Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



27-08-2006  КЛУБ-2
Страница: 1/1

…Если Нина знала (или, по крайней мере, очень сильно подозревала), что хорошая порка – это именно то, что ей нужно, Диана вовсе ни к чему подобному не стремилась. Это была «новорусская» девушка, дочка состоятельных родителей, вышедшая замуж за успешного бизнесмена. Миниатюрная, очень смуглая, темноволосая, со множественными татуировками и пирсингом, она выглядела очень экзотично, предпочитая носить как можно более открытые наряды: короткие юбки, шорты, топики.Даже зимой, собираясь куда-нибудь по делам (в фитнесс-клуб или в сауну) она одевалась как можно легче, набрасывая сверху шубу – этого вполне хватало, чтобы нырнуть в джип, не успев замерзнуть. Даже сапожки она надевала без колготок; а уж летом она и вовсе не признавала обувь, даже по магазинам путешествовала босиком. Если муж выражал недовольство тем, что Диана, и без того подчеркнуто экзотичная, слишком уж выставляет себя на показ, она успокаивающе мурлыкала что-нибудь про накрашенные ногти на ногах, «надо же дать лаку просохнуть».
У Дианы имелась одна, но очень серьезная проблема – грубо говоря, она страдала от непроходящего «бешенства матки», подпитывавшего ее эксгибиционизм. Любой день без секса был для нее потерянным днем. Не удивительно, что уже через месяц после свадьбы она изменила мужу в первый раз, а дальше уже пошло само собой. Честно говоря, ей было без разницы, кто ее трахает – если супруг был способен сделать это вечером после работы или в выходные – ради бога, пожалуйста. Но зачастую днем она занималась сексом с кем-нибудь из своих многочисленных любовников, кое-кто из них специально для этого являлся к ней домой (хотя обычно это происходило где-нибудь на нейтральной территории). Если Диана и задумывалась иной раз – не догадывается ли о ее поведении муж – то это ее не очень беспокоило. Как она вскоре убедилась – напрасно. Следовало побеспокоиться.
В один вовсе не прекрасный день ее очередное «романтическое свидание» было прервано совершенно жестоким и неромантическим образом. Едва новый бой-френд, раздвинув ее ноги, украшенные браслетами на щиколотках, успел неглубоко войти в нее, и Диана испустила первый хриплый сладостный стон, как на сцене появился ее муж.
Это было по-настоящему ужасно. Диана едва не умерла со страха – в этот день муж должен был улететь в Австрию по делам фирмы, и в первую секунду она подумала, что это его призрак. Удивительно, но она мгновенно кончила. Чего нельзя сказать о ее бой-френде – ощутив затылком ствол пистолета, он мгновенно утратил всякое желание заниматься сексом. Муж с недоброй усмешкой на лице приказал ему немедленно одеться, после чего указал на дверь.
- А ты подожди меня здесь, моя дорогая, - бросил он Диане и вышел в коридор следом за любовником. Дрожащими руками набросив на себя короткий шелковый халатик, Диана села на кровати, опустив голову, сцепив пальцы и глядя на свои ноги. В голове вертелся припев из песенки «Стрелок»: «Мы попали, мы попали, мы опять попали». Из коридора слышались приглушенные голоса, но слов разобрать она не могла. Затем зашумел лифт, дверь захлопнулась и муж вновь вошел в комнату, на ходу засовывая пистолет за пояс.
- Встать, - приказал он жене. Диана вскочила на ноги и замерла перед мужем.
- Дорогой… - начала было она хриплым с перепуга голосом. Она понимала, что сейчас ей, скорее всего, очень здорово достанется. И еще хорошо, если он ее не убьет. Она была готова на всё, лишь бы он ее не убивал.
- Сопли подбери, твой трахальщик уже ушел, - оборвал ее муж и резко ударил ее ладонью по лицу. У Дианы подкосились ноги, она села на кровать, и тут же была поднята обратно за волосы. «Начинается…» - подумала она, сглатывая кровь.
- Ну что, босоножка моя? Значит, вот как ты проводишь свободное время? Хочешь что-нибудь мне сказать?
- Пожалуйста, не бей меня… - прерывающимся шепотом отозвалась Диана. – Я больше так не буду…
- Ответ не верный, - он схватил ее за руку выше локтя и развернул спиной к себе. – Стоять так. Попробуй только шелохнуться – пожалеешь. – Следующим движением он сорвал с нее халатик. Совсем голая, Диана стояла, затаив дыхание и отчаянно молясь, чтобы было не очень больно. Почему-то у нее мгновенно намокло между ногами. Она слышала, как за ее спиной муж открыл платяной шкаф и что-то достал оттуда. «Ремень!» - холодея, поняла Диана. Представив, как он сейчас начнет стегать ее по обнаженному телу, она чуть не упала в обморок. Но в этот момент первый удар вернул ее к жизни – мощно размахнувшись, муж со всей силы хлестнул ее толстым кожаным ремнем наискось по ягодицам.
С диким визгом Диана упала лицом на постель, схватившись руками за ушибленное место – и тут же отдернув руки. Рассеченная кожа распухла, закровила, и прикосновение ладоней вызвало почти настоящий ожог. Диана попыталась уползти за кровать, но муж безжалостно вернул ее в исходное положение – опять за волосы.
- Я предупреждал тебя, - прошипел он, наклонившись к ее уху. – Еще раз двинешься без приказа, я тебя вообще пришибу. Умеешь развлекаться – умей за это получать. Ты поняла?
Всхлипывая и заливаясь слезами, Диана закивала. Ее начало трясти.
- Вот и отлично. Тогда продолжим, - и он нанес ей второй удар, точно попав в то же самое место. Диана взвыла. Она стояла, переминаясь с ноги на ногу, но больше не решалась падать – по голосу мужа она поняла, что, если она не сможет выдержать наказание, он просто ее застрелит. Удары следовали один за другим почти без перерывов. Озверев, он лупил ее и по спине, и по заду, и по бедрам… почти теряя сознание от боли, Диана понимала – надо терпеть до конца. Закусив губу, она стояла под хлещущим ремнем, вздрагивая всем телом от каждого нового удара. Ее смуглая кожа на ягодицах и спине быстро теряла свой обычный, приятный глазу цвет: широко рассекаемая карающим ремнем, она раскрывалась, словно цветок навстречу жарящему солнцу, только вместо росы сочилась горячей кровью. Дымясь, кровь теплыми струйками стекала по ногам Дианы, впитываясь в ковер. Ее мозг захлебывался слишком уж острыми ощущениями. В детстве ее никогда не били, в крайнем случае – ставили в угол за очень уж серьезные проступки, а из сексуальных игр она пробовала только связывание и наручники, да и то не сказать, чтобы ей это сильно нравилось. Но именно сейчас, вместе с чудовищной, ни с чем не сравнимой болью, к ней приходило понимание разницы: она сама соглашалась надеть наручники, даже сама это предлагала – сейчас же от нее ничего не зависело. Хотела она или нет, она была вынуждена стоять, чуть наклонившись к кровати, чтобы удобнее было ее бить, и ощущать, как по телу отплясывает безжалостный ремень. И это… этот кошмар… он возбуждал ее, ей уже не хотелось в обморок… ей хотелось другого. Незаметно уронив руку туда, где от жесточайших ударов трепетал низ ее живота, она прикоснулась пальцами к своим половым губам. Они намокли также, как ковер под ее ногами, и даже сильнее. Диана даже не заметила, как муж перестал ее стегать.
- Дешевая похотливая сучка, - процедил он, отшвыривая ремень в сторону. Он снова резко развернул ее – на этот раз лицом – и несколько раз ладонью наотмашь хлестнул ее по распухшим губам. После чего грубо впился в них поцелуем, запрокинув ее голову. Ногой в ботинке он придавил ее босую ступню, но Диана, чувствуя, как обжигающая каленым железом боль сменяется подобием нирваны, даже не обратила на это внимания, хотя два кольца, надетые на пальцах, врезались в кожу. В сравнении с тем, что она только что вытерпела, это были такие пустяки!
- Живо в ванную, - он отпустил ее. – И приведи себя в порядок. Потом продолжим наш разговор.
Страдая одновременно от возобновившейся боли, от унижения и от колотящегося внутри желания, Диана с трудом дошла до ванной комнаты. От кровопотери у нее кружилась голова. Механически, как заводная кукла, она ополоснула заплаканное лицо, смыв размазанную косметику, как могла, остановила капающую из разбитых губ кровь, и, чувствуя себя очень плохо и очень хорошо, вернулась обратно к мужу. То, что она увидела, не могло напугать ее больше, чем неожиданное его неожиданное появление в самый разгар «развлечений», но, тем не менее, она насторожилась.
На кровати были разложены: несколько плеток, пучок длинных розог и парочка ремней – потоньше того, которым Диана только что была выпорота, но явно гораздо жестче. (Диана не знала и не могла знать того, что муж вот уже полгода является активным клиентом клуба «Коллекция боли», где два-три раза в неделю подвергает наказаниям девушек-мазохисток).
- Дорогой… - тихо сказала Диана. – Послушай, я правда очень виновата перед тобой. Я сама это знаю… Но, я умоляю тебя, - она опустилась перед мужем на колени, - пожалуйста, пощади меня. Я знаю, что тебе хочется меня наказать. Только я боюсь, что надолго меня не хватит. Милый, на мне ведь живого места не осталось. Разреши мне доставить тебе любое удовольствие, какое хочешь… - она встала на четвереньки и солеными от крови губами поцеловала мужнин ботинок. – Ну, пожалуйста, пожалуйста, прости меня! Я буду твоей рабыней, я… я… я буду принадлежать только тебе, ты сможешь пороть меня, когда захочешь! Только пожалей меня сейчас!
- С какой это стати я должен тебя жалеть? – саркастически спросил муж. – Ты водишь в дом любовников, ложишься под каждого встречного, а я должен тебя жалеть? Слишком много хочешь. И не заблуждайся – на тебе еще остались живые места. Но это ненадолго, уж будь уверена.
Обреченно вздохнув, Диана поднялась на ноги, готовясь к продолжению наказания. Муж заставил ее принять новую позу: опершись ладонями о спинку кресла и максимально прогнувшись в ноющей спине так, чтобы груди – и гладко выбритый лобок – оказались услужливо подставлены под предстоящие ей удары. Наблюдая за тем, как муж неторопливо, явно наслаждаясь ее паникой, выбирает плетку, она не верила в происходящее. Боль и страх не позволяли ей осмыслить будущие последствия того, во что она влипла по собственной глупости и (если уж быть честной) потому, что была, действительно, дешевой потаскушкой. И уж, конечно же, она не могла сейчас осознать самого главного – именно этого добивается ее муж, который, поймав ее в момент измены, решил растоптать в ней личность и превратить ее в покорную, не рассуждающую и наслаждающуюся собственным унижением рабыню. Он считает, что она это заслужила.
Через минуту она, зажмурившись, получала удары плетью по груди. Плеть оставляла длинные пылающие полосы. Не выдержав, Диана рухнула в кресло иссеченной в кровь задницей, и тут же с воплем вскочила обратно. Переложив плетку в другую руку, муж влепил ей пощечину и распорядился вернуться в прежнюю позицию. Со стонами Диана выполнила его приказ, и он продолжил сечь ее – еще более безжалостно. Каждый новый след, оставленный плеткой у нее на груди, ярко-белым вспыхивал перед ее глазами на фоне мутно-красной поволоки. К тому времени, как муж, наконец, пресытился ее истязанием, она уже почти ничего не хотела. Только память где-то в глубине сохранила тщательно лелеемое сквозь боль и оглушающие удары плети неуместное желание, теперь уже чуть пульсирующее под исхлестанным лобком.
Диана ненадолго лишилась чувств, а очнулась уже на постели, куда швырнул ее муж. Жесточайшее изнасилование уже не могло произвести на нее никакого впечатления, она словно наблюдала со стороны за тем, как он трахает ее, стискивая руками ее истерзанное, кровящее и спереди, и сзади тело. Диана дождалась, пока он кончит, и отключилась уже надолго.
…Ей понадобилось почти две недели, чтобы начать вставать с постели. По прошествии еще нескольких дней муж однажды вечером заставил ее сесть в машину и отвез в клуб «Коллекция боли». Они вместе зашли в кабинет исполнительного директора. Он с интересом оглядел новенькую – миниатюрную брюнетку, чудом сохранившую свою экзотическую красоту после жесточайшего наказания. Но в глазах Дианы уже не было никакого интереса. Она почти не волновалась, не беспокоилась о том, что будет с ней дальше. Мужнин ремень вышиб из нее все эмоции, а перенесенная боль, казалось навсегда лишила ее способности радоваться жизни, пусть даже и так, как она привыкла это делать, занимаясь сексом со всеми подряд. Перед исполнительным директором она стояла с таким отстраненным видом, что тот спросил ее мужа:
- Надеюсь, с наркотиками у нее проблем нет?
- Никаких наркотиков. У нее только одна проблема – она похотливая блядь. Устрой ей тут такие блядки, чтобы ей мало не казалось никогда. И еще одно.
- Что?
- Сделай так, чтобы мне она здесь на глаза не попадалась. Как клиент клуба я тебе ее рекомендую. Если хочешь, заплачу за нее вступительный взнос. Ты, главное, о ней позаботься… - и он ухмыльнулся так же недобро, как и в тот день, когда он застал ее с любовником.



Рейтинг: 2.67/5
Просмотров: 2997
 Разместил: RonVisal

 «   Июль   » 
пнвтсрчтптсбвс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Вы стандартной ориентации?

Да!80% 80%[5418]
Незнаю...10% 10%[737]
Нет.8% 8%[575]

Всего ответов: 6730


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.