Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



24-07-2006  КЛУБ
Страница: 1/1

Когда Нина решила записаться в клуб «Коллекция», она надеялась найти очередное разнообразие в жизни. Склонная к депрессиям, имевшая на своем счету две попытки суицида, она была законченной мазохисткой, постоянно впадающей в крайности. Обычный секс ее просто не устраивал – ей хотелось, чтобы партнеры превращали постельную игру в наказание. Но именно из-за этого Нина испытывала затруднения в поиске партнеров: далеко не все мужчины соглашались пороть ее ремнём. Впрочем, она до такой степени не умела остановиться вовремя, что после очередного акта садомазо ей требовалось несколько недель на то, чтобы начать нормально ходить, не припадая на обе ноги. Она брала на работе отгул на два-три дня и отлеживалась, запивая обезболивающее коньяком. Постепенно огонь, которым полыхали синяки, кровоподтеке и местами рассеченная кожа на спине, ягодицах и бедрах, утихал, и острая боль превращалась в сладкие воспоминания.В магазине, где она работала продавщицей, никто и не подозревал, что эта невысокая, худая рыжая женщина с короткой стрижкой и длинным носом получает наслаждение от того, что ее ставят на колени, заставляют делать минет… или просто заталкивают в незнакомую квартиру с такой силой, что она падает на пол, потом рывком поднимают на ноги и безжалостно бьют по лицу. Но только в такие мгновения Нина была сама собой – не тридцати четырехлетней женщиной, а девчонкой, которую наказывают за двойки.
Первую порку она получила в восьмом классе – через пятнадцать минут после того, как потеряла девственность. Отец, который к этому моменту уже целый час разыскивал слишком уж сильно задержавшуюся дочь, наткнулся на нее, когда она выходила из кустов, нервно оправляя на себе юбку. Прежде чем Нина успела пуститься в объяснения, он несколько раз с размаху хлестнул ее по щекам, потом больно вывернул ей запястье и потащил домой. Спотыкаясь и царапая босые ступни о землю (туфли остались на месте ее преступления), ощущая соленый привкус во рту, Нина торопливо перебирала ногами. Она на всю жизнь запомнила, как, прерывисто дыша, она стояла перед отцом в прихожей, вытирая кровь с разбитой губы. Неторопливо закрыв дверь на ключ, он вытащил из брюк ремень с тяжелой металлической пряжкой.
- Юбку долой, сучка, - зло приказал он. Когда Нина, в ужасе понимая, что именно ей сейчас предстоит, выполнила приказание, он добавил: - Поворачивайся и нагибайся. Я тебя научу, как быть шлюхой.
«Научил» он ее от души – когда он отшвырнул ремень в сторону, Нина едва держалась на ногах, каким-то чудом выдержав наказание до конца: нежная, бледная кожа ее попы была буквально разодрана в клочья, множество ударов перепало по задней части бедер, по рукам, которыми Нина безуспешно пыталась прикрыться. Она так визжала, что совершенно потеряла голос. Хотя многие мазохистки испытывают во время порки возбуждение, она как раз ничего такого не испытала. Боль полностью оглушила ее, она вся дрожала, ноги подкашивались. Больше всего ей хотелось умереть.
К десятому классу ей уже не раз и не два пришлось побывать под отцовским ремнем. В основном, все наказания были связаны с ее сексуальными похождениями – не то чтобы она действительно была шлюхой, просто патологически была неспособна кому-либо отказать. За это ей приходилось расплачиваться дома. И далеко не сразу она поняла, что секс и порка ремнем уже превратились для нее в единое целое. Каждый раз она испытывала панический страх перед очередной дозой ремня с пряжкой, но удивительно – она никогда не испытывала стыда. Ей казалось, что именно так всё и должно быть.
Клуб «Коллекция боли», найденный ею в интернете, предлагал своим клиентам услуги рабынь. Сама же вакансия рабыни не обещала претендентке ничего хорошего, кроме множества острых ощущений, была абсолютно бесплатной и участие в деятельности клуба, как поняла даже Нина, не отличавшаяся яркостью мышления, зависело исключительно от энтузиазма. Нину это не смущало. Проблема заключалась в том, что стать рабыней можно было только по личной рекомендации одного из хозяев клуба или заплатив вступительный взнос в размере 1500 долларов. Немного подумав, Нина решилась позвонить по указанному на сайте телефону. Незнакомый мужчина продиктовал ей адрес и назначил время встречи.
Не очень четко представляя себе, чего от нее ждут, Нина оделась по возможности легко и сексапильно: когда она садилась в пригородный автобус, на ней был легкий короткий сарафан и шлепанцы на плоской подошве. Не считая браслета на ноге, это было всё – Нина не одела ни бюстгальтера, ни трусиков, по опыту зная, что это с нее просто грубо сорвут, и всё. А, сойдя на нужной остановке, она решила пустить в ход еще одну женскую фишку, которая, как ей было известно, очень заводит мужчин: сняла шлепанцы и пошла так. Она немного стеснялась идти босой по незнакомому району, ловя на себе откровенно насмешливые взгляды. Стояла летняя жара; несмотря на почти что отсутствие одежды, Нина слегка вспотела, и к ее влажным пяткам быстро прилипала дорожная пыль. Найдя дом, она переложила шлепанцы в другую руку и робко постучалась – а сердце ее уже колотилось вовсю. Открывший ей человек, не здороваясь, презрительно оглядел ее от голых ног до рыжей челки на лбу и сделал жест – проходи. Окончательно смешавшись, Нина проскользнула в прихожую. Дверь за ней тут же захлопнулась.
- Ты знаешь правила, - сказал он. – Если не уверена в себе – уходи. Если хочешь рискнуть – сладко тебе не будет, обещаю.
Нина опустила голову и рукой убрала со лба прилипшую прядь. Она увидела, что успела уже наследить на чистом паркете.
- Я уверена, - еле слышно прошептала она.
- Отлично, - кивнул он. В следующую секунду Нина, не уловив взмаха, получила оглушительно-звонкую пощечину, от которой едва устояла.
- Хочешь знать, за что? – усмехнулся он.
Нина помотала головой, разгоняя звездочки перед глазами.
- Нет, хозяин… Вы имеете право так со мной обращаться…
- Ты наследила на полу, дрянь. На колени, сука, и вылизывай всё это языком.
Нина замешкалась на секунду, и он помог ей выполнить приказание, рывком за волосы поставив ее на колени. На четвереньки она встала уже сама, и, опустив лицо к полу, принялась вылизывать грязь. Такое начало уже повергло ее в панику, но она прекрасно понимала – отступать уже поздновато.
- Что-то хреново у тебя получается, - насмешливо бросил он; новый рывок за волосы – и Нина вновь оказалась на ногах. Нижняя губа у нее начала опухать. Рукой он сгреб ее за сарафан – затрещали нитки – и поволок из прихожей в комнату. «Начинается», - тоскливо подумала Нина. Он отпустил ее, и Нина торопливо оправила сарафан, хотя было ясно – не стоит беспокойства, сейчас всё равно придется снимать. Он отошел к столу, на котором лежала плетка, несколько ремней и свежие, срезанные специально для нее прутья. Нина беспокойно переминалась в ожидании экзекуции.
- Что выберешь? – спросил он.
- Я… я… не зна…
- Ясно, значит, тебе нравится плетка. Отведать розог ты еще успеешь, а начнем с нее.
- Мне раздеться? – Нина громко сглотнула.
- Сарафанчик задирай, сама поворачивайся и нагибайся. Визжать можно, но не советую. Это поставит твою пригодность для клуба под большой вопрос. Пока что я вижу только то, что у тебя хватило глупости не надеть трусы.
Нина молча закусила губу. Он помедлил несколько секунд, стоя сзади – Нина догадалась, что он рассматривает на ее ягодицах следы предыдущих «развлечений», подживших за месяц с лишним. Удивительно, но она вдруг залилась краской стыда, словно не стояла, специально подставив свой зад для такой же порки. Впрочем, в следующий миг кровь отхлынула от ее лица – плетка, свистнув в воздухе, хлестнула ее ягодицы. Нина дернулась, задержала дыхание на вдохе и чуть слышно всхлипнула. Следующий удар… кожа привычно вспыхнула болью. Еще и еще… странно, ничего особенного, ее драли и посильнее. Возможно, это просто разминка? Она, можно сказать, легко вынесла тридцать плетей, больше ни разу не вздрогнув и не издав ни звука.
- Небольшой перерыв, - небрежно объявил истязатель, отшвыривая плетку в угол. – Прежде, чем продолжим, покажи, как ты умеешь работать ртом.
Поборов инстинктивное желание прикоснуться к исхлестанным ягодицам, Нина повернулась, опустилась на колени, вновь убрала с глаз непослушные волосы, и, расстегнув молнию его брюк, стала ласкать его член. Всё происходящее полностью ее устраивало – ей приказывают, она подчиняется. Никакой свободы, ею распоряжаются, как собственностью, как рабыней, как крепостной. (Порой в своих фантазиях Нина воображала себя привязанной к столбу на конюшне, со спиной, крест-накрест иссеченной длинным кнутом; в жизни она пока еще не заходила так далеко). Первые капли его влаги попали на прокушенную и слегка кровящую губу – Нина зажмурилась, но продолжала делать минет.
- Хватит, - распорядился он. – Этому тебе придется еще поучиться. Впрочем, неважно. Теперь снимай свой сарафан. Стоять будешь прямо, руки за голову.
Нина сбросила сарафанчик, и, дрожа от внезапно охватившего ее холода, привычно приняла позу. По звукам за спиной она сообразила, что он выбирает на столе розгу. Раньше ее никогда не пороли розгами, только один раз случайный знакомый прошелся по ее ногам сорванным в кустах прутом, но и только то. Правда, она прекрасно помнила, что боль от прута заметно отличалась от той, которую причиняет ремень – она была острее, резче. Уйдя в свои воспоминания, Нина чуть не заверещала, когда розга впилась в ее спину, чуть ниже лопаток. Теперь удары сыпались куда чаще и причиняли ей гораздо большие страдания. Впрочем, Нина неплохо умела переносить боль. Кожа на ее спине начала покрываться рубцами, засочилась кровь, Нина почти перестала соображать и лишь «на автомате» по-прежнему держала руки за головой. Не ограничиваясь спиной, розга заплясала на ее плечах, которые по дороге домой не прикроет сарафан. Уже на грани обморока Нина услышала слабый треск – это розга сдалась первой и сломалась. Наступившую тишину теперь нарушало только прерывистое дыхание худой рыжей женщины, совсем недавно с мечтательным выражением на лице шедшей босиком по улице, а теперь стоявшей в этой комнате с иссеченной в кровь спиной и плечами.
- Нагибайся, - прозвучала новая команда, которую Нина поспешно выполнила, едва не упав при этом вперед. Неловко – тело не очень-то ей подчинялось – она опять отклячила зад. Пока «экзаменатор» ходил к столу за новой розгой, Нина встряхнула головой и постаралась вернуть себя к реальности – реальность эта была почти начисто вышиблена из ее мозгов через плечи и спину. Но вот он вернулся, и розга безжалостно обрушилась на ее ягодицы. Разогретые плетью, они успели уже остыть, а он сёк ее уже со всей силы, убедившись – эта худая и хрупкая на вид женщина словно специально создана для жестокой порки. Нина импульсивно сжимала ягодицы, но тут же следовал очередной удар, вынуждавший ее плоть обессилено расслабляться. Ладони, которыми Нина упиралась в колени, вспотели и начали скользить; Нина откровенно «плыла», но последние проблески сознания требовали от нее держаться до последнего – она понимала, что это ее единственный шанс, и больше она уж вряд ли решится на такое испытание. И тогда в «Коллекции» не расцветет ее собственный букет острых ощущений.
Когда где-то вдалеке раздался треск, Нина не поверила, что она вновь оказалась сильнее розги – и даже ни разу не вскрикнула. Переносить порку молча ее приучил еще отец, которому со временем начало доставлять заметное удовольствие наказывать дочку, причем за любой возглас он обычно дополнял еще десяток ударов ремнем.
- Руки, - услышала Нина новую команду. – Вытяни перед собой. Это тебе на десерт.
Захлебываясь беззвучными рыданиями, она вытянула руки. На этот раз он взял не розгу, а тяжелый ремень, отчетливо напомнивший ей отцовский – от первого же удара у нее мгновенно потемнело в глазах. Он лупцевал ее ремнем по рукам, а она молилась о том, чтобы не потерять сознания. И всё же ей это удалось. Ее руки от запястья до локтя покраснели и покрылись багровыми синяками, а о том, как сейчас выглядят ее попа и спина, ей попросту не хотелось думать. Отбросив ремень, он ухватил ее за локоть и повёл в ванную, где включил холодный душ и заставил ее сунуть под него голову. Вода прояснила ее отупевшие от боли мозги, при этом смыв размазавшие косметику слёзы.
- Ну а теперь – завершающая часть десерта, - сказал он, когда они вернулись в комнату. Он указал ей пальцем на кожаный диван у стены. Нина послушно подошла к дивану и хотела улечься на него, но была остановлена грозным окриком: - Поставь на него ногу! У тебя слишком уж гладкая кожа на бедрах, контрастирует с твоей задницей! Сейчас исправим.
В его руке вновь оказался ремень.
Грациозно поставив ногу на диван, Нина уже почти без страха смотрела, как он приблизился к ней и остановился, примеряясь. Затем ремень просвистел мимо ее лица… и Нина едва не надорвала голосовые связки, пытаясь сдержать рвущийся из груди крик.
Когда оба ее бедра были исхлестаны в достаточной степени (на каждую ногу пришлось по двадцать сильнейших ударов, иногда даже пряжкой), Нина получила распоряжение доделать минет. Хотя она уже почти забыла собственное имя, она не забыла, как надо брать в рот мужской член; кроме того, ее влагалище взмокло так, что между ногами хлюпало при каждом движении. Однако она не смела попросить о сексе и покорно, как и подобает рабыне, приняла и проглотила извергшуюся сперму.
Теперь всё было закончено.
Он заставил ее выпить несколько рюмок коньяка, после чего Нина с трудом влезла в свой измятый сарафан.
- Позвони через три недели, - сказал он ей на прощанье, уже в прихожей, где на полу до сих пор чернели следы ее босых ног. – Ты нам подходишь. Имей в виду, за эти три недели – никаких развлечений, твоя шкура должна прийти хотя бы в относительный порядок. Чтобы было, что портить, поняла? – Он грубо взял ее за подбородок и строго взглянул ей в глаза. – Да, и еще. Свои шлепки оставишь здесь. И без них доберешься.
- Да, хозяин, - пролепетала Нина.
Выйдя на улицу, она, осторожно наступая на ноги, пошла к автобусной остановке. Ее тело терзала невыносимая боль, но она знала, что боль скоро утихнет, как это всегда и бывало. Сейчас это было даже хорошо – физические страдания отвлекали ее от мысли, что на нее все смотрят, а кровь на спине и на ягодицах, опухших так, что в сарафане стало тесно, проступает сквозь тонкую ткань. Открытые руки – в кровоподтеках, по бедрам отлично видно, что по ним погулял ремень. Еще и босиком, с размазанной тушью, растрепанная от неоднократно вцепившейся в волосы руки, на щеке алеет след пощечины…
«Зато у меня восхитительный педикюр», - подумала Нина, чтобы хоть как-то поднять себе настроение. Она ехала в автобусе в город и разглядывала ярко-зеленый лак, которым накрасила ногти на ногах. Домой она вернулась уже за полночь. Выпила несколько таблеток анальгина и упала в постель…
Как она и предполагала, через несколько дней боль почти перестала донимать ее, превратившись в сладостные отголоски. Нина с трудом выждала отпущенные ей три недели. На двадцать второй день она сняла трубку телефона и набрала номер клуба «Коллекция»…



Рейтинг: 3.00/5
Просмотров: 3861
 Разместил: RonVisal

 «   Сентябрь   » 
пнвтсрчтптсбвс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Вы стандартной ориентации?

Да!80% 80%[5418]
Незнаю...10% 10%[737]
Нет.8% 8%[575]

Всего ответов: 6730


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.