.
- Я знаю на сколько тебе приятно ощущать мой мокрый язык который сейчас входит витками в щель твоей вульвы для исследований пещеры. Ты тоже хорошо знаешь, что мало женщин кончают, от стимуляции языком влагалища, такая смена действий тушит клитор, а возвращение к нему возвышает остроту наслаждения, итак до бесконечности до самых божественных чувств. Однако мой язык скоро устанет.
Мария упивается фантастическими ласками, извиваясь, втягивает в себя силы жизни, её руки скачут то, по своему эластичному телу сжимая груди то, загребают груду камней то, снова в испуге хватают мне волосы. Конечно глупая ошибка держать мне голову, в напрасной боязни, что я оторвусь от вкусного цветущего бутона. Смогу разве только тогда когда получу награду за подаренные удовольствия. А награду получу, когда кончит, а кончит тогда когда устанет язык, а язык мой устал.
Мария дергаясь в судорогах удовлетворения закричала.
- Милый мой я хочу иметь тебя всегда с собой.
Вот полились женские соки, награда за долгий вожделенный труд.
Я похожий на вулкан ещё чуть-чуть готов взорваться. Восставший член ревет и рвется вторгнуться в изведанные языком владения. Воинственно вонзив его во влагалище пустился порабощать и царствовать. Наши тела и мысли слились в единстве. Внедряя свой твердый ствол во внутрь Марии, я понимал, что познаю ее, вторгаясь в душу. Испытывая удовольствие в горячем трении члена об слизистые стенки влагалища, я слушал довольные вопли Марии и догонял оргазм. Вот голос мой взлетел на крыльях внеземного чувства. Да, это классно. Затем обмякнув телом приземлился на Марию, успевшей кончить пару раз. Она обняла меня, поцеловала и сказала.
- Ты превосходен. Я хочу остаться с тобой навсегда.
Сгущались сумерки. Отражение синевшего неба темнело в море. Чайки до сих пор наблюдали за нами. Надеюсь её чудовищный жених не караулит где ни будь по близости в кустах, может она обойдется от ревнивого бешенства зверя. Расставаться мы не хотели. Пролежав несколько минут, Мария принялась расхаживать по мне щедрыми поцелуями. Близнецы куннилингус и фелляция должны дружить и жить вместе. Над источником женских фантазий она бороздила пальцами мои густые и блестящие, черные и жесткие кудри. Ах, изголодавшаяся кошечка. Сказав «ням» с аппетитом резко схватила мой вялый член. Сопя и фыркая, даже рыча как кошка, у которой отнимают мышь, Мария втянула член настолько глубоко и настолько сильно казалось, засосет меня целиком. Вот это кайф когда кружится слюнявый язык по головке и кусаются острые зубки. Мой богатырь окреп. Однако Мария не думает выпускать его из-за рта. Понятно хочет накормиться, густым молочком.
Глаза у меня поплыли вверх, расслабляются мышцы, кончаю. Значит, пора угощать Марию. Извергнулся фонтан. Она дорожа каждой каплей зажав член губами пьет сперму. Тут я молвил унесенный ветром восторга.
- Мария ты чудо.
Спустя время вернулись к началу круга. Забыв о всем на свете мы не заметили над нами прилетевший кровожадный рой комаров и только после долгих вожделенных сладострастий, когда до безумия устали, когда рай объял нас двух влюбленных, вдруг поняли что, наступила ночь.
Мы возвращались в сопровождение бледного месяца в глухой тишине и радости настроения. Красавец мерцал в уснувших водах любуясь на гладкой зеркальной поверхности своей многочисленной свитой искрящихся звезд. Расставшись, обещали, увидится на следующий день.
Наслажденный в полном покое я растянулся на кровати. Из бара по всему побережью разлилась музыка, наконец, на счастье хозяина долгожданные посетители забрели к нему под соломенную крышу. Под звуки мелодий, впервые засыпая без грубых упреков за вонь носков напарника пропитанных грязью я пожелал ему очень приятных снов.
Утром испортилась погода пошел дождь. Шторм мутил море, волны злобились, шипели, изливаясь пеной бешенства, разбивают не в чём не повинный берег. Я пошел на виллу где жила Мария чтоб увидеть её и забрать ведра с краской оставленные на кухне. Там мы закончили, осталось убрать следы нашего существования. Дверь мне открыла дама наверно её мать. Она вежливо впустила, предложив задержаться и выпить кофе.
Растрепанная, полусонная Мария была в кухне, варя на плите готовое к бегству кофе. Какое счастье видеть её снова. Однако в ответ на мою улыбку она с ухмылкой в надменной гордости бросила строгий взгляд. Что с ней заскоки или скрытые намеки? Прозвучал командой и пренебрежением холодный голос.
- Во первых вам следует убрать немедленно свои принадлежности, а во вторых взять за правило, никогда не оставлять свою рабочую грязь здесь. Свинство, вас нужно заставить чистить наши полы после вашей краски.
В стеклянные двери постучались две взрослые морщинистые Болгарки наводящие здесь ежедневно порядок. Они драят за нами полы забрызганные краской, впрочем, красим мы аккуратно без замечаний капризных клиентов.
Командный тон, взгляд госпожи, презрение и незаслуженный ответ без песчинки намека словно забыт прошедший день плотской любви. Странно, жизнь не предсказуема и крутой поворот судьбы неизбежно хватает почти каждого, порой переливая их ржавую натуру в золотые слитки или, наоборот, из драгоценного металла в дешевый тусклый свинец. Почему она омертвела ко мне чувствами? Я ответил оскорблено на Русском. Она не поймет, а мне же будет легче.
- Ты сукина курица, богатая сучка, вчера трахаемся сегодня ненавидим.
- Уходи – сказала Мария.
На улицу я вышел с упавшим настроением взглянул на серое ненастье, на капли моросившего дождя, на журчащую струйку текущей по рыхлой земле, где росли цветы украшавшие двор. За спиной хлопнула дверь. Тяжелые шаги грузного мужчины направились ко мне. Я обернулся он чуть выше меня ростом растопырив пистолетом пальцы тыкнул мне в лицо и словно пощечиной влепил короткий совет.
Не подходи к моей дочери и не смей ей улыбаться и не о чем не спрашивай. Понял.
Понятно. Ваша дочь богиня Венера и прикасаться к ней нельзя. Табу шамана.
Ты, кажется, меня не понял?
Да, нет, я понял вас, понял, что здесь непонятного.
Судьба жестока, а вот эта странная выходка Марии подозрительна. Вопреки желанию высказать все, я смолчал. Быть может Мария что-нибудь рассказала своему отцу и между ними был серьезный и строгий разговор? Конечно глупо рассказывать о вчерашних сексуальных происшествиях родному папе. Кто знает, может, сказала, что познакомилась со мной интересным привлекательным молодым человеком? Ведь трудно представить, что за одну улыбку и пару слов на Русском прогонят прочь. Гадать можно целый день факт другой мне запретили подходить к ней да она сама как бездушная статуя окаменела в отношении ко мне. Впрочем, во избежание сложных инцидентов её папаша очевидно решил изолировать родную дочку от мужчин.
К вечеру пасмурная погода сдалась. Черно-серые тучи рассеялись и сквозь ватные облака пробились лучи солнца. Я пошел к берегу, переходя дорогу, зеленый джип вывернувший из-за угла виллы тормознул около моих ног. За рулем сидела Мария, мы встретились глазами. С её красивых зеленых глаз покатилась слеза. Она поцеловала кончики своих пальцев, и чувство женских страданий передала мне, коснувшись ими моих губ.
Я тебя никогда не забуду. – Сказала она – Прощай дорогой мой Александрос.
Мария свернула на повороте и скрылась за листвой старых деревьев.
Ярость моря в гневе волн неугомонно бьет берег, пожалуй, спустя пару часов, когда царь Нептун устанет мутить собственные воды, тогда морские жители обретут мир спокойствия. Глядя на волны, передо мной всплыла легендарная Афродита рожденная из морской пены и в этом туманом облике сверкнул тающий образ прекрасной Марии.
На следующий день без предварительного звонка приехал наш шеф. У бассейна где мы встретились он сказал.
- Твоя миссия в Халкидики закончена. Ты едешь домой.
- А как же Мария. – Нечаянно в слух возразил я шефу.
- Вот поэтому ты едешь домой. Не зачем вмешиваться в жизнь наших клиентов. Давай собирайся, поедем скоро.
Конечно, шеф далек от правды. Он думает только о своем кармане.
Пролетели дни и месяцы, увы, больше я Марию не видел. Только в обрывках памяти любовная картина гласит, что есть в плену красавица, хранящая в тайне драгоценный ларёк воспоминаний о счастливом любовном нашем дне.



Рейтинг: 0.00/5
Просмотров: 3437
 Разместил: audition

 «   Ноябрь   » 
пнвтсрчтптсбвс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Вы когда-нибудь изменяли своей любимой?

Да...44% 44%[2411]
Нет!33% 33%[1805]
У меня её нет!22% 22%[1237]

Всего ответов: 5453


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.