Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



11-04-2007  Как другана из армии выручили
Страница: 1/1

Привет! Друзья зовут меня Димон. Вот моя история, причем абсолютно реальная, даже имена за давностью лет не менял.

Было это году этак в 93 летом, мне тогда исполнилось 19 лет, я уже год, как откосил от армии, и учился (точнее, делал вид, что учился) на 1 курсе сельхоза.

Звонит мне как-то дружбан мой лучший, Юрчик, сосед и одногодка, и сквозь чудовищные помехи вещает, что мол, находится он сейчас в расположении части, его отцы-командиры собираются отправлять в наш город "груз 200" и его вместе с каким-то офицером отрядили сопровождающим, ибо Юрчик местный, и город знает хорошо, и покажет офицеру где родители "груза" живут и т.д. и т.п. Короче, говорит он, готовь встречу как положено: хату, водки, закуски и конечно, девочек.

Жил-то я с родителями в то время, но была у моих родителей вторая квартира, типа "вложение капитала", так, двухкомнатная "брежневка", скромненько, но достаточно меблированная, и основным достоинством квартирки было наличие в спальне большой двухспальной кровати.

Так вот, хата есть, деньжата тоже (имел свой микроскопический бизнес по очень мелкооптовой торговле пивом-лимонадом), накупил я водки, с учетом, конечно, что приедет друган в компании с офицером, а потому было ее немеряно:))).
И стал я думать, что бы придумать с девочками.... Не повезешь ведь командира Юркиного на дискотеку девочек снимать))) В общем, решил я этот вопрос оставить на "потом", глядишь, и Юрчик чего придумает. Короче, звонит мне Юрка уже из города, мол, приехали, «груз» сдали родителям, и он с двумя!!! подполковниками к разврату готовы. Приехали, познакомились, «подполы» нормальными мужиками оказались, интеллектом в меру изуродованы, не солдафоны. Оба лет под 45, имена сейчас и не помню уже, назовем для порядка Иваном и Михаилом. Выпили за встречу, за знакомство, разговелись, поговорили, тут уже и темнеть начало – встал вопрос: а не пора ли придать нашей сугубо мужской компании некоторую пикантность в виде женщины (или двух-трех-четырех)? Тут Юрик звонит нашей общей знакомой и соседке Танюхе и просит организовать женское общество. Соседка ломалась недолго, как потом выяснилось – она была у Юрчика первой женщиной (сеструха подогнала подругу).

Сидим ждем, звонок в дверь, открываю: стоит Танюха и две девицы с ней. Прошли, разделись, суетливо потолкавшись в тесной прихожке (я - от волнения, девушки - с непривычки). Приглашаю в зал, рассаживаемся, представляемся: Татьяну я уже знал, две подруги ее - Надя и Оля. Наливаем, выпиваем первый тост - за знакомство, второй - за женщин, третий, как положено - за любовь, в перерывах болтаем, Юрчик рассказывает армейские байки и анекдоты, офицеры блещут остроумием и жизненным опытом, все уже под градусов, хорошенькие, раскрасневшиеся, все уже всё понимают, девченки переглядываются, улыбаются. Мы (мужики) тоже улыбаемся девушкам, переглядываемся меж собой, каждый, наверное, как и я, думает: как делить будем? Пошли, оставив девушек на попечение некурящего Михаила, на кухню покурить, а заодно и определиться во всех волнующем вопросе. Я, прекрасно понимая, что Юркиным командирам лучше "подмазать", чтоб тому служилось полегче, и что Юрчик после года службы "голодный" - ему тоже надо, благородно отказался от претензий на девушек, а мужики распределили: Ивану Татьяну, запал он на нее, Юрчику - Надюха, ну а Михаилу Ольгу оставим, и вообще - не мы выбираем, а нас выбирают, короче - как танцы покажут.

Так, совсем забыл описать девушек: Татьяна - обесцвеченная блондинка, 23 лет, ростом примерно 175 см, спортивного телосложения с небольшими грудками, не разбираюсь в номерах, но размером примерно с кулак обычного мужика. Ольга - ну, эта была с удивительной фигурой, такие редко встретишь: представьте брюнетку-осу (насекомое такое) ростом 160 см., талию можно пальцами двух рук обхватить (я во время танцев проверил), грудь, хоть и небольшая, но вперед очень вытянута, похожа на крупную грушу хвостиком вперед, и пышныая попка. Надюха - шатенка, того же роста, но коренастенькая, этакий крепенький бабец. Вот у нее груди были - что надо, размером, наверное с голову грудного младенца каждая. По виду Ольге с надей было лет по 21-23.

Ну, в общем, вернулись мы в комнату, девченки уже начали скучать без нас, потанцевали, конечно, сплошные медляки, я тоже пару раз потоптался с Татьяной и Олей. Смотрю, Юрчик слинял с Олей на кухню и свет забыли там включить - все с ними понятно. Иван тоже уже танцует с Татьяной в опасной близости от двери в спальню (комнаты смежные) - тоже близка развязка. Мы с Михаилом и Надей сидим на диване, выпиваем водочку потихоньку, закусываем, разговариваем, чувствую, офицера на "поговорить" пробило, Ну, думаю, раз ему секса сейчас не хочется, может мне и повезет с Надюхой. Выбрал момент, когда Надя отлучилась попудрить носик, и прямо спросил, чтоб обидок потом не было. Да валяй, - отвечает, - я вообще жене ни разу не изменял, и не собираюсь пока.

Ну ладно, начал окучивать Надежду. Еще немного потанцевали, Иван с Таней скрылись все-таки в спальне, да и Михаил вроде в кресле задремал, приглушили музыку, свет выключили совсем, включили телевизор для подсветки, и давай его вроде как смотреть. Сидим на диване, пялимся в экран, я правую руку на спинку дивана положил, не касаясь Нади, и начал пальцами легонько волосы (стрижка - прямая, чуть ниже плеч) перебирать. Смотрю, Надежда не возражает, я смелее начал касаться пальцами её шеи, чекотать за ушком, слышу, девочка задышала, голову откинула прямо мне на руку и глаза закрыла, вижу как вздымается ее потрясающая грудь под легким свитерком, и с трудом сдерживаю себя, чтобы не схватить её (грудь) в охапку - рано еще. Поворачиваюсь в пол-оборота и придвигаюсь к ней плотнее, наши бедра плотно соприкасаются, мои грудь и живот тесно прижимаются к ее руке, которая лежит на её бедре. Видимо, рука у неё затекла, она её мне за спину завела и приобняла за талию, а был я в легкой рубашке навыпуск и джинсах, получилось, что рука ее проскользнула сразу под рубашку. Все, думаю, готова девочка.

Левой рукой беру ее свободную руку в свою, начинаю поглаживать пальчики, медленно поднимаясь все выше по руке. Вот уже моя ладонь лежит на её плече, потом как бы невзначай соскальзывает на верхнюю часть груди. Наденька сидит все в той же позе, не реагируя, только чувствую, что грудь её вздымается, как будто у нее одышка, да под ладонью бУхает сердечко, вот-вот выпрыгнет. А!, думаю, была-не-была, да и накрываю рукой ее грудь уже без всяких намеков. О! Проняло её. Поворачивает голову в мою сторону и широко открытыми глазищами на меня смотрит. Мне отступать некуда, да и не в гляделки я здесь играть собираюсь - правой рукой притянул за затылок к себе и впился в ее губы долгим и горячим поцелуем. Наденька, как будто только этого и ждала, раскрыла губки, разжала зубки, и язычком начала вертеть, переплетаясь с моим языком. Пока целовались, я уже по-хозяйски исследовал, помял как следует её крутую и упругую грудь, погладил животик, спустился ниже, запустил руку между бедер. Опа. Сжимает. Перевожу поцелуи с губ на щеки, целую лицо, ушки (мощная эрогенная зона у нее там оказалась - так она выдохнула), шейку (неплохие духи), ключицу (немного оттянув ворот свитерка), все - дальше не пролезть. Губы мои начинают обратый путь, а рука в это время гладит джинсу на внутренней стороне её бедер в районе коленок. Чуствую, зажим ослаб, и шасть рукой опять к промежности, мазнул там ладошкой, и не задерживаясь, к пуговке на поясе - две секунды, и расстегнул, в трусы пока не полез, руку под свитерок и по голенькому животику поднимаюсь выше, пальцами нащупываю косточки бюстгалтера, перепрыгиваю холмик груди и легкими прикосновениями пальцев порхаю по верхнему её своду. Выгнулась Надя, прогнула спинку, как будто грудь свою мне в ладонь подставляет, шепчет: "Диииимочка, м-м-м". Провожу пальцами по краю бюстгалтера, поддеваю его, оттягиваю и тяну вниз, высвобождая тяжелую грудь из его оков. Чувствую твердую горошину соска, сжимаю пальцами, покручиваю, оттягиваю и отпускаю. Беру за край свитера и задираю его вверх, к самой шее. Одновременно другой рукой нащупываю застежку лифчика и провозившись с минуту зажатой между Надиной спинкой и спинкой дивана рукой, расстегиваю. Задираю лифчик туда же, к шее. Её груди, ничем более не сдерживаемые, немного обвисают, подхватываю одну ладонью, склоняюсь, и губами начинаю целовать эту нежную кожу,начиная от основания груди и по спирали подбираясь к соску. Затекла спина в таком неудобном положении. Ненадолго отрываюсь от груди, целую Наденьку в губы и ложу ее спиной к себе на колени. От увиденного замер, казалось, на целую вечность.
Хм... Чудесный, прямо-таки роскошный вид открылся мне: Ножки для удобства закинула на диван, спинка прогнута, животик втянут, виден пупок над расстегнутой пуговкой джинс, нижние ребра выпирают, хотя девушка, как я уже упоминал, не худенькая, грудки... Оооо, эти нежные, притягательные и столь желанные для любого мужчины полушария... немного разошлись в стороны, но не расплылись как желе, остались все той же правильной сферической формы. Сосочки торчат, крупные, в диаметре с мой палец, да по сантиметру в высоту каждый, голова откинута и лежит на подушках дивана, полуприкрытые глаза и влажные губы блестят в полутьме от всполохов телеэкрана.
Вот тут мой до сих пор полувялый от дневных забот и усталости член выпрямился во весь рост и уперся сквозь мои легкие сатиновыеспортивные штаны Наде лопатку. Почувствовала что-то. Чтобы подтвердить свои догадки, что это не "ключи от храма", легонько потерлась спиной, делая при этом извивающиеся движения и заставляя груди покачиваться из стороны в сторону.
Наклоняю голову и продолжаю губами ласкать грудь, рукой потянувшись к тому месту, где сходятся её ноги. Провожу с легким нажимом рукой поверх джинсов и чувствую бушующий под тканью пожар. Наденька руками за шею и затылок прижимает мою голову к своей груди и тихонечко постанывает. Я опять глажу её животик, опускаю пальцы на линию пояса, секундная задержка.... и пальцы ныряют под ткань трусиков... а черт, тесно... рука плотно прижата к её лобку, даже пальцы не согнуть... приходится вытаскивать руку и расстегивать молнию на джинсах, одновременно чуть их приспуская (как же неудобно делать все одной рукой!). Надя согнула одну ногу в колене, другую оставив вытянутой на диване. Запускаю руку обратно под трусики, накрываю ладонью небольшую поросль на лобке, ниже, на губках волос нет, средним пальцем раздвигаю мягкую плоть наружных губ, касаюсь чего-то влажного и горячего.... Что-то шепчет... Отрываюсь от соска, придвигаюсь ухом к ее губам, Надя, горячо дыша мне в ухо, шепчет: "Не надо здесь... Миша, наверное, не спит... я стесняюсь... давай куда-нибудь уйдем..." Блин! Вот так облом... Начинаю соображать: "так... Михаила будить - неудобняк, в спальню ломиться - еще бОльший неудобняк, там Иван с Татьяной уже, наверное, по полной рубятся, на кухню? а где там? не на столе же.... Полный кирдык, короче, хоть на улицу иди... А! ладно! пойду на кухню, Юрчика сгоню, может Ольга не такая стеснительная будет".
Подымаю Надю со своих колен, опукаю на место свитерок, а то вдруг Михаил и правда не спит, нечего ему пялиться на МОЮ девушку. Иду на кухню, подхожу к закрытой двери, слышу из-за нее невнятные звуки, короче, непонятно чем занимаются там, может и не помешаю... Пальцем стук в матовое стекло и не дожидаясь ответа (горит ведь) приоткрываю дверь, на полкорпуса засунувщись в кухню.
Картина маслом! Не мудрствуя лукаво, эта парочка расположилась на кухонном полу, на столе горит свечка. Располагались они к двери боком, поэтому мне неплохо было видно общую композицию. Ольга стоит раком, широко расставив колени, и грудью лежа на линолеуме, а Юрчик, обосновавшись между ее бедер и нависая над ней своими 90 килограммами (отъелся в армии), обхватив её пчелинную талию двумя руками, с оттягом вгоняет уж не знаю, в какую из двух дырочек, свой блестящий от влаги член. И те невнятные звуки, которые я слышал из-за двери, оказались как раз хлюпаньем Юркиного члена внутри Ольги. От увиденной картины у меня на мгновение перехватило дух, но вспомнив, что меня, скорее всего, ожидает не менее приятное развлечение, я попытался привлечь Юркино внимание, просунувшись в кухню почти полностью.
Поскольку Ольгина голова была повернута в сторону от двери, она меня не видела. А вот Юрчик заметил движение и повернув голову в сторону двери, заметил меня. Сначала на его лице появилась возмущенная мина, но, заметив мои горящие глаза на озабоченной морде лица, кивнул вопросительно: Чего, мол, надо? Я знаками ему показал, чтоб побыстрее закруглялся и освобождал помещение. Он понимающе кивнул и убыстрил движения. Успокоенный, что меня поняли правильно, я тихонько прикрыл дверь и вернулся в зал. Надежда, уже устранив в своей одежде беспорядок, который я с таким старанием на ней сотворил, теперь стояла на балконе, спиной к открытой балконной двери, и курила, выпятив в мою сторону аппетитную попочку. Так как в ожидании Юрчика делать было нечего, я решил проверить, чем занимаются Иван с Татьяной. Из-за закрытой двери в спальной комнате не было слышно ни звука. Я на цыпочах подошел и наполовину приоткрыл дверь. В свете горящего ночника я увидел, что на ближней к двери стороне кровати на спине, закинув одну руку за голову, спит Иван в расстегнутой форменной рубашке, а рядом с ним, прижавшись к нему грудью и положив голову ему на плечо, а руку на живот, так же сладко спит совершенно обнаженная Таня. Одна ее нога была согнута в колене и покоилась на бедрах Ивана, а другая выпрямлена и немного отведена в сторону.
Вообще-то Татьяна мне нравилась уже давно, но она всегда тусовалась со взрослыми и крутыми мужиками, и дальше соседского "привет-пока" наше знакомство не распространялось. На меня внимания она почти никогда не обращала, выглядела недоступной, и поэтому я не пытался завязать с ней более близкое знакомство, рассудив, что только зря потеряю время.
А тут она лежит передо мной совершенно голая и у меня есть возможность хотя бы рассмотреть поближе её прелести. Я так же на цыпочках подошел к кровати со стороны Татьяны и наклонился над ней, пытаясь сбоку увидеть грудь, которая была прикрыта сверху её локтем. Выискивая в полумраке темное пятнышко ее соска, я уловил знакомый резковатый, но приятный запах, которым, как я знал из моего небогатого, но бурного опыта, пахнет киска только что качественно оттраханной женщины. Мой взгляд скользнул ниже по ее обнаженному телу и остановился на блестящих от влаги губках её щелки. Приблизив глаза к Таниной промежности, я увидел её пиздёшку в полной красе. Наружные половые губы не могли скрыть налитых кровью внутренних губок, и её промежность напоминала раскрытого моллюска, из раковины которого выпирает нежная малиновая плоть. Из маленькой дырочки ее влагалища тянулась вниз и превращалась в мокрое пятно на простыне дорожка из спермы. Внутренняя поверхность ее бедер была также покрыта тонкой пленкой размазанной по коже и начавшей уже кое-где подсыхать спермы. От вида всего этого мой, до этого вроде уже успокоившийся член начал наливаться кровью и черех 10 секунд уже оттопыривал треники так, что между их резинкой и животом можно было запросто просунуть кулак.
Вспомнив о Надежде и сглотнув слюну, я вернулся в зал и закрыл за собой дверь. Михаил, похрапывая дрых в кресле без задних ног. Надя сидела на диване, задумчиво уставясь в телевизор, на экране которого дирижер во фраке беззвучно махал палочкой перед декольтированными девицами со скрипками, и потягивая из высокого бокала коктэйль, который она сотворила, судя по всему, из водки и тоника, бутылки с которыми стояли тут же, на журнальном столике.
- Привет! - сказал я, присаживаясь рядом с ней на диван, - Помнишь меня?
- Конечно, - сказала она, поворачиваясь ко мне и улыбаясь, - по-моему Вы остались мне что-то должны, а своих должников я никогда не забываю.
- Может быть, Вы сначала угостите меня тем чудесным напитком, который находится в бокале, который Вы держите в своих обворожительных руках, и аромат которого переплетается с чудесным запахом ваших волос, создавая головокружительную смесь, от вдыхания которой я готов потерять голову и броситься к Вашим ногам, покрывая их поцелуями и умоляя Вас о благосклонном ко мне отношении, - тоже стал, подыгрывая ей, прикалываться я, - А уж потом мы, обещаю, обсудим наболевшие проблемы, и, надеюсь, придем к удовлетворяющему обе стороны решению этого вопроса.
Надя, конечно же, немного охренела от такого словоблудия, и еле сдерживая себя от смеха, ответила - С удовольствием, - и протянула мне свой бокал. Я сделал добрый глоток, гадая, к чему относилось ее "С удовольствием" - к напитку или моему намеку на удовлетворение сторон? ... и глаза мои полезли на лоб. Коктейль оказался неслабым - водка с запахом тоника. Водку я конечно пил, но не такими же порциями! Прокашлявшись и поставив бокал на столик, говорю: - Ну, пить из одного бокала - это обязывает даже к бОльшему, чем при брудершафте, и что нам теперь делать? - не обмениваться же банальными поцелуями.
Глядя мне прямо в глаза, Надя прошептала: - Ты где так долго шорохался? Я соскучилась без тебя, - взяла мою голову в свои ладони, притянула к себе и впилась в мои губы долгим, горячим поцелуем, запустив свой язычок в мой рот и доставая им, казалось, до самой глотки. Нужно ли говорить, что член мой не падал с тех пор, как я вышел из спальни, и сейчас едва не дымился.

Оторвавшись от моих губ, она шепотом спросила: - Останемся здесь или пойдем куда-нибудь? И тут меня посетила озорная мысль - интересно, как она прореагирует, увидев ту картину, которую я наблюдал в спальной комнате.
- Скоро Юрка с Олей должны выйти из кухни, - ответил я, - но можно пойти в спальню, там уж точно все крепко проспят до утра. Тем более, в любой момент на кухню может кто угодно вломиться.
- Пойдем, - сказала она, и, поднявшись с дивана и потянув меня за руку, пошла по направлению к спальне. Предположив, что в теперешнем её и моем возбужденном состоянии события могут развиваться весьма стремительно, я решил, что неплохо будет предварительно принять душ, чтобы потом не прерываться на гигиенические процедуры.
- Надь, подожди, я хотел бы принять душ, жарковато сегодня, - сказал я, остановив её, развернув к себе и обняв, вместе с тем не решаясь проявить бестактность, напрямую предложив девушке сходить в душ.
- Что, опять меня оставишь одну скучать, - надула губы Надя, - может, я лучше с тобой, Дим, мне тоже надо, так чего время терять? - добавила она лукаво.
- Конечно, Надюш, заодно и спинку друг другу потрём, - типа сострил я.
Развернувшись у самой двери в спальню, мы прошествовали, все так же держась за руки, в ванную. Войдя и заперев за собой дверь на защелку, остановились, рассматривая друг друга при ярком свете лампы.
- Ну что, кто первый полезет в душ? - почему-то все так же шепотом спросила Надя, изучающе глядя на меня глазами, в которых водили хороводы бесенята.
- Иди ТЫ, я отвернусь, пока ты будешь раздеваться, а потом ты занавеску в душе задернешь, - поиграл в благородство я.
- Ладно, только не подсматривать, хорошо? - опять смеется, что-ли.
- Угу.
Отвернувшись и облокотившись плечом о стену, я начал внимательно изучать рисунок трещинок на краске, которой была покрыта дверь, чутко прислушиваясь и пытаясь угадать по шороху одежды, что именно она сейчас снимает с себя и в какой степени обнаженности она находится в данный момент времени, вздрагивая каждый раз, когда она касалась меня то снимаемой вещью, то какой-то частью тела. Вот зашуршала, отодвигаемая в сторону, душевая занавеска, вот шлепнула о дно ванны босая нога, опять шорох занавески, и Надин голос: - я всё, уже спряталась. Поворачиваюсь, слышу, как Надя включает и регулирует температуру воды, вот переключила подачу на лейку душа, вода зашуршала, мелкими каплями разбиваясь о дно ванны. Несколько минут стоял, раздумывая, позовет ли "спинку потереть" или...
- Дим, потри мне, пожалуйста, спину, - раздался голос из-за занавески.
Волнуясь, как на выпускном экзамене в школе, отодвигаю занавеску и вижу то, что и следует видеть. Конечно же, абсолютно голая Надя стоит ко мне спиной и заведенной за спину рукой протягивает мне покрытую мыльной пеной мочалку.
Завороженно ощупывая жадным взглядом крепенькую фигурку, кожу, по которой стекают струйки воды, начинаю мочалкой водить по плечам, теперь вдоль позвоночника широкими зигзагами вниз. Надавил посильнее, прогнула Надя спинку, руками и грудью уперлась в выложенную кафелем стенку, попку оттопырила. Оценив приглашение, мочалкой намыливаю ягодицы, другой рукой в это время придерживая за бедро. Рука непроизвольно начинает подниматься по бедру выше, выше, переместилась на другую ногу, но уже с внутренней стороны, вот прижатый к ладони большой палец уперся в уже знакомые губки, по которым стекают вода и пена... Ах да, пена... мочалка-то давно уже выпала из другой руки и её место в ладони заполнила Надина грудка, только сосочек перекатывается между пальцев.
Сквозь шелест воды и шум в голове до моих ушей донесся тихий стон, и тут же Надя, резко развернувшись, схватила мокрыми руками мои плечи и наклонившись к моему лицу, выдохнула-простонала: - Ну сколько можно меня мучить, иди ко мне.

Я немедленно исполнил её просьбу, скинул с себя рубашку и треники вместе с трусами, перекинул ногу через край ванны и встал, обняв её, засосав её губы своим ртом и положив одну руку её на ягодицу, а второй обхватив полную, но плотную грудь, зажав пальцами сосок. Мой член уже давно стоял в положении на 10 часов, и когда я приблизился к Наде, он уперся ей в лобок, головкой скользнув по короткой поросли. Еще не осознав того, что ИМЕННО в неё уперлось, Надя инстинктивно опустила одну руку, чтобы устранить препятствие, мещающее ей плотнее прижаться к мужскому телу. Она обхватила член пальцами и немного отстранившись, наклонила его вниз, после чего опять крепко прижалась ко мне животиком. Когда она отпустила член, он резко поднялся в прежнее положение и с легким шлепком уперся в её мокрые половые губы между слегка расставленных для устойчивости ног Нади. Она, вздрогнув, простонала и по её телу прошла едва заметная дрожь, а ноги слегка подогнулись, усилив давление члена на её промежность. Её рука опять скользнула вниз к моему члену и неожиданно, резко отсранившись она опустилась передо мной на колени, скользнув своими восхитительными грудями по моим бедрам. Крепко зажав член в кулаке и проведя вдоль его ствола, она отодвинула крайнюю плоть с головки и намыленной ладошкой другой руки нежно обмыла её. Я в это время стоял, опустив голову, и с интересом наблюдал за её манипуляциями, вороша пальцами волосы на её голове. Намылив член, она потянула, отодвинувшись, меня под струю душа и смыв с члена мыльную пену и метнув на меня озорной взгляд, поцеловала прямо в дырочку мочеиспускательного канала. Я не был готов к таким пыткам, тем более, что меня уже почти час мучил непрекращающийся стояк, и схватив её голову, я мягко подтолкнул Надю к более активным действиям. Девочка все правильно поняла и раскрыв губы, всосала моё член наполовину его длины. Её руки обхватили мои ягодицы и крепко их сжали, голова стала покачиваться, язычок у неё во рту начал приятно щекотать головку, а губы заскользили по всему стволу. Горячая вода из душа лилась ей прямо на голову, струями стекая по лицу, омывая мой член и с яичек капая на её грудь. В мои планы не входило, чтобы Надя захлебнулась раньше времени, и поэтому я, на секунду остановив её, отодвинувшись от льющейся сверху воды, тоже опустился на колени. При этом Наде пришлось опуститься и стать раком, одной рукой оперевшись на дно ванны.
В такой позе, помимо чудесного вида сверху на её булочки, мне предоставилась возможность, наклонившись вперед, добраться рукой до промежности и, наконец-то, заняться исследованием её киски. Раздвинув средним и большим пальцами створки её раковины, я указательным пальцем на две фаланги проник в её истекающую соками пещерку и начал им
Вместе с тем, наклонившись, я сильно прижал Надину голову к своему паху, и ей пришлось заглотить мой член целиком, уперевшись носиком в волосы на моем лобке. Сокращающиеся мышцы её гортани стали сильно сжимать головку моего члена, и я почувствовал, что такая стимуляция приведет к очень скорой разрядке. Однако я не хотел так быстро кончать, потому, что во-первых, не хотел оставлять Надю неудовлетворенной, а во-вторых, зная, что после оргазма на восстановление сил мне требуется не меньше часа, не хотел прерывать наши с ней игры так надолго.
Пришлось моему пальцу покинуть уютное гнездышко Нади, а моему другому "пальцу" - покинуть её не менее уютный ротик. Я поднял Надю, поцеловал её в губы и шепнул: - Разве....
- Возьми меня, - не дала договорить она мне, и тут же на коленках повернулась ко мне своим крепким задиком.
- Э, нет, девочка, я тебя еще немного помучаю, да и моему дружку нужна небольшая передышка, - подумал я, и руками разведя в стороны половинки её попки, наклонился и вдохнул аромат ее чистенькой пизденочки. Даааа, запах свеженькой, возбужденной девичьей дырочки способен свести с ума любого мужика. Уткнувшись носом в дырочку Надиного ануса, я стал языком нежно проводить по складочкам её губок, слизывая сладкую влагу, слабо сочившуюся из её отверстия. Прогнулся ещё больше и выгнув до боли шею, достал языком до клитора, погрузив при этом свой нос в мокрую глубину влагалища. Начал быстрыми порхающими движениями языка теребить его. Наденька застонала почти в полный голос, и, прогнув спину и насадившись вагиной на мой нос, начала покачиваться вперед-назад, тяжело дыша и время от времени издавая глухие стоны.
Член мой не собирался слишком долго отдыхать и, поскольку основные мыслительные функции уже давно перешли к нему, заставил меня выпрямиться и раздвинув коленями бёдра Нади на всю возможную ширину ванны, вставить его в зовущую пещерку. Надя вскрикнула, а я, насладившись новыми ощущениями горячего, мокрого и нежного туннеля, плотно охватившего мой член, начал возвратно-поступательные движения. Надюша уперлась в дно ванны руками, прогнув поясницу и запрокинув и слегка повернув в мою сторону голову. Я же в свою очередь одну руку запустил ей в волосы и сграбастав их в пятерню потянул её на себя, навстречу своему члену, заставляя Надю приподыматься, почти отрывая руки от дна ванны, а другой рукой прогуливаясь то по спине, то по груди, пощипывая соски, то по её животику, ощупывая лобок и задевая пальцами напряженный клитор. По участившемуся дыханию Нади, по её отвердевшим соскам, по её, ставшим хаотичными, движениям я понял, что до оргазма осталось совсем немного времени, и, мысленно поздравив себя с тем, что преждевременно не кончил, я ускорил движения, буквально вдалбливая себя между её бедер и больно хлопаясь яичками по её губкам. Ну что ж, как и следовало ожидать, оргазм не заставил себя долго ждать (во, каламбурчик получился))) Наденька мелко задрожала, громко и протяжно застонала, выпрямившись и прижавшись своей спиной к моей груди, она стала сотрясаться в волнах накрывшего её оргазма. Своей ладонью, лежавшей у неё на животе, я чувствовал резкие и сильные сокращения мыщц её пресса. Повернув её голову к себе и закрыв её рот поцелуем, я пил её стоны, наслаждаясь её оргазмом не меньше, чем она сама.
Потепенно конвульсии затихли и я выпустил из своих объятий обмякшую и осевшую на дно ванны Надю. Сняв с держателя душ, теплой водой обмыл её тело от пота, особое внимание уделяя промежности, направив на губки струи воды и нежно касаясь пальцами опухших и оттого вывернутых наружу внутренних губок. Минуты через две Надя пришла в себя и подняв на меня подернутый поволокой взгляд, тихо прошептала: - Спасибо, Димочка, такого у меня еще никогда не было...
- Толи еще будет, я-то еще не кончил, - подумал я и, еще раз поцеловав её искусанные губы, вслух сказал: - Ты потрясающая девушка, мне с тобой очень хорошо.

Наскоро закончив омовение и одев Надю в мой банный халат, а меня обернув вокруг бедер махровым полотенцем, мы счастливые вышли из ванной. За время нашего отсутствия жизнь в квартире возобновилась: На кухне уже никого не было, зато все гости сидели в зале вокруг журнального столика, и с новыми силами поглощали водку и закусывали пельменями из общего блюда, салатом и бутербродами, музычка, опять же играет. Войдя в зал, я обратил внимание на стрелявших блестящими глазками Олю и Таню. По их виду было понятно, что они довольны тесным общением со своими партнерами. Оля сидела на диване, сверкая белыми бедрами из-под скорее расстегнутой, чем застегнутой, форменной Юркиной рубашки, полы которой едва скрывали её ягодицы и промежность. Справа от неё сидел Иван, одетый в одни семейный трусы. Татьяна сидела слева от Ольги завернутая в простыню, которую она, видимо, нашла в шифоньере в спальной. Юрка с голым торсом и в выходных солдатских брюках сидел напротив дивана на табуретке, прихваченной им из кухни, слева от него в кресле, придвинутом к столику, располагался проснувшийся Михаил. Я, оценив обстановку, метнулся на кухню, притащил еще одну табуретку, и поставив её напротив Михаила, усадил на неё Надю. Сам же, протиснувшись, сел между Олей и Таней, наведя легкий переполох в их одеяниях и успев заметить, что кроме рубашки на Ольге больше ничего не надето. Татьяна со словами: "Наконец-то, я в душ, без меня не пейте, я скоро", скользнула с дивана и смылась в ванную. Ждать не стали, налили, Иван поднялся на нетвердых ногах, поднял рюмку и произнес тост: - За приятное знакомство с прекрасными, чудесными девушками на гостеприимной К...ской земле. Выпил залпом, все поддержали, тоже выпили, закусили. До возвращения Татьяны успели разлить по второй, тут и она вернулась, свеженькая вся такая, с мокрыми кончиками волос, налипшими на плечи. Уселась на прежнее место, рядом со мной, после чего было предложено выпить, как и положено, за любовь и обязательно на брудершафт. М-дааа, тостующий, видимо еще не нацеловался, да и судя по единогласному одобрению, остальные тоже не скоро собирались укладываться спать. Что же, "пить так пить, сказала кошка, когда начали топить". Беру рюмку в левую руку, поворачиваюсь к Татьяне, у которой в глазах уже знакомые чертики пляшут, заворачиваем руки в морской узел, выпиваем. Выдохнув в сторону, поворачиваю голову к Татьяне и влепляюсь носом в уже сложенные трубочкой Танины губы. Какие, к черту, трубочки, дежурным "чмоком" ты от меня не отделаешься, Танюша, - проносится в голове мысль. Рукой за затылок притягиваю, чтоб не вырвалась - и затяжным французским поцелуем впиваюсь в манящие губы. Да, несколько часов приёма алкоголя, пусть даже и с неплохой закуской, сделали свое дело - не стала вырываться Танюша, а очень даже страстно отвечатт начала, руку мне на грудь положила, мизинцем на сосок надавливает. Намекивает, что-ли? Попробую...

Ложу ладонь на бочок поверх простыни, двигаю вверх, упираюсь в подмышку, передвигаю на грудь - не возражает. Помял сквозь простынь, блин, мешает, грудь-то небольшая, не то что у Надюхи. А под простыню лезть опасаюсь, еще обидится Иван по пьяной лавочке. Оторвался от Тани, оглядываюсь. Бааа! Да тут никому до меня и дела нет. Иван сосется с Олей и под рубашкой у неё руками шарит вовсю, а она ему ручонку в трусы уже запустила. Юрчик, сука, тоже мне лучший друг называется, Наденьку мою к себе на колени усадил, ко мне спиной, правда, и коленки ей сквозь распахнутые полы халата гладит. Где-то в глубине кольнула ревность - ведь говорила, что ни с кем так хорошо не было. Ну, раз мне такой карт-бланш выдали, грех не воспользоваться. Возвращаюсь к Танюше, она уже тоже успела оглядеться, и начинаю с её груди простынь стягивать. Хоп! Ткань практически и без моего участия соскользнула вниз, и моему взору открылись две чудные грудки с припухшими ареолами, нацеленные в меня острыми сосочками. С благоговейным трепетом накрываю эти холмики ладонями, наблюдая, как Танина рука тянется к полотенцу на моих бедрах, откидывает нижний край, оголяя начинающий наливаться кровью член, перебирает пальчиками яички, проводит ими по стволу, слегка сжимая.

Ха! Ну теперь-то я первым займу спальную комнату с ее просторной кроватью и фиг кто меня заставит трахаться в тесной ванне!!!
Хватаю Татьяну за руку и показав глазами на дверь, тащу ее в спальню, по пути теряя Танину простынь и мое полотенце. Врываемся, закрываю дверь, валимся на кровать, я на спину, Татьяна на меня, впивается в мои губы поцелуем, царапая кожу острыми и твердыми сосками, трется лобком о мой каменный член. Не выдерживая, переворачиваю её на спину, начинаю целовать лицо, шею, чувствую пульсацию крови в артерии, спускаюсь чуть ниже, проводя языком по ямочке возле ключицы. Веду языком дальше, медленно подымаясь по склону холма, оставляя широкую мокрую дорожку. Добравшись почти до самой ареолы, мой язык начинает описывать вокруг темного кружка концентрические круги, медленно, приближаясь к торчащему, как обелиск на кургане, соску. Не касаясь языком, накрываю сосок широко открытым ртом, всасываю чуть ли не пол груди, и только тогда начинаю нежно теребить торчащий сосочек языком, слегка прикусывая нежную плоть груди зубами. Другую грудку тоже не оставляю без внимания, то сильно сжимая её ладонью, то порхая, еле касаясь, по ней пальцами, то зажимая пальцами и покручивая сосок.

- Да, да! Оооох... Еще!... - шепчет и прижимает мою голову к своей груди Таня, извиваясь подо мной и с силой трясь лобком о мое бедро.
Не прекращая рукой ласкать вздымающуюся грудь, переношу поцелуи ниже, спускаюсь к животику, проникаю языком в пупок, вылизываю его. Ах вот где неслабая эрогенная зона! Аж подбросило её, животик напрягся, ножки согнула в коленях и поджала, руками зашарила по моим плечам и голове.
Опускаюсь еще ниже - совершенно гладкий лобок, даже без намека на щетину, как будто только что тщательно побрила. Изумительные ощущения, вот только мешает развернуться бедро согнутой ноги. Приподнимаю ножку и выпрямляю, укладывая на постель. Сам перемещаюсь и удобно устраиваюсь между её раздвинутых ног. Подсовываю руки под бедра и приподняв их, раздвигаю пошире. Все! Танюша лежит передо мной, распахнув свои длинные ноги, её руки поглаживают вздымающиеся в такт дыханию груди, поблескивая влажным лобком в отсветах уличного фонаря.

Я начал целовать ее набухшие губки и лобок. Слегка посасывая клитор, я беспокоил его легкими прикосновениями языка, стараясь прикасаться к нему со всех сторон. Танино дыхание уже сменилось на более шумное, одной рукой она
гладила меня по голове, время от времени надавливая немного на затылок и подаваясь лобком мне навстречу, стараясь притиснуть мои язык и губы сильнее к своим прелестям, другой рукой теребила сосок груди. Быстро-быстро работая языком в окончательно намокшем влагалище, чувствуя вкус Таниных соков, я все втискивался, все вжимался в нее языком, губами, и даже чуть-чуть, очень аккуратно, покусывал клитор.
Мои старания не оказались напрасными. Татьяна часто-часто задышала, активнее задвигала попкой, сильно сжала мою голову своими бедрами, отпустила, и простонала: - Димочка, миленький, войди в меня, я сейчас кончу!
Мне уже и самому не терпелось оказаться внутри Татьяны. Я начал подниматься с поцелуями все выше и выше, от лобка к пупку, от пупка к груди, где, разумеется, задержался на пару секунд, работая над сосками. Таня сама дотянулась до моего члена, обхватила его ствол пальчиками, и, раскинув ноги, направила головку между своих губок. Повинуясь движению моих будер, член как по маслу на всю свою длину вошел в горячее влажное нутро, уперевшись головкой в шейку матки. Танечка, заахав тоненьким голоском, начала кончать, двумя руками схватившись за мои ягодицы и вжимая меня в свою промежность. Её голова заметалась по постели, тело выгнулось дугой, по нему пошли судороги, сопровождающиеся сильными сокращениями влагалища, плотно охватившего мой член. Танин оргазм оказался последней каплей в переполненной чаше терпения моего перевозбужденного сознания. Я мгновенно увеличил темп, и, больше ни капли не сдерживаясь, начал самозабвенно добивать Таню, долбя головкой члена по входу в её маточку. Пожирая глазами выгибающееся подо мной тело, я чувствовал, как член где-то у основания налился сладкой болью... и забился в конвульсиях внутри Таниной пещерки, выстреливая струями горячей спермы, казалось, в самую матку. Двигаясь какое-то время по инерции внутри Тани, я лежал на ней и крепко сжимал её в объятиях, слушая её стоны, ощущая всем телом, и особенно членом, как ей хорошо. Судорожные подергивания постепенно становились все реже и слабее, и наконец, дернувшись последний раз, она замерла, полностью расслабленная.
Я сполз с Тани и лег на кровать, обняв и прижав её к себе, а она, примостившись рядышком и положив голову мне на плечо, и, натянув на нас простыню, затихла и удовлетворенно засопела, уткнувшись мне носом в шею. Я, довольный, тоже задремал с устатку.

Продолжение следует...



Рейтинг: 3.43/5
Просмотров: 10370
 Разместил: ronero
Very Happy Smile Sad Surprised Shocked Confused Cool Laughing Mad Razz Embarassed Crying or Very sad Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink Exclamation Question Idea Arrow

 «   Июнь   » 
пнвтсрчтптсбвс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Нужен ли сайту форум?

Да60% 60%[1732]
Нет39% 39%[1130]

Всего ответов: 2864


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.