Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



26-07-2005  СОН (эротический роман) часть 4
Страница: 1/1

Сашка не стал ничего возражать. В его голове был такой сумбур от всего услышанного, что он не знал, что ему делать. С одной стороны он воспитывался семьёй и обществом в духе нетерпения и презрения всего того, что противоречило социалистическому образу жизни и мышления. А связи с лицами своего пола, были не просто порицаемы, но и уголовно наказуемы. И следуя всему этому, Сашка должен был ненавидеть и презирать Петю, как тот же Пеца. Но это с одной стороны. А с другой, с другой стороны, он чувствовал какую то внутреннюю симпатию к этому мальчику, который наперекор всему отстаивал своё отношение к жизни и само право на жизнь. "Он так начитан, не по годам умён, занимается музыкой и пением. Наконец с ним просто интересно! Так и что из того, что он пид…, что он любит мужчин? У меня-то с ним всё равно ничего не было и не будет. А как человек и собеседник он намного лучше многих с кем я общался и общаюсь ." – думал Сашка. Он ещё немного полежал в раздумьях, пока не заснул. Снился ему плохой сон. Буд-то стоит он, Сашка, в комнате, а посередине этой самой комнаты стоят Пеца, Кула и Сёма и бьют ногами лежащего на полу Петю, лицо и руки которого в крови. Петя, стараясь увёртываться от сыплющихся на него ударов, катается по полу, закрывая лицо руками. Вдруг он отнял от лица руки и с болью в глазах , посмотрев на Сашку, сказал, обращаясь к нему:
- Помоги мне! Ну что же ты ждёшь? Они же убьют меня! Ты просто трус!!!
Но Сашка стоял, как вкопанный не в силах пошевелиться. Вдруг он почувствовал сильное давление в мочевом пузыре и нестерпимое желание пописать. Желание было настолько сильным, что он проснулся. Была ночь. Сашка быстро встал и побежал в туалет. Уже подбегая к туалету ,он увидел полоску света, пробивавшуюся из-за приоткрытой двери кабинета доктора и услышал приглушённый шёпот. Сашка тихо подошёл к двери и заглянул в кабинет. То, что он увидел, не просто шокировало его, а убило наповал. Лидия Павловна, его любимая Лидочка, стоя на коленях, делала минет физруку. Да, да, да! Она сосала с наслаждением его член, а он стонал от удовольствия, поглаживая её по волосам и шепча: "О, как хорошо! Ты просто прелесть, это чудо!" Комок горечи и обиды подступил к Сашкиному горлу. Такого предательства он не ожидал. Как она могла? Неужели все женщины такие предательницы? И обида сменилась дикой злобой и ненавистью. Сашка зашёл в туалет и громко хлопнул дверью. Писая, он стоял и плакал. "Нет, верить никому нельзя! – думал он, - Ну хорошо! Я теперь буду вам всем мстить! И трахать буду всех вас как животных, для которых чувства и любовь отсутствуют!" Он вернулся в палату и лёг спать, хотя ещё долго не мог уснуть…
К концу недели его отпустили, как выздоровевшего в отряд. Ребят из своей компании он нашёл на их тайном месте. Там же они и обсудили план действий, который был очень прост. Во время зарницы им надо было захватить Кулакову и затащив на свою полянку, показать ей фотографии. После чего оттрахать её…
Проведение зарницы было назначено на следующую пятницу. Мюллер собрала отряд и стала назначать, кто кем будет в этой военизированной игре. Сашка, попросив слова, предложил вожатой создать разведгруппу, для выяснения местонахождения и дислокации противника. В группу, по просьбу Сашки, включили Пецу, Кулу и Сёму. "Поверьте, Мария Юрьевна, что мы вас не подведём и сделаем всё, что бы отстоять честь отряда!" – пафосно произнёс Сашка, окончательно убедив вожатую в правильности выбора…
А в воскресенье Сёмин брат привёз фотографии. Качество снимков было не очень, но всё равно на них можно было узнать и вожатую, лежащую голой на кровати с искусственным членом, вставленным во влагалище, и Кулакову, уткнувшую голову между ног вожатой. Снимков было много и все разные. Оставалось только ждать назначенного дня Зарницы…
Звуки горна, разбудив весь лагерь, оповестили его о начале зарницы. Ребята, быстро одевшись, выбежали и построились у корпуса. Кулакова раздала каждому по синей повязке, это был отличительный знак их отряда. Противники получили красные повязки…
Вожатая, согласно плана действий , провела отряд к месту дислокации. Там же она получила конверт с заданием. Сашка со своим отрядом, с разрешения командира, то есть вожатой, ушли вперёд в разведку. Сама Мюллер, с другими ребятами, пошли по дороге, согласно плана . Кулакова и ещё две девочки, одев на другую руку ещё по повязке с красным крестом, изображали из себя санчасть, то есть полевой госпиталь.
Девочки уселись на траву рядом с воткнутым в землю флажком и изображением красного креста и полумесяца, и болтали о всякой ерунде. Через минут десять Кулакова встала и пошла в кусты, что бы пописать. И только она, сняв трусы, присела, как чьи-то руки схватили её. Она хотела, было, закричать, но ещё одна рука зажала ей рот. Кулакова начала было брыкаться, но тут же получила довольно болезненный тычок в живот и услышала знакомый голос:
- Будешь орать и дёргаться, убьём!
После этих слов Надя как-то смякла. Она уже не сопротивлялась и не пыталась кричать. А ребята тащили её туда, в глубь леса…
- Ну, вот и пришли. Теперь можно отдохнуть и спокойно поговорить! – сказал Пеца.
- Не о чем мне с вами говорить! Только попробуйте меня хоть пальцем тронуть, скоты! Да вам теперь такое будет… А тебя, Никольский, из комсомола точно исключат, уж я об этом позабочусь!
- Исключат, говоришь? Ну что же, ты права. Таким как я не место в комсомоле. Да, пойдём вместе в райком комсомола. Ты скажешь, что я плохо себя веду, курю, ругаюсь матом. А я покажу им это! – и Сашка достал одну из фотографий, на которой Надя голая лежала вместе с голой вожатой на постели. – Или это? А может быть это?! – и он протягивал ей одну, за одной фотографии. Надя ,в шоке ,рассматривая фотографии, села на траву. Её приспущенные ,там, в кустах трусы, спустились до самых туфель. Она, просмотрев все фотографии, подняла на Сашку глаза. В них уже не было той самоуверенной наглости и презрения. Теперь на Сашку смотрели глаза испуганной девочки.
- Не надо! Пожалуйста, не отдавай. Я больше не буду к вам приставать, честное слово!
- Нет, ты должна отработать! – сказал Пеца, расстёгивая брюки.
- Нет, нет, пожалуйста! Если мама узнает, что у меня это было с мальчиком, она меня убьёт!
- А ты ей не рассказывай, вот она и не узнает!
- Да что вы?! Она же меня к гинекологу водит после каждой смены!
Её ответ немного озадачил Пецу, который приостановился на полпути.
- Туда нельзя?! Тогда будем е…ть в рот и жопу !- зло сказал Сашка. Он вдруг вспомнил ту ночь, когда он застал Лидию Павловну с физруком. И всё , уже с новой силой, всколыхнулось у него внутри. Он быстро достал меня из трико и , подойдя к Кулаковой, стал водить мною по её губам, щекам, носу.
- Ну, давай, давай соси, сука! – крикнул он и она, покорно открыв рот, стала меня сосать. Делала она это совсем неумело, что ни в какое сравнение не шло с минетом Лидии Павловны. Это ещё больше злило Сашку и он, схватив Кулакову за уши, грубо стал насаживать её голову на меня.
В это время Пеца приподнял Кулакову и согнул её, оказавшись сзади. Затем он стал пытаться ввести свой член ей в попу, но у него ничего не получалось. Только Кулакова от каждой его попытки как-то вздрагивала всем телом.
- Не лезет, зараза! – выругался Пеца.
- А ты послюни, послюни его как следует! – посоветовал Сашка. Пеца, наплевав себе на ладонь, стал обмазывать слюной головку своего члена. Потом он смачно плюнул на анальное отверстие Кулаковой, что вызвало одобрительный хохот ребят, и продолжил попытки. Член его гнулся, но никак не хотел заходить в анус. Тогда Пеца взял его рукой у самой головки и стал засовывать. Кулакова ойкнула.
- Вошёл, зараза! – торжественно произнёс Пеца. И начал делать поступательные движения задом. Тут из меня ударила струя спермы, и Кулакова попыталась освободить голову, замычав. Но Сашка крепко держал её за уши.
- Глотай, глотай сука! – сказал он. Кулакова сделала несколько глотательных движений и Сашка, отпустив её уши, отошёл в сторону. Следующим к ней пристроился Кула. Его член был небольшого размера. Кула всунул его Кулаковой в рот. Та стала отсасывать у него. Пеца , весь изогнувшись, тоже кончил. Он вытащил свой член из её попы и чертыхаясь отошёл в сторону.
- Во, зараза, весь в говне! – ругался он вытирая свой член о травой. – А ты чего ждёшь? Обратился он к Сёме. – Давай, место освободилось. Вдуй ей по самые помидоры!
Сёма нерешительно подошёл к Кулаковой. Он спустил трико с трусами. Несмотря на маленький рост у него был хорошо развитый член, больший по размерам, чем члены Кулы и Пецы. Сёма стал аккуратно вводить его ей в попу. И на удивление у него получилось сразу. В это время Кула тоже кончил и отошёл в строну к ребятам. Сёма минуты три подёргался и тоже кончил. Кулакова устало упала на траву. Из её попы прямо на юбку стекала сперма. Рот был тоже перепачкан остатками спермы.
- Ну что, кто ещё хочет, по второму кругу? – спросил Пеца. Но желающих не было.- Ну, тогда значит всё. На твои фотографии и вали отсюда. Но помни – сболтнёшь кому, тебе п…це! Расклеим твои фотки по всему городу! Так что молчать в твоих интересах.
Сашка посмотрел на Кулакову. Её жалкий вид мог вызвать сострадание. Но ему не было её жалко. Ребята ушли. Кулакова ,ещё посидев немного, встала и одела трусы. Она сама не понимала, что творилось в её душе. С одной стороны ей было мерзко и обидно. А с другой – приятно! Она так возбудилась от всего происходящего, что сладкая истома, пульсирующая где-то там внизу живота, доводила её до головокружения. Она и не думала идти жаловаться на ребят. Наоборот, ей хотелось ещё раз испытать эти ощущения…
- Где ты была, Надя? Мы тебя обыскались! – подбежав к ней, спросили девочки. – С тобой, что- то случилось?
- Нет, что вы девочки, всё хорошо. Просто я уснула там на полянке! – И она показала рукой, в сторону леса… Зарница закончилась, а вместе с ней лето, каникулы и детство…



Часть вторая "Юность"
>

Сашка поступил в Автотранспортный техникум. Закончив восемь классов, он решил не учиться дальше в школе, а до армии получить специальность в техникуме. Никого знакомых в Сашкиной группе не было, но он быстро подружился с ребятами. Время шло незаметно . И если первое время было тяжело с непривычки, то уже к зимней сессии Сашка втянулся и не так уставал. Зимой он познакомился с Таней. Она училась в экономическом техникуме на товароведа. Познакомились они случайно на вечере в Танином техникуме, куда Сашка пришёл на танцы с друзьями. Таня ему сразу понравилась. Тёмные длинные волосы, карие глаза. Но главное – фигура. При довольно таки узкой талии у неё была большая грудь, а её плотные, но стройные ножки, заманчиво открыла мини-юбка. Танцуя с Таней, Сашка нежно держал её за талию, аккуратно прижимая к себе. А она, в отличии от многих других девушек, не отстранялась, а наоборот сама прижималась к Сашке своей потрясающей грудью. Аромат её духов и вид, который открывался ему, когда он сверху смотрел на вырез её платья, позволяющий видеть, пусть и немного шары этих девичьих грудей, всё это настолько возбудило Сашку, что я стремительно начал подниматься. Сашка попытался слегка отстраниться, но Таня, подавшись немного вперёд, сама прижалась ко мне своей правой ногой, выставив её между ног Сашки. И если бы в это время в зале горел яркий свет, все присутствующие смогли бы увидеть, как покраснел Сашка. В это время музыка закончилась и Сашка, проводив Таню, отошёл в сторону. Он встал так , что бы не было видно, как я выпираю у него из брюк. Снова зазвучала медленная музыка, и объявили белый танец. Вдруг Сашка почувствовал лёгкое прикосновение чьей-то руки, которая легла ему на плечо. Он обернулся. Перед ним стояла Таня.
- Пойдём, потанцуем?! – сказала она обнимая Сашку за талию. – Я тебя приглашаю!
Обычно, как это делают мужчины, Сашка держал девушку в танце за талию. Но сейчас Таня, словно кавалер, обхватила его и прижала к себе. Я уткнулся ей прямо в ляжку. Свободный покрой брюк позволял мне почти беспрепятственно продвигаться по левой брючине, ища путь к свободе. И Таня своей ножкой ощущала всё это движение.
- Подожди, я юбку поправлю! – сказала она и, немного отстранившись, провела ладонью по юбке сверху вниз. Причём костяшки её пальцев, в это же время, прошлись по всей моей длине, от чего я чуть не лопнул от напряжения.
- Ого! У тебя что там, а? ну скажи, скажи! Что ты туда засунул?! Специально, чтобы девчонок заманивать? – И она уже ладонью коснулась меня.
Сашка смущённо отстранился. А Танька засмеялась.
- Слушай, а давай встречаться?! Ты хочешь со мной встречаться?
- Да, хочу!
- Тогда пойдём, посидим у нас в аудитории, покурим.
Они поднялись на второй этаж. В темноте коридора Таня шла уверенно, ведь она знала здесь каждый выступ и закуток. Щёлкнул замок, и они вошли в аудиторию. Таня уселась на стол преподавателя, Сашка сел рядом. Он достал пачку "Опала" и, угостив девушку, закурил сам.
- Значит это ваша аудитория? – что бы как-то начать разговор, сказал Сашка.
- Да, ерунда! Дебет, кредит. Знаешь, где мне вся эта учёба уже сидит?! А ты местный?
- Да, я на Поповке живу. А ты?
- Не-а! Я из Сафоново. А здесь в общаге обитаю. Скука, жуть! А ты что, маньяк, что ли?
- Кто??? – Удивлённо спросил Сашка.
- Кто, кто – маньяк! А иначе, зачем было кусок шланга в штаны засовывать?!
- Сама ты … Дура! Какой шланг?
- Какой , какой, а это что, а? – И она, быстро соскочив со стола, сдёрнула на пол и Сашку, расстёгивая на ходу ему брюки и молнию.
- А это, это что? Не шла… - И тут она осеклась, когда резким рывком стащив Сашкины брюки вместе с трусами, увидела меня почуявшего свободу и подскочившего вверх.
- Ничего себе штука! Такой не забинтуешь. Слушай, пошли сейчас ко мне в общагу, а?
Сашка очень хотел трахнуть эту наглую девчонку, очень. Но он решил не торопиться, выдержать паузу.
- Нет, сегодня я не хочу. Настроения на это нет. Оставь телефон, может быть я тебе потом позвоню.
- Да, конечно, вот. – и она стала торопливо записывать свой адрес и телефон общаги.
- А ты давай я и твой , ну домашний номер запишу, а?
- Ладно, записывай. – И Сашка продиктовал ей свой номер. Потом они спустились вниз. Сашка пошёл в туалет покурить, а Таня подошла к подружкам, уныло стоящим в углу зала.
- Ну ,девки, атас! Видели, я с парнем танцевала?
- Видели, видели. Видели, как танцевала, видели и как наверх с ним пошла! – ответила одна из подружек и засмеялась вместе с другими.
- Га-га-га! Чего ржёте? Вы слушайте-то до конца.
- До, чьего? – снова пошутила подруга.
- Да пошла ты! Не хотите и не надо. – обиженно отвернулась Танька.
- Тань, да ладно. Чего ты? Ну пошутила я. Всё, больше не буду. Честное пионерское!
- Ну так вот. – продолжала Танька.- Танцуем мы с ним, значит. Он немного прижался ко мне, а я сама возьми да в ответ и тоже прижмись. Да не просто, а правую ногу у него между ног вставила. И тут чую. Упирается он своим членом мне в ногу. Да не какой-нибудь маленькой сарделькой, а такой болванкой, что рук не хватает пощупать!
- Иди ты?!
- Ну?!?
- Ну вот. Но тут же затаилось у меня подозрение, что это вовсе не хрен его, а кусок шланга. Некоторые мужики себе специально такое подкладывают, чтобы бабу соблазнить. А ты думала?!
Почувствует она такого шланга, ну и конечно обязательно захочет посмотреть и в деле проверить. Помните Светку Туркину? С ней точь , в точь такая история и произошла. Я-то откуда про это и знаю?! Она, Светка, тоже на габариты клюнула. Ну, привела его к себе в общагу, а сама аж писала кипятком всю дорогу, во как хотела! Пришли, значит, а он ей и говорит: "Ты, мол, свет не включай, я не люблю со светом!" И сам ста её раздевать. Она и его старалась, значит, тоже побыстрей раздеть, а он мол нет – подожди. Поставил её раком, а она его просит- ты мол только не в жопу. А то от твоей бандуры потом не то что сидеть, срать не сможешь… И тут чувствует входит он в неё. Но только вовсе не той, здоровенной штукой, какую она недавно у него в штанах щупала, а каким-то маленьким хуёчком . Ну, сантиметров на десять- двенадцать. И когда до неё-то дошёл весь обман, он уже хрипел, опустив голову ей на спину, и спустив прямо на жопу! Ну, Светка, она тоже не промах. Она его потом так отхерачила , его же шлангом. Бежала за ним голая по коридору и пинками гнала из общаги… Так вот, я-то и подумала что мой – это тот гад со шлангом. Ну, я виду то не подала, танцую. А после танца предложила ему подняться в аудиторию. Он конечно сразу согласился. И как только мы туда зашли я сразу как говориться – быка за рога. То есть за рог. Ну он давай отпираться, мол "ты что?" . "О чём это ты?" А раз, и брюки ему вместе с трусам-то и стянула!...
- Ну и что …что -же ты увидела?
- Не поверите бабы- х…! Но какой! Хоть на выставке показывай. В общем, взяла у него телефончик. Ведь такой подарок может быть только раз в жизнь и выпадает!
Сашка, покурив, вернулся в зал. Когда он проходил мимо Тани с подругами, те с нескрываемым интересом смотрели на него, что вовсе не удивило Сашку. Он хорошо знал женскую психологию и был на сто процентов уверен, Танька уже успела поделиться впечатлениями с ними. Потом каждая из них станцевала с Сашкой по танцу…
Через пару дней Танька позвонила и предложила пойти к ним в общагу. Сашка ответил, что в общагу он не пойдёт, а если она хочет, то может придти к нему домой завтра утром к девяти…
На следующий день утром Сашка спал у себя в комнате. Родители давно ушли на работу, а он отдыхал, т.к. к двум часам должен был идти на "Автобазу" на практику. Вдруг раздался звонок в дверь. Сашка не хотел открывать, но звонили очень настойчиво, и он ,одев тапки в трусах пошёл к двери. Открыв дверь, он обомлел. Перед ним стояла Танька. Её щёки были розовыми от мороза, а на коротенькой шубке лежал снег.
- Привет! Ты что не ждал? Забыл!
- Да нет, не забыл. Ты это, проходи, раздевайся.
И он пошёл в свою комнату. Заправляя постель, он, вдруг, почувствовал прикосновение её холодных как лёд рук.
- Ты что? Холодно же! – Вскрикнул он и повернулся. Перед ним стояла Танька, но почти без одежды! На ней был красивый черный бюстгальтер и такие же чёрные трусики. Её грудь буквально выпадала из узенького бюстгальтера.
- Ну, как? Как тебе моя фигура, нравиться?
- Ничего!
- Ничего? А так! – и она, заведя руки за спину, расстегнула бретельку бюстгальтера , который медленно сполз и упал на пол, оголив её потрясающие груди. Они имели красивую форму и были достаточно упругими, что бы обходиться без лифчика, который, как теперь убедился Сашка, им был и не нужен. – А теперь вот так! – И она сняла трусики. На её лобке, большим треугольником, густо росли чёрные волосы.
- А теперь ты! Нет, дай я сама сниму с тебя трусы! – И она, присев на корточки, медленно стащила с Сашки трусы. Я зацепился за резинку, которая удерживала меня вниз головой. Но как только она соскользнула с моей головки я , словно сжатая пружина, выскочил и, стукнувшись о живот, застыл в нескольких сантиметрах от него.
- Слушай, а чего он у тебя такой большой? Я такого, честное слово, ещё ни разу не видела в жизни! Только ты, пожалуйста ,аккуратно вставляй?! Меня лучше или сзади, или когда я сижу сверху.
- А почему именно так?
- А ты посмотри. – и она широко расставила ноги. – Видишь где у меня влагалище расположено?! Внизу, у самой попы. А это очень неудобно, если хочешь лёжа трахаться. Члену трудно залезть!
- А ну ложись, попробуем.
Танька легла и, разведя ноги, согнула их в коленях. Сашка лёг на неё и для начала провёл моей головкой по её вагине. Вдруг Танька дёрнулась как под током. "Значит у неё очень чувствительный клитор!" – подумал Сашка. И он стал тереть мною о её клитор, который тут же стал увеличиваться, превращаясь в большую фасолину . Сашка остановился и стал его разглядывать его. Такого большого клитора он ещё не видел. Затем он стал пальцем тереть его. От чего Танька как бешенная замотала головой по подушке, извиваясь всем телом. Она не-то стонала, не то рычала. Глаза её были закрыты. И только изредка она высовывала кончик языка и , проводя им по губам, увлажняла их. Сашка, продолжая ласкать рукой клитор, другой рукой мял ей груди, целуя и облизывая их. Через двадцать минут, когда Танька ,уже не дёргаясь, лежала на кровати, лишь изредка издавая непонятные звуки, он вошёл в неё. Её влагалище было достаточно тугое и плотно обтягивало меня. Я, лишь на половину входя в него, начинал во что-то упираться. Сашка, не желая портить впечатления, особо и не старался ввести меня до отказа. Он решительными движениями таза водил мной по её влагалищу… После того как я кончил, Сашка ещё несколько минут лежал на Таньке, которая казалось совсем отключилась. Потом он слез с неё и, одев трусы, вышел в ванную. Вернувшись в комнату, он увидел, что Танька, сидя на кровати, одевает лифчик.
- Боже мой! Как хорошо. – сказала она сладко потягиваясь. – А можно я к тебе ещё приду, завтра?!
- Нет, завтра я не могу. Давай я тебе лучше позвоню, когда будит время.
Она ,не спеша одевшись, пошла в прихожую. Там, надев сапоги и шубу, она сказала, открывая дверь:
- Позвони мне, пожалуйста. В любое время, днем или ночью, я всегда буду ждать твоего звонка. Ты только позвони. Я всё, слышишь, всё для тебя сделаю! – и она вышла, закрыв за собою дверь…
А вечером у Сашки так резануло в правом боку, словно острый нож вонзился ему в живот. На скорой, его отвезли в областную больницу и положили в палату в хирургическом отделении. Через час боль утихла, словно ничего и не было. Сашка лежал на своей койке и рассказывал анекдот соседу. В палате было пять человек , двое из которых уже после операции аппендицита. Сосед, схватив зубами край подушки , всхлипывая скорее плакал чем смеялся. Каждый , кто прошёл эту операцию знает, что после неё больно говорить, не то что смеяться. И поэтому, жалобно всхлипывая, сосед умолял Сашку замолчать. Другие же больные дружно хохотали. Тут дверь в палату отворилась и вошла молоденькая медсестра, студентка мед училища, которая проходила в этом отделении свою первую практику. Войдя в палату, она тихо спросила:
- Никольский. Кто здесь Никольский?
- Я – ответил Сашка.
- Приготовьтесь, пожалуйста, я вас буду брить.
Тут, Сашкин сосед, ещё больше вгрызаясь в подушку, простонал:
- Только молчи! Я тебя прошу, только ничего не говори! – Но Сашка искренне удивлённый желанием этой девушки, простодушно ответил:
- Спасибо, но я ещё не бреюсь! – И он сделал жест, проведя рукой по щеке и подбородку. Девушка, густо покраснев, тихо произнесла:
- Вы не поняли, это не там. Перед операцией надо что бы всё место вокруг надреза было выбрито и чисто. – словно по учебнику проговорила она. Тут уже пришла очередь покраснеть Сашке. И он, несмотря на неё, произнес:
- Тогда давайте, я сам.
- Нет, по правилам сестра должна обработать. Поднимите , пожалуйста рубашку.
Сашка покорно откинув одеяло, подтянул рубаху к груди. медсестра, сев на край кровати, стала стягивать с Сашки больничные кальсоны. И как только её нежная, ещё никогда не прикасавшаяся к члену ручка случайно коснулась меня, я моментально стал подниматься. Она широко открытыми глазами смотрела на моё перемещение. А я уже, дотянувшись до пупка, во всей красе лежал перед ней. Она взяла в руки помазок и стала намыливать волосы на Сашкином лобке. Я ей очень мешал и она, решившись, взяв меня левой рукой, стала пытаться отодвинуть в сторону. Я же упрямо возвращался на исходную позицию. У нас с ней получалась какая-то борьба Нанайских мальчиков. Она туда, я обратно. Но когда она взяла в руки бритвенный станок, всё внутри у Сашки похолодело. Он только на секунду представил, что во время бритья она вдруг отпустит, случайно меня. И я со всего размаху бац и о лезвие бритвы. И всё, прощай молодость! От этих мыслей даже мне стало не по себе, но я увы ничего уже не мог сделать, природа сильнее! Нам с ним оставалось только уповать на удачу, да на её левую руку, державшую меня… Лезвие, которым она брила, было жутко тупым. "Им, наверное, брились со дня постройки этой больницы!" – думал Сашка. Сестричка старалась. И ей нелегко, одной рукой брить тупым лезвием, а другой удерживать в стороне, словно горячего коня на узде, меня…
Операция прошла успешно и без эксцессов, если не считать того момента, когда Сашке неожиданно сделали укол в живот и он, от этой самой неожиданности, громко выругался матом. Молодой хирург тихо ему сказал:
- Ты можешь песни петь, стихи читать, но матом, пожалуйста, не ругайся!
Сашке, после операции, дали освобождение от практики и занятий на месяц. И он довольный отдыхал дома. Телефонный звонок, как обычно, разбудил его.
- Да, слушаю! – сонным голосом сказал Сашка в трубку. И услышал знакомый голос:
- Алло, Саша? Это я, Таня. Куда ты пропал, не звонишь совсем?! Можно я к тебе приду?
- Нет, в это время нельзя.
- Почему? Что случилось?! Ты просто не хочешь меня видеть, да?!
- Да нет же. Просто я после операции. Ну аппендицит мне удалили. Вот и буду месяц дома валиться.
- Месяц?! Так это же здорово! Ну в смысле, что я смогу приходить и ухаживать за тобой, да?
- А чего за мной ухаживать? Я же не лежачий больной. А если на счет потрахаться , так мне сейчас нельзя, понимаешь?!
- Понимаю, понимаю. Всё понимаю! Только я просто так буду приходить , ладно?! А хочешь, я с девчонками приду? И тебе веселее будет.
- А они зачем? Что, уже разболтала!
- Да нет, что ты! Я просто им рассказала, какой ты хороший у меня. Ну, они и хотят тоже с тобой познакомиться, честное слово.
- Ладно, приходите завтра. Только давай договоримся ты будешь делать всё что я скажу, согласна?
- Согласна, согласна! Целую!!! – крикнула радостно в трубку Танька. А Сашка, положив трубку, взял со стола начатую ранее книгу и продолжил чтение…
Утром его снова разбудил звонок, но уже в дверь. Сашка, накинув халат, вышел в прихожую. Открыв дверь, он увидел Таньку. Она улыбаясь вошла в квартиру и чмокнула Сашку в щёку. За ней следом ещё три девушки.
- Лена.
- Света.
- Люба. – представились они по очереди.
- Александр. – ответил Сашка. – Раздевайтесь, проходите.
Девушки, снимая свои пальто, передавали их Сашке, который без стеснения разглядывал их фигуры. Света и Люба имели обычные формы, хотя мордашками были ничего. А вот у Лены была шикарная фигура. Такая же как у Таньки, только ещё пышнее грудь и попа. А когда она нагнулась что бы расстегнуть сапоги, сердце Сашкино забилось с быстротой пулемётной очереди. Её попа была не просто большой, как бывает часто большой и бесформенной, что внушало отвращение, а наоборот, имела потрясающие формы. Манящая округлость бедёр и кокетливая выпуклость сзади. И если у Таньки она была большой, но плоской сзади, то у Лены она так выпирала , своей округлостью, что казалось можно поставить на неё спокойно бокал с вином и он не упадёт, а будет стоять как на стойке в баре. Всё это подчёркивали вельветовые джинсы чёрного цвета … Сашка, вместе с девушками, прошёл к себе в комнату.
- Вы извините, но я лягу. Мне ещё тяжело долго стоять и ходить.
- Да, да, конечно! Ложись, ложись. – Встрепенулась Танька. И стала укладывать Сашку в кровать. – Вот так аккуратненько, хорошо! Тебе удобно?
- Да, спасибо!
- А ему, моему богатырю? – И Танька положила руку Сашке на ногу, как раз на то место, где я отдыхал. От её прикосновения, словно по команде, я стал вставать, упираясь в натянутую материю трико.
- Ты что?! Перестань, мы же не одни! – Покраснев ,сказал Сашка, пытаясь убрать с ноги Танькину руку.
- А что? Ты ,может, девчонок стесняешься?! Фу ты, тоже нашёл, кого стесняться! Светке с Любкой мужики по барабану. Не понял? Так они же лесбиянки! А Ленка, Ленка она вообще ещё целка, точно говорю! Я и не хотела её брать с собой , да она сама напросилась. А что, не так что ли? Говорила, что очень хочешь на него посмотреть?!
Ленка, густо покраснев, опустила голову. Её невинность и поведение ещё больше возбудили Сашку.
- Это правда, Лена? – спросил он.
- Да. – тихо ответила девушка не поднимая лица.
- Подойди сюда, сядь рядом. – позвал её Сашка. – А вы девушки не стесняйтесь. Можете раздеться, заниматься своими делами. Мы вам не помеха.
Светка и Любка, словно ждали этого разрешения от Сашки и тут же стали снимать платья. Потом они разложили диван и стали целовать, и ласкать друг друга.
- Во , дают! Вот это класс! – глядя на них, восхищённо сказала Танька. Но Сашка почти не смотрел в их сторону. Он наблюдал за Леной. Девушке очень хотелось посмотреть что делают там на диване её подруги, но она боялась что Сашка увидит , что она смотрит и будет над ней смеяться. Однако не обнаружив никакого интереса в своей персоне, Лена с живым интересом стала наблюдать за подругами… Вдруг она почувствовала как чья-то рука легла ей на колено. Она вздрогнула и посмотрела. Да, это Сашка положил свою руку ей на ногу. Ей было очень приятна его ласка, но она боялась Таньку , и поэтому осторожно сняла его руку. Её пальчики были холодные, но нежные. Сашке хотелось взять эту ручку и целовать каждый пальчик. Он чувствовал, как разительно отличается эта девушка от грубоватой Таньки, которую он уже совсем не хотел. "Эх, если бы сейчас Танька с девчонками ушла, а эта девочка осталась!" – вздохнув, подумал он. А девушки ,тем временем ,уже совсем голые, обнявшись лежали на диване. Их губы слились в долгом поцелуе, а руки неистово тёрли друг друга между ног. Танька со смехом наблюдала за ними, не забывая комментировать разные моменты и позы. Она с каждой минутой всё больше и больше раздражала Сашку. Но он понимал, что если прогнать Таньку с девчонками, Лена тоже уйдёт с ними, а этого он как раз и не хотел.
- Слушай! – позвал он Таньку. – Через час отец должен придти с работы, так что давайте, закругляйтесь. Да и я устал, спать хочу!
Танька понимающе кивнула головой и сказала, обращаясь к девушкам, лежащим на диване:
- Всё девки, харе! Счас родоки придут, пора в общагу. – Девчонки стали быстро натягивать на себя трусы. Когда они оделись, Танька наклонилась к Сашке и, чмокнув его в щёку, сказала:
- Выздоравливай, я буду ждать звонка.
И она вышла из комнаты. Следом за ней , тоже чмокнув Сашку в щёку, вышли Света и Люба. Последней наклонилась к нему Лена. Она тоже хотела поцеловать его в щёку, но Сашка резко повернулся и поцеловал её в губы, которые словно ждали этого поцелуя.
- Возвращайся, я буду ждать! – шепнул ей Сашка, когда их губы разъединились. – Придёшь? Ну!
- Да! – тихо ответила Лена и вышла из комнаты.
Через час она позвонила в знакомую дверь.
- Проходи, проходи! – радостно сказал Сашка, пропуская её в квартиру. Она сняла пальто и сапоги, и они прошил в комнату.
- Ты только не подумай, пожалуйста, что я какая-то… - И она осеклась, стесняясь произнести слово проститутка . – Да с Танькой и её компанией у меня ничего общего. Просто ты мне очень нравишься. Но ты не думай. У нас всё равно нечего не будет. Извини, но я так старомодно воспитана.
- Ты воспитана так, как должна быть воспитана настоящая девушка. И мне очень приятно, что именно тебе я понравился. Но я вовсе не такой хороший, как ты думаешь я ..
- Не надо! Я всё про тебя знаю. – тихо перебила она его. – Я знаю что ты был с Танькой, да наверное ещё со многими девушками. Я слышала ,как она о тебе рассказывала девчонкам. Ты теперь известен всему нашему техникуму.
- Давай не будем об этом, ладно?! Я хочу ,чтобы ты знала, что я ничего тебе не сделаю против твоей воли. Но я хочу, что бы ты также знала, что никто, слышишь, ни одна девушка мне так не нравилась как ты. Можно я тебя поцелую?- и не дождавшись ответа он взял руками её голову. Она, закрыв глаза, покорно ожидала. Поцелуй был долгим и нежным. И Сашка почувствовал, как слабеет её тело. Он аккуратно опустился на кровать, увлекая её за собой. И вот они уже лежали рядом. Он нежно целовал её шею, постепенно опускаясь, всё ниже и ниже. Его рука легла на её грудь и Лена тут же попыталась её снять.
- Ну что ты, что ты?! Я же обещал тебе, что "этого" не будет. А своё слово я держу всегда. Так что постарайся просто расслабиться. – И он снова нежно прикоснулся рукой к её груди, одновременно осыпая поцелуями другую грудь. Но целовать ему приходилось через блузку, которая очень ему мешала. И он начал медленно , пуговичку за пуговичкой расстегивать блузку, расстегнув которую он увидел потрясающую грудь, которая так и манила его к себе. Он посадил Лену и снял с неё блузку и лифчик. Шов сильно тянул в правом боку и Сашку было больно сидеть так, в пол-оборота, но он уже ничего не чувствовал и ни о чём не думал. Он ласкал, ласкал и ласкал её тело, тело юной богини, и сам уже мало понимал что происходит.
- Не надо! – тихо, с мольбой в голосе, прошептала Лена. – Пожалуйста, не надо! Иначе я не смогу больше себя сдерживать… Ты прости, прости меня. Наверное, я дура . Конечно я дура, но я не могу, нет нельзя! – Гладя Сашку по голове, шептала она. – Ты мне очень, очень нравишься. Я никого так не любила, да и наверное не полюблю… Но, я не хочу, что бы ты из-за меня страдал! Давай я тебе помогу… рукой?!
Сашка молча кивнул, в знак согласия и Лена стала аккуратно стягивать с него трико. По её реакции Сашка понял не только то, что она действительно девочка, но и что она в первый раз в жизнь видит член.
- Ты что, никогда не видела раньше мужской член?
- Мужской нет. У братишки младшего видела, но он совсем маленький. А твой … Можно я его потрогаю?
- Ну конечно! Ты можешь делать с ним всё что захочешь, он твой! Трогай, не бойся. Чувствуешь, какая тонкая кожа, а под ней твёрдое тело?! – Объяснил Сашка, а Лена, нежно прикоснувшись, провела пальцем по мне. Потом она погладила головку, от чего я чуть не забрызгал её восхитительные вельветовые джинсы спермой.
- Если тебе интересно и не противно, ты можешь лизнуть его. У него очень своеобразный запах и привкус.
- Что ты! Девчонки потом вафлёршей назовут! Нет, никогда!
- Я тебе клянусь, что никто не узнает об этом!
- Обещаешь?!
- Да! – ответил Сашка.
Лена, взяв меня в руку, поднесла к своему лицу. Но она не решилась преступить эту черту, которую провело перед ней воспитание и общественное мнение.
- Если бы ты знала, как мне сейчас тяжело себя сдерживать, но я человек слова, и если обещал, своё слово держу. Но и ты, пожалуйста, сдержи слово своё! – Говорил Сашка, постепенно опуская голову Лены к моей головке. И вот она коснулась губами её. Затем немного приоткрыв рот высунула язычок и его кончиком провела по головке в районе уздечки. Сашка, застонав, откинул голову на подушке:
- Возьми, возьми его, я умоляю! Ты сводишь меня с ума. О как хорошо! – шептал он, стараясь втиснуть меня в немного приоткрытый ротик Лены. – Шире, шире открой! Ты делаешь мне больно зубами! Вот, теперь хорошо! О, Леночка! Спасибо, спасибо. Ещё, ещё… - шептал он. А Лена, отрыв ротик, взяла в него мою головку и стала сосать её. Делала она это совершенно неумело, хотя явно старалась доставить Сашке удовольствие.
- Ты ещё правой рукой води по стволу, пожалуйста, обхватив пальцами. Да, вот так! А левой , поглаживай яички. Хорошо. Головой. Головой делай такие же движения, как и правой рукой. Да! Вперёд, назад. Умница. Давай, давай, давай! Я скоро кончу, но ты не бойся. Просто наберешь в рот сперму, а потом выплюнешь в унитаз. Она не ядовитая, а наоборот, полезная… - Предупредил Сашка и начал кончать. Лена терпеливо ждала окончания излияния. Затем она поднялась с кровати и вышла в туалет. Через несколько минут, она вернулась. На её лице светилась улыбка. Ведь она первый раз в жизни была с мужчиной. И пусть произошло не "туда", зато с тем кого она любила и кому, если бы только он был понастойчивее, она отдались бы несмотря ни на что. Но он давить не стал, не стал заставлять. И это ещё более укрепило её желание отдаться ему…
Зима сдавала позиции весне, которая тёплым дыханием прогревала воздух и землю. И таял снег. И молодая трава пробивалась сквозь просыпающуюся землю. И всё вокруг, словно оживая, спешило жить…
Сашка тайно встречался с Леной, но их отношения не заходили дальше поцелуев и орального секса. Да Сашку это и устраивало, т.к. упрямая Танька, не давая ему прохода, буквально затаскивала его в кровать. Сашка понимал, что пора поставить точку над и, но он не решался объясниться с Танькой, боясь ,что та отомстит Лене. Однажды Лена сказала ему что Таньки больше нет.
-Как нет? – удивлённо переспросил Сашка. – Умерла, что ли?
- Да что ты! Не дай бог. Просто она уехала. Бросила техникум и уехала.
- А что случилось-то? Почему вот так вдруг?!
- Да кто её знает. Она девушка вообще непредсказуемая. Ты то хорошо это знаешь?!
- Да ладно, чего ты! – поняв намёк и увидев укоризненный взгляд Лены, обнял её Сашка.
- Ничего, ничего. Не подлизывайся! – и она с улыбкой прижала его голову к своей груди.
- А что девчонки-то в общаге говорят?
- Что говорят? Говорят, что познакомилась с какими-то кавказцами и укатила с ними. Москва-Воронеж не догонишь! Ту-ту-ту! – И она радостно засмеялась.
Ведь ей было с чего радоваться. Теперь уже никто не стоял у неё на пути…
- А хочешь я на лето останусь с тобой , ну в городе, а?
- Зачем? Лучше поезжай домой, а осенью мы снова встретимся.
- Да, встретимся?! – по-детски оттопырив смешно нежную губку, жалобно сказала Лена. – Конечно. Ты за лето меня совсем забудешь. Каждый день будешь девчонок разных водить, я-то тебя знаю! – И она вдруг, совершенно неожиданно для Сашки, заплакала.
- Лен, ты чего? Ты что, и вправду плачешь , что ли? Ну, ты даёшь! Да успокойся, успокойся ты. Ну никто кроме тебя мне не нужен. Правда, правда. Ну, честное слово!
Вдруг она подняла на него свои мокрые от слёз, но всё равно, очень миленькие, глазки и спокойно сказала:
- А я ведь знаю, что ты меня бросишь. Молчи. Я всё знаю! Мне ведь всё нагадали. И нашу встречу, и расставание и то, что у меня от тебя будет … - Тут она замолчала.
- Что, что будет? – Переспросил Сашка ,не понимая ,что она имела ввиду.
- Слушай. Ты можешь выполнить одну мою просьбу? Мою последнюю просьбу?!
- О да, моя повелительница! – ответил Сашка, опустившись перед ней на колени. – Слушаюсь и повинуюсь!
- Так вот. Я хочу чтобы сегодня, сейчас у нас с тобой произошло "это" ! И обещаю, что больше никогда ни о чём тебя не попрошу ,и ты меня больше никогда не увидишь!
- Подожди! – начал было Сашка, но Лена его перебила.
- И молчи. Ничего не говори сейчас. Я хочу тишины!
И она молча стала раздеваться. Сашка заворожено смотрел, как Лена снимает с себя платье, лифчик, трусы. Затем она легла на кровать и закрыв глаза, развела в стороны согнув в коленях ноги. Сашка очень, очень хотел её. Но не так. Нет не так, словно какую-то рабыню. Он не знал ,как поступить, понимая что девушка действительно прощается с ним. И хочет от него только того, что он сам с первого дня безумно хотел. .. Немного помедлив, он стал быстро раздеваться. Я уже был в полной боевой готовности. Но Сашка не спешил. "Если уж прощаться и "это" у нас в первый и в последний раз, я сделаю всё так, что бы ты запомнила этот день на всю жизнь! – думал он, ложась на Лену и осыпая её шею, грудь, бёдра, лобок поцелуями. Его руки то гладили, то нежно мяли её грудь, а правая нога аккуратно тёрлась о её клитор. Потом Сашка опустил голову у неё между ног и стал облизывать её вагину. Он лизал, он сосал. Он тёрся об неё носом и подбородком. Но Лена лежала молча, словно её совсем не возбуждали его ласки. Только своими маленькими ручками она зажала в кулачки края простыни. Из её влагалища уже обильно текла смазка, которой Сашка хорошо смазал мою головку. Затем он снова лёг на Лену и, проведя мною по вагине, аккуратно вставил головку до упора. Лена ещё сильнее сжала кулаки, а Сашка, не спеша , надавливая, стал преодолевать сопротивление девственной плевы… Он видел как дрогнули Ленины ресницы. Он понимал как больно и поэтому на секунду приостановился. Девушка, решив, что он хочет отдохнуть, тоже расслабилась. И тут. В ту же секунду резким толчком Сашка вогнал меня во влагалище. Непокорная цитадель, была взята штурмом… Лена дёрнулась , всем телом ,и тут же, расслаблено разжала кулачка. На её лице, впервые за всё время их соития, появилась блаженная улыбка . Она обняла Сашку руками за спину, а ноги закинула у него на попе. Она в такт движений Сашкиного тела двигала ритмично тазом, отзываясь на каждое моё проникновение. Она шумно и глубоко дышала и постанывала. Казалось, что те эмоции, которые она сдерживала в начале, выплеснулись из неё словно шампанское из бутылки… Через минут десять она бурно кончила, захрипев и впившись Сашке в спину ногтями. Буквально тут же кончил и Сашка… Она не дала ему слезть с себя , молча придержав его руками, и не ослабляя замок ног у него на попе…
Потом она всё так же молча , отодвинув его в сторону, встала и вышла в ванную. Сашка даже не заметил, что уходя она взяла с собой свою одежду. Лишь через несколько минут, услышав как хлопнула входная дверь, он понял что она ушла, ушла навсегда. Но не очень расстроился, ведь у него впереди была вся жизнь, прекрасная жизнь!


>

Сашка с нетерпением ждал повестку в армию. Он уже давно настроился на службу, ведь среди его друзей и знакомых, да и во всём обществе, как говориться, было западло не служить в Армии… Получив повестку он вместе с родителями устроили проводы в Армию, пригласив друзей и знакомых. Старшее поколение ,изрядно приняв на грудь водочки ,напутствовало Сашку. Каждый считал своим долгом рассказать ему, что -то из своей армейской жизни и дать совет. Ребята, которые были моложе Сашки, кто на год, а кто и больше с завистью смотрели на него. А сам Сашка мыслями был уже там, в Армии…
На призывном пункте дежурный офицер, проверив у Сашки повестку и документы, направил его к двухэтажному зданию, где находилась комиссия, и у которого толпились призывники. Сашка, помазав на прощанье рукой родителям и ребятам, которые остались там, за воротами, пошел к зданию.
- За мной будешь! – сказал ему какой-то парень в старой куртке. – Тебя куда приписали, а?
- Не знаю. – ответил Сашка.
Он действительно не знал, да ему было абсолютно безразлично. В это время дверь открылась, и вышел прапорщик со списком в руках. Лицо его выглядело явно с похмелья, что подтверждали трясущиеся руки. Он, с трудом выговаривая фамилии, стал читать список. Пятым он назвал и Сашкину фамилию. Выкрикну десятую фамилию прапорщик запустил эту десятку во внутрь… Вдоль длинного коридора находились двери кабинетов и почти у каждой из них стояли ребята в одних трусах.
- Быстро всем раздеться до трусов и вперёд с песней по кабинетам! – приказал прапорщик. Сашка, раздевшись, и сложив свои вещи в сумку, подошёл к первому кабинету. Перед ним было двое, тот парень, что объяснил ему около входа и другой, по виду деревенский, который смущённо стоял, прислонившись к стенке… В первом кабинете проверили вес, рост и давление. Во втором был кабинет окулиста, который, даже не проверив зрение, лишь спросив: "Очки носишь?" и получив отрицательный ответ, поставил в обходной листок – годен. Перед третьим кабинетом пришлось немного подождать. Тот деревенский парень, который стоял первым у двери, явно хотел заговорить с Сашкой, но не успел, т.к. дверь открылась, и оттуда вышел их третий, вернее первый. Он, серьёзно посмотрев на деревенского молчуна ,сказал:
- А ты чего тут стоишь? Можешь заходить. Только трусы здесь снимай! Она, знаешь, как на меня ругалась, что я в трусах зашёл!
Молчун , а его потом так и прозвали, покорно снял трусы и, положив их в свой чемодан, зашёл в кабинет. За столом сидела врач, и что- то писала. Не оборачиваясь, она сказала ему:
- Проходи, садись в кресло!
Молчун сел в кресло. Вернее он не сидел, а скорее, полулежал в нём. Но самое главное, что у этого несчастного парня совсем не вовремя встал член. И когда пожилая стоматолог встала из-за стола что бы проверить состояние зубов у очередного призывника, она к своему великому удивлению обнаружила что тот без трусов! Да ещё, что совсем взбесило её, то, что этот наглый мальчишка посмел возбудиться на неё!
- Ах ты, маньяк , вонючий! Развратная твоя морда ! Вон отсюда!!! – кричала она, топая своими кривыми ножками и заглушая хохот ребят, которые, просунув головы в приоткрытую дверь смеялись громко и нахально . Молчун испуганно выскочил из кабинета и заметался по коридору, поочередно прикрывая своё обнажённое тело чемоданом то спереди, то сзади. Наконец он увидел пустой стул и плюхнулся на него. Ребята продолжали громко хохотать, когда в коридор вышел майор и рявкнул :
- Молчать, смирно!!! – от неожиданности все замолчали и вытянулись по команде. Даже Молчун вскочил со своего стула и принял команду "Смирно". Майор, заложив руки за спину, не спеша, подошёл к нему и, покачиваясь с мысков на пятки, стал пристально смотреть в глаза Молчуну.
- Ты что себе тут? Совсем наглость потерял?! У нас сегодня нет набора в пожарную дружину! Что молчишь? Отвечай, когда с тобой офицер разговаривает!
- Нет! - тихо ответил Молчун.
- Чего нет?
- Набора.
- Какого набора?
- У пожарную команду!
- А если нет набора у пожарную команду, - шёпотом сказал майор и тут же перешёл на крик, – какого же ты хера свой шланг достал! – уже орал он. – Ты, принять надлежащую форму, а вам чтобы было так тихо здесь, что если пролетит комар было бы слышно как у него звенят яйца в полёте!
И он зашёл в кабинет откуда вышел… Сашку, как и следовало ожидать, признали годным и приписали во внутренние войска, в Минский оперативный полк специального назначения. Все бы было ничего, да вот сопровождать его и ещё десять ребят, среди которых оказались Молчун и Весельчак, должен был тот самый майор. Построив ребят в колону по два майор сказал, обращаясь к Молчуну:
- А ты, сынок , будешь замыкающим. И постарайся по дороге, не трясти своим брансбойтом без дела. И не нервировать и без того нервного майора Балюту.
- А кто этот Блюта? – наивно спросил Молчун.
У майора появилось такое выражение лица, по которому легко можно было прочитать его мысли. А думал он вот что: "Да, сынок! Тебе придётся туго в нашей родной и любимой Армии!" И он обратился ко всем:
- Повторяю для самых тупых и для самых умных: Я майор Балюта! Всем ясно?!
- Ясно. – нестройным хором ответили ребята.
- Шагом марш! Идем на вокзал для посадки в поезд. В поезде запрещается, причём категорически – пить, без меня. Отлучаться из вагона и всё остальное! Раз, раз, раз два три…
Несмотря на строгое указание через час, после того как поезд тронулся, все новобранцы были уже пьяными, причем первым ужрался сам майор Балюта. Он лежал в форме на полке и громко храпел, изредка ,так же громко, пукая . Саша с Молчуном, сидя у столика, смотрели на пробегающие за окном поезда поля и деревья, станции и посёлки, и каждый думал о своём . Сухой поёк, выданный новобранцам на призывном пункте майор, сразу же после посадки в поезд, забрал, сложив в свой вещмешок. Но ребята особенно и не сопротивлялись, потому что у каждого были продукты собранные родителями в дорогу… Утром, когда до прихода поезда в Минск оставалось меньше часа, Сашка аккуратно разбудил майора. Тот, хоть и с большого бодуна, но быстро проснувшись, сел на полке. Похвалив Сашку за службу ,он приказал ребятам пройти по вагону и разбудить всех ребят. Когда поезд остановился, ребята увидели в окно, что их уже встречают. На перроне стояли подполковник и два сержанта. Первым из вагона вышел майор Балюта. За ним следом потянулись и новобранцы. Майор снова построил всех в шеренгу по два и доложил подполковнику о благополучном прибытии.
- Ты, твою мать, в сторону дыши, в сторону дыши! – выругался на него подполковник. Затем он подошёл к новобранцам. – Здравствуйте, товарищи новобранцы! – обратился он к ним.
- Здрасте! – ответили несколько голосов.
- Мы сейчас погрузимся на машину и проследуем к месту дислокации нашей части. Хочу вас предупредить, если, по прибытии в часть, вы увидите, что некоторые солдаты будут вам показывать верёвку с петлёй и кричать "Вешайтесь!", не обращайте внимания. У нас всегда так ласково встречают молодых бойцов. А сейчас на лево! К машине шагом марш! – И все двинулись к машине…
Сашку определили в комендантской взвод, командиром которого был старший лейтенант Свирко. Человек, для которого ничего в жизни не было важнее службы, и который изо всех сил старался сделать свой взвод образцово-показательным. А из этого всего следовало только одно – чтобы независимо какие занятия не проходили, строевая, физ или политподготовка, не говоря уже о стрельбе, каждый воин обязан был быть отличником. Поначалу Сашке было очень тяжело. Он уставал настолько, что когда звучала команда "отбой!" он, в ту же секунду, закрывал глаза и засыпал. Но в течении первых шести месяцев он постепенно втянулся в тяжёлый ритм солдатской службы. О женщинах у него совсем не было времени думать, даже когда ложился спать. Хотя была у него одна отдушина. Это когда выпадало дежурить по штабу. В наряд шёл обычно прапорщик и два солдата. Так вот, прапорщик тут же шёл спать в один из кабинетов, дед, старослужащий солдат, уходил вместе с ним, а Сашка оставался один. Закрыв входную дверь на засов, он тихо проходил в женский туалет. Там, взяв мусорное ведро, он проверял содержимое. Иногда ему везло, и он находил в ведре вату со следами месячных. И тогда он, закрыв глаза, вдыхал этот запах, запах от которого ещё всего какой-то год назад его могло вырвать, но сейчас который уже не казался ему мерзким. Он вдыхал его и представлял Свету, связистку, которой, наверное, и принадлежала эта вата. И быстро расстегнув фирменные брюки, он начинал самозабвенно дрочить, брызгая спермой на эту самую ватку…
Однажды, когда вдруг объявили построение, и Сашка кинулся к подставке, где лежали щётки и баночки с гуталином, он обнаружил, что единственная баночка, в которой ещё было немного гуталина, в руках молодо бойца из первой роты. Сашка схватил свободную щётку, подскочил к нему.
- Слушай, у нас построение объявили, дай, пожалуйста, гуталин!
- Не-а, подождёшь! – нагло ответил тот.
Сашка более решительно попросил, на что тот просто послал его. Это было уже слишком, и Сашка ударил его в ухо, на что тот тернул Сашке по лицу грязной щёткой. Они сцепились. Их разняли. У Сашки была чёрная гуталинная полоса на щеке, а у того фингал под глазом. Начальник штаба, майор Серов долго орал на них в своём кабинете, требуя рассказать ,что произошло. Но они молчали. Тогда начштаба взял два бланка на перевод в другую часть и стал быстро их заполнять. Потом он спросил у того солдата:
- Откуда призвался?
Из Витебска. – ответил тот.
- Поедешь служить в Брянские леса!
- А ты? – и он посмотрел на Сашку. И тут Сашке пришла спасительная мысль в голову.
- Я? Я из Брянска! – ответил он.
- Домой хочешь? К маменькиным пирожкам? А вот, нака, выкуси! – и он протянул фигу, прямо к Сашкиному носу. – В Смоленск поедешь! Я вас научу Родину любить. Всё, на тропу!..
И уже вечером Сашка садился в поезд с предписанием до Смоленска. Он до сих пор не верил в происходящее. Ему казалось, что это только сон… Утром, выйдя из поезда, он взял такси и поехал в свою новую часть, которая находилась на окраине города. Напротив,



Рейтинг: 0.00/5
Просмотров: 2590
 Разместил: RonVisal

 «   Август   » 
пнвтсрчтптсбвс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Вы стандартной ориентации?

Да!80% 80%[5418]
Незнаю...10% 10%[737]
Нет.8% 8%[575]

Всего ответов: 6730


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.