Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



08-08-2005  Родная кровь
Страница: 1/1

Глава 1


Словно страшное землетрясение прошло по стране . Сначала умер Брежнев, за тем Горбачёвская перестройка, Ельцинский переворот… Дефолт, инфляция, акции, М.М.М., - весь этот салат событий и имён , как осенние листья , поднятые порывом холодного ветра, кружил по стране . И наполнял он её своей свежестью, обжигая людей холодом неизвестности…Трясло всех. Многие от этой неожиданной тряски падали и испуганно озираясь по сторонам тщетно пытались понять, что же произошло ? И тянули к небу руки, моля о помощи. Но тот к кому были мольбы, эти обращены, не слышал их, а может быть не хотел услышать. Ведь за семьдесят лет их безверия даже ОН отвернулся от них… Но шли по улицам быстрым и чётким шагом те, кто принял ветер перемен, а может быть и принёс его. Шли они рядами, чеканя шаг, который эхом отзывался по всей стране, заглушая крики тех несчастных, что лежали на земле. И вбивали их в землю, беспомощных и обманутых, молодые и сильные, ясно видящие свою цель и идущие к ней… Ну вот и дождались, и слава Богу, в России наступила де-мок-ра-ти-я!!!
Я не был в рядах идущих к своей цели демократов, или как ещё их называли «Новых
Русских». Я был скорее среди тех кто из последних сил пытался подняться с четверенек, на которые нас поставила перестройка…Вложив деньги в одно не безызвестное общество с ограниченной ответственностью, я , как и тысячи сограждан, прогорел и потерял всё. От отчаяния я был на грани, но, как говорится – жизнь как зебра полосатая, и за чёрной , пусть и очень широкой, всегда приходит светлая полоса. Вот и моя удача и счастье пришли ко мне с телефонным звонком, который раздался в пятницу вечером.
- Алло, это квартира Сизовых?
- Да, а что вы хотите ?- Спросила моя мама.
- - Простите, а могу я поговорить с Борисом?
- Боря, Борис! Иди, тебя к телефону. Какой то Николай Силин звонит.
- Я нехотя поднялся с дивана и подошёл к тумбочке, на которой стоял телефон.
- -Слушаю! –тихо сказал я.
- Нет, это я тебя слушаю и хочу знать, как ты тут поживаешь, ефрейтор Сизов?
- -Не понял, кто это?
- - Что, ещё не дошло до твоей большой, но глупой башки с кем говоришь? Ай-яй-яй!
- - Стоп, как говоришь, тебя зовут?
- - Сержант Силин!
- - Силин? Колька Силин?! Ну ты даёшь, не мог сразу сказать, что ли? Ты где?
- - Да у вас в городе. Мы заключили с вашей фирмой « Стрела « договор. Слышал о такой фирме?
- - Ещё бы! Перевозки по всей стране и за рубежом. Солидная контора.
- - Ну так! Фирма веников не вяжет. Но скажу тебе по секрету, наша фирма ещё круче.
- - Поздравляю!
- - Спасибо. Да, я чего собственно звоню? Ты сейчас, трудоустроен, или как ?
- - Скорее «или как «, и давно уже.
- - Вот и чудненько!
- - Да уж, чуднее не бывает!
- - Конечно хорошо. Ведь я тут с местными партнёрами поговорил, ну из « Стрелы». Так у них как раз есть вакансия на семи трейлер. А ты , если мне память не изменяет, и в армии был водилой, и хорошим.
- - Ну. – еле выдохнул я , чувствуя как начинают дрожать руки от волнения.
- - Хороший ответ для интеллигентного человека. Так вот. В понедельник пойдёшь в « Стрелу «, в отдел кадров , и оформишься, если конечно ты хочешь . Зарплата, на первое время небольшая, всего триста баксов…
- - Сколько ? - перебил его я.
- -Ну конечно это копейки, но они обещали через пол года удвоить, плюс каждый месяц премия. Смотри, тебе решать, конечно, но я думаю что на первое время пойдёт, а там что ни будь придумаем.
- - Да нет, я согласен, конечно! И вообще, спасибо тебе большое… А ты где сейчас, на вокзале? Так я за тобой приеду!
- - Спасибо, милый друг, но я ночевал в гостинице «Центральная», а звоню я тебе из машины. Мы направляемся в Москву, там у нас тоже есть одно дельце, на пятьдесят миллионов баксов. Так что не забывай и не скучай, дружище!…
- Я держал трубку телефона, из которой доносились короткие гудки, и смотрел тупым взглядом на дверь, что явно испугало и встревожило мою маму.
- - Что то случилось, сынок ?- спросила она, глядя на меня .- Кто это Николай Силин ?
- - Он предложил мне работу . – тихо ответил я .
- - Работу ? Ну слава Богу , на конец то ! – и мама перекрестилась .
- - Ты что , ма ? Ты же всегда была атеисткой , или ты , как они все , вдруг поверила ?!
- - А что , сынок такого ? Ведь ни кому это не мешает , а тебе ещё, видишь и помогло.
- - Мне помог Колька Силин , и только он ! А твой Бог, где он был, когда тысячи людей стали нищими ?! Чем он помог, а ? Или он помог Николаю Петровичу, который умер в больнице, только лишь потому , что у него не было денег на лекарства и операцию?! Где, где же ОН был ?!? А мы с тобой ?! Разве он не видел унижение твоё, когда ты продавала носки и свитера, стоя у подземного перехода ?
- Ты! Ты, заслуженный учитель союза ! Что, ОН помог? Нет!!! Но в то же время ОН помогал и помогает ворам и бандитам , которые и замутили воду, что бы легче было ловить рыбку . А мы, мы для них , да и для него быдло , пустое место !
- И вдруг я словно очнулся и увидел что мама сидит , сложив руки на коленях и тихо плачет.
- - Мама , мамочка , что с тобой ? – крикнул я , упав перед ней на колени , и положив свою голову на её руки. – Ты прости меня дурака . Это я во всём виноват ! Но теперь всё будет по другому , теперь у меня есть работа и мы, наконец то заживём как люди. Да я тебя ещё ветчиной и икрой накормлю , вот увидишь ! А Бог , конечно же он есть, и это он помог нам , а то кто ж ещё ?
- - Нет, сынок, это ты прав , во всём прав. Человек должен рассчитывать только на себя самого. Но как бы судьба не испытывала его , как бы не гнула и манила , всегда нужно оставаться человеком , в любых ситуациях . Что бы совесть твоя была чиста , особенно когда телу голодно и холодно…
-
-
-
- глава 2
- -
-
- Вот уже три месяца я работаю в фирме « Стрела «. Работа тяжёлая, но стабильная и с хорошим заработком. Моя мама очень довольна и каждый раз с нетерпением ждёт моего возвращения из рейса. Лишь одного она не знает, на сколько опасна моя новая работа. А она действительно очень опасная, ведь по стране рыщут толпы отморозков, для которых человеческая жизнь не стоит ни чего . Вот и грабят они машины, убивая шоферов. А менты их словно и не замечают , потому что сами от них же и кормятся ! Что бы хоть как -то обезопаситься сбиваются водилы, едущие в одном направлении в колонны. И движется эта вереница по трассе , словно большая змея, извиваясь по её изгибам , и скручиваясь в спираль на ночных стоянках…
- Каждый водила дальнобойщик хорошо знает каждую такую стоянку на трассе, и катит так, что бы к ночи подойти к одной из них. Ведь оставаться одному на трассе ночью очень опасно, а так, когда скопом и веселей, да и легче отбиться, если что.
- А веселья хватает от «плечевых», ну проституток , если говорить языком обычных граждан. Вот на одной из таких стоянок я и познакомился с Леной…
- Мы сидели с мужиками у костра и слушали Семёныча, который травил очередной анекдот. Мужики громко хохотали, хохотал и я, изредка поглядывая на свою машину. Вдруг я увидел, как кто- то зашёл за мой трейлер. Схватив монтировку , лежащую у моих ног, я быстро пошёл к машине…Резко выскочив из за машины, я замахнулся монтировкой на сидящего на корточках человека. От неожиданности моего появления и испуга он дёрнулся и, сев на землю, жалобно но тихо заголосил :
- - Ой , дяденька, не надо ! Ой, не бейте меня пожалуйста !?Я ничего тут такого не делала. Я только хотела пописать и всё, честное слово !
- Я достал из кармана фонарик и посветил на неё. Это была худенькая, невысокого роста девчонка, с косой. Она, испуганно закрываясь рукой, смотрела на меня как- то по-собачьи тоскливо и с надеждой, своими большими карими глазами.
- Выключив фонарик, я пошёл обратно к костру.
- - Чего там у тебя, было? – спросил Семёныч.
- - Да девчонка, какая то присела отлить.
- - Девчонка, говоришь? Это такая невысокая и худая с косой, что ли ?!
- - Точно.
- - Так это ж Ленка! – довольно сказал Семёныч и крикнул :- Ленка! А ну, иди сюда быстро, кому говорю !
- Водилы с ухмылками на лицах смотрели в сторону моей машины, откуда к костру уже шла та самая девушка.
- - Ну, и чего ты там прячешься, жрать то небось хочешь ? - с улыбкой спросил Семёныч.
- - Да! – тихо ответила девушка, остановившись в метре от костра.
- - Ну ,так иди сюда к костру, поешь да согрейся тут с нами.
- - А вы бить не будете ? – продолжая стоять на месте, всё так же тихо спросила девушка.
- - Да не будем, не будем !- ответил Семёныч, и махнул рукой , подзывая её к костру. Девушка медленно подошла к нему.
- - И бутылку совать не будете? – спросила она, с жадностью глядя на разложенные, на газетах продукты.
- - Да не будем, не будем! Ты лучше садись- ка вот сюда, да поешь, милая, поешь. Вон сальце, а вон и картошечка. Небось, давно то сальца не хрумкала, а?
- Девушка, присев на корточки, взяла с газеты кусок сала с хлебом и картошину и, быстро запихнув их в рот, почти не жуя, стала заглатывать продукты, с опаской озираясь по сторонам, словно постоянно ожидая удара . Мужики, громко заржав, стали подбрасывать ей свои продукты, которые, попадая ей в руки, грудь и лицо, отскакивали на землю, откуда она их и поднимала, чтобы быстро проглотить…
- -Ты ешь, ешь, милая. Ночь то она длинная, а ребятки за день устали. Так ты им поможешь разгрузиться , а ?- по-отечески гладя девушку по голове сказал Семёныч.
- - Угу ! – ответила она, продолжая запихивать продукты себе в рот, словно не ела ни чего неделю. Вдруг Семёныч быстро схватил её за косу и оттянул от еды .Её голова задралась к небу , а из открытого рта полетели куски пищи, вместе с тихим стоном.
- - Что, уже наелась ? – с улыбкой спросил Семёныч и , после небольшой паузы добавил : - Вот и чудненько ! А теперь прополощи пасть и за работу ! – уже зло сказал Семёныч и толкнул девушку . Та , упав на землю, на четвереньках подползла к ведру с водой и хотела из него напиться, но один из водил сильно пнул её ногой в бок .
- - Эта вода для людей, поняла, сука ?! А для собак вон есть лужи ! –и он указал рукой на большую лужу на асфальте. Девушка, всё так же на четвереньках , подползла к ней и стала пить из неё воду. Мужики заржали , а мне стало так мерзко и противно, что я встал и пошёл к своей машине.
- - Ты куда , Борёк ? Не уходи , сейчас самое интересное начнётся. Сейчас будет сольный концерт игры на кожаной флейте ! Хочешь быть первым ? – остановил меня Семёныч.
- - Нет , спасибо , но я в зоопарк не играю !
- - Зоопарк ? Это что же , ты хочешь сказать что мы все тут животные ?
- - Нет , что ты ! Ты человек ! Ведь только человек способен на такую изощрённую жестокость .
- - Да , я человек , а она тварь , она сука , она животное ! Ну, где ты там бегаешь , быстро к ноге ! – крикнул Семёныч и девушка , всё так же на четвереньках, подбежала к нему.
- - А скажи мне девочка, кто ты – человек, или животное поганое ?!
- - Я сука , грязная сука ! – громко крикнула девушка и опустила голову.
- - А скажи мне сука, что ты хочешь, что бы тебя накормили , или что бы тебя избили , а ?
- - Что бы накормили ! Сучка хочет есть !
- - Ну так иди к кормушке , падло ! – И он стал не спеша расстегивать ширинку . Девушка встала на колени перед ним в ожидании…
- Закрыв кабину, я лёг на полку спать, но ни как не мог уснуть. Шум и хохот у костра мешали мне . И лишь под утро я заснул …
- Звонок будильника разбудил меня . Умывшись и попив уже остывший кофе , я завёл машину и стал выезжать со стоянки . Проехав с пол километра по трассе , я увидел ту самую девушку , нашу ночную гостью , которая шла по дороге . Остановившись, я открыл дверцу и крикнул : - Тебе куда ?
- - А , туда ! – махнула она рукой в направлении моего движения .
- - Ну , тогда садись, подвезу !
- - А бить не будете ? – тихо спросила она , залезая в кабину . Но , увидев меня , вдруг улыбнулась . Как то было неожиданно для меня увидеть на этом усталом и с синяками лице улыбку . Её передние зубы были выбиты , причём как верхние , так и нижние . И словно поняв мои мысли, она закрыла рот левой ладошкой , а правой махнула , сказав : - А ! Это водилы специально выбили, что бы при минете член зубами не скрябала . Хотя , честно говоря , я минет не очень то люблю. Но вам всё что захотите , только не бейте меня ! – и её лицо снова стало устало обреченным .
- - Да , чёрт возьми, кто тебе сказал что я собираюсь тебя бить ?! – крикнул я , нажав на тормоза . Машина с визгом колёс остановилась , а девушка , резко качнувшись, прижалась спиной к дверце и испуганно закрылась руками . Я смотрел на это забитое и испуганное существо , в котором действительно уже не осталось почти ни чего человеческого , и так мне было мерзко на душе , что захотелось высунуть голову из окна и завыть по-волчьи . Её животный страх и покорность пробудили во мне какое то новое чувство и желание . Мне действительно захотелось вдруг её стукнуть , потому что в этом затравленном зверьке я увидел себя , в сущности такую же суку , униженную и втоптанную в грязь . И я , сжав кулаки , замахнулся , что бы стукнуть её . Но в последнюю секунду остановился , словно кто то схватил мою руку . Разжав кулак я тихонько прикоснулся пальцами к её волосам. Она вздрогнула и опустила руки . Её глаза смотрели на меня со страхом и мольбой , мольбой не бить , а пожалеть её .
- - Я не причиню тебе зла , не бойся ! – тихо сказал я . Она как то по новому , скорее испытывающе , посмотрела на меня .
- - Вы хороший , спасибо вам . – сказала она уже другим, каким то душевным голосом.
- - Хороший ? Да ты ведь совсем меня не знаешь !
- - Вот и не правда ваша, как раз таки знаю !
- - Откуда ?
- - А вы вчера меня два раза пожалели ! Один раз за машиной вашей , а другой там у костра. Глаза у вас добрые, я это сразу приметила. Только вот очень грустные. Но не надо терять надежды. Как говориться – « Дум спиро спэро !» , что в переводе означает- « Пока дышу надеюсь !«
- - Это, на каком же?
- - Это на латыни.
- - Ты латынь знаешь ?!
- - Не а. Просто так, только несколько слов и изречений. Это то немногое, что осталось у меня от прошлой жизни.
- - Расскажи мне о себе Лена. Тебя ведь кажется так зовут?…
- Мы ехали по трассе , проходя километр за километром, а я слушал тихий и неторопливый рассказ девушки…




- - глава 3



- Зовут меня Лена, Лена Коваленко. Когда мне было тринадцать лет , умер мой папа . Сколько я его помню , у него была болезнь почек , которая терзала его тело и душу жуткими приступами . Не было дня , что бы он не лежал на кровати сцепив зубы и сжав кулаки , тихо постанывая от боли . Я была молодая и глупая . И меня , честно сказать , мало волновало его состояние , потому что все мы, за годы его болезни,
успели привыкнуть к папиным приступам . И его мучения стали для нас чем то обыденным , как ходить в школу , или на работу …Единственное, что хоть как то облегчало его страдания, был санаторий Байрам Али, находившийся в далёкой и тёплой Туркмении. И я , когда папа возвращался с лечения, забиралась к нему на колени и, прижавшись к его тёплой груди щекой, затаив дыхание слушала его рассказы. О пустыне и змеях, о скорпионах и верблюдах, о волшебных источниках, бьющих прямо из земли и о самой этой сказочной стране…- она вдруг замолчала. Её лицо, немного преобразившееся в начале рассказа , снова как то потускнело, а из глаз потекли слёзы. Я, достав пачку сигарет, протянул ей. Опустив голову, словно стесняясь своих слёз, она протянула правую руку и взяла сигарету.
Сделав несколько глубоких затяжек, Лена откинула голову назад и , закрыв глаза, медленно выпустила три больших кольца дыма изо рта. Я не торопил её, хотя мне очень не терпелось услышать продолжение рассказа. Следя за дорогой я как- то даже забыл о Лене, как вдруг её голос зазвучал снова.
- Папины поездки стоили очень дорого. Потому что он находился в санатории почти пол года , а другие пол года зарабатывал деньги на дорогу и это самое лечение. Вот и выходило что жили мы только на мамину зарплату, да на Римкину помощь. Римма – это моя сестра, старшая сестра. И хоть у нас с ней папы были разные, зато мама нас родила одна. Это наша мама часто повторяла, говоря : « Вы с Римкой сёстры, родная кровь , а это вам не хухры мухры ! И поэтому жить мы должны в дружбе и мире.» Я с мамиными словами была полностью согласна всегда, хотя Римка часто позволяла себе по-хамски разговаривать с моим папой. Но он никогда не повышал на неё голос, ведь она ему была не родная дочь, как я, а приёмная. А я тогда была совсем маленькая и ничего не понимала … Прошло время и папа получил от работы квартиру. Это была большая трёхкомнатная квартира в новом доме. Собственно только из-за квартиры папа и пошёл в монтажники, хотя врачи говорили ему, что это может его погубить. А он, понимая всё, продолжал работать, зарабатывая нам квартиру. И когда мы наконец то её получили, радости нашей не было предела. Занеся вещи в новую, ещё пахнущую краской квартиру, мы поставили в центре комнаты стол и сели всей семьёй пить чай. Папа сидел рядом со мной, положив свои большие руки на стол. А я , держа правой рукой чашку с чаем , и делая вид что пью, левой же незаметно для папы подкладывала ему в чашку сахар, кусочек за кусочком. А он продолжал пить, словно и не замечая ни чего, лишь непонимающе глядя на нас и слушая наш громкий смех. И вот , когда я хотела бросить ему в чашку очередной кусочек сахара папа поймал мою руку и накрыл мой кулачок своей большой ладонью. Я громко рассмеялась, а папа погладил меня по голове. Его прикосновение было нежным и знакомым. Я подняла голову и взглянула на папу. Но в его глазах не было веселья и радости, наоборот, в них я увидела боль и тоску. А ещё слёзы, которые как два камушка блестели, переливаясь и просачиваясь сквозь ресницы.
- Папочка, что с тобой? Ты плачешь ?!-удивлённо спросила я .- Не надо плакать! Ведь теперь у нас есть такая хорошая квартира, правда , ма ?! И заживём мы теперь совсем хорошо. Ну скажи же , скажи. – тряся папу за руку, просила я . Но он продолжал смотреть на меня молча. Я этот его взгляд на всю жизнь запомнила . Что то было в нём такое непонятное, что ли . Это уж потом, когда жизнь меня мордой да в дерьмо, да с размаху . Вот тогда лишь я и поняла что он со мной просто прощался. Человек , он ведь как и любое другое животное, смерть то чует. Это я по себе знаю. Сама не раз босыми ножками по её лезвию бегала. И кожей своей чувствовала холод дыхания её мертвецкого…А потом умер папа. Умер ночью, во сне. И были похороны, эта страшная музыка, гроб с папой , и плачущие старушки…Я не знаю,
- интересно ли вам слушать всю эту историю, но уж если я начала, то дайте и закончить. А, как говорится, из песни слов не выкинешь. Просто без этих деталей вам потом трудно будет всё понять и разобраться. Так вот. После смерти папы, Римма, которая жила с мужем в коммуналке, и была на девятом месяце беременности, родила мальчика. Виталик, так назвали племянника, был красивый и добрый мальчик. Римма часто оставляла его у нас. То ей нужно было сходить в гости, то поехать с мужем отдохнуть, да мало ли чего ей могло понадобиться. Но мы с мамой и сами были рады помочь ей, а главное понянчиться с Виталиком. Для меня он был не просто племянник, а человечек, которому нужна была моя помощь. И я , с самого первого дня его рождения , отдавала ему всё своё время и душу.
- После восьмого класса я пошла учиться на продавца- кассира в училище. Боль постигшего нас горя постепенно улеглась, и казалось что сама жизнь изменилась. Но изменилась и Римма…
-
-
- глава 4


Каждый её приход к нам в гости заканчивался скандалом. Римма , лишь переступая порог нашего дома, вносила с собой и какую то напряжённость. И мы с мамой, находясь в состоянии ожидания её очередного скандала, лишь молча успокаивали друг друга. А скандалы и истерики моей сестры сводились к одному: что мы, мол вдвоём живём в такой большой и хорошей квартире, а они втроём с маленьким ребёнком должны ютиться в одной комнате в коммуналке. И когда мама отвечала Римме на её претензии довольно резонным доводом , что мол Лена, когда выйдет за муж, будет тут жить, Римма только ещё громче начинала кричать. Причём доводы, что она привадила были просто убийственными. «Лена, ещё не известно когда выйдет за муж, и выйдет ли вообще ! А мне надо сейчас жить, сейчас! « В общем, мы с мамой, конечно, её понимали и жалели. И именно по этой причине решились на размен.
- -Леночка, я хочу с тобой поговорить! – однажды сказала мне мама, присев рядом со мной на диван. – Ведь ты и сама знаешь , что Римме действительно очень тяжело. Денег им постоянно не хватает, сосед алкаш и дебошир. Господи, да не уж то мы с тобой оставим Римку?
- - Да что ты , мамочка, конечно поможем, ты только не волнуйся! – ответила я, поставив точку в этом долгом и нервном деле с квартирой. Но это мне только казалось, что я поставила точку, закрыв все вопросы…
- Искали обмен долго, потому что ни чего подходящего не было. Но потом нам удалось совершить тройной обмен. Наверное, Бог помог. В итоге у нас вышло две двухкомнатных квартиры. Мы с мамой получили квартиру в самом центре города, а Римма не далеко от нас , тоже в хорошем районе. В общем, все остались довольны…
- Тут Лена замолчала, о чём- то задумавшись. Я посмотрел на часы, было пол второго, и подходило время пообедать. Свернув с дороги , я поставил машину на стоянку у кафе под названием « У дороги».
- - Ну вот, пришло время пообедать. Так что давай, пошли чуть перекусим !- сказал я Лене и выпрыгнул из кабины. Девушка тоже вышла, но в нерешительности продолжала стоять у машины.
- - Ты чего? – спросил я.
- - Мне туда нельзя ! – тихо сказала она.
- - Со мной можно ! – ответил я , беря её за руку. Лена, немного отстранившись от меня, словно боясь моего прикосновения, тихо сказала :
- - Хорошо…
- Я зашёл во внутрь. Бармен Коля, увидев меня, широко улыбнулся и сделал приглашающий войти жест. Но тут же улыбка слетела с его лица.
- - А тебе чего здесь надо, сука?!? –грозно спросил он у стоящей за мной Лены. Та покорно стала отступать к двери.
- - Она со мной ! – громко сказал я, взяв её за руку.
- - Да, но она же …- начал, было, Коля.
- - Моя жена ! – перебил его я.
- - Ну, тогда конечно, тогда проходите пожалуйста !
- Мы сели за столик.
- - Чего желаете ? – любезно спросил подошедший к нам Коля.
- - Два раза курица, два салата, два супа, да два кофе, но потом, в конце трапезы. А сейчас принеси-ка нам бутылочку шампанского, да побыстрее. Не видишь, дама ждёт!
- - Сей момент ! – ответил Коля и исчез на кухне. Я взглянул на Лену и улыбнулся. Сейчас на меня смотрела девушка с человеческим взглядом, взглядом полным благодарности и тепла.
- - Спасибо вам. – тихо , почти шёпотом сказала она, и её пальцы коснулись моей руки. Я взял её маленькую ладошку в руку и поднёс к лицу. Сердце моё сжалось от жалости и боли за эту девочку, потому что пальцы правой руки её не гнулись, так как были переломаны! Они торчали в разные стороны, потому что срослись так.
- - Что это ? – еле выдавил из себя я, показывая глазами на её руку.
- - Да так, менты забавлялись.
- -Кто?!?
- - Менты! Дверью камеры. Вставили руку мою, а затем стали медленно закрывать. Вот и переломали все пальцы. Сейчас уже ничего, уже не так болит, как сначала. Вот только перед дождём, да если кто заново ломает.
- - Как это, заново?
- - А вот! – и она показала указательный и большой пальцы правой руки .- Вот, видите? Тут и тут !Это мне уже шофера косметическую операцию делали. А вообще, просто дверью машины ломали.
- - Больно было ?- неожиданно для самого себя спросил я.
- - Конечно! Но я уже привыкла к боли. Да и на мне, как на кошке всё заживает. Только вы не думайте об этом. Я, что? Я , так, ничего, пустое место. Но мне всё ни по чём . А вам спасибо за всё. Я прямо как во сне. Дай Бог вам, и вашим близким здоровья и счастья побольше.
- Тут она замолчала, снова вжав голову в плечи, потому что к нашему столу подошёл Коля с подносом…Ела она быстро, проглатывая курицу большими кусками. А суп она вообще выпила через край тарелки. И лишь с кофе она не спешила. Взяв двумя руками чашку, она поднесла её к лицу и , блаженно закрыв глаза, стала вдыхать аромат свежезаваренного кофе. Я с интересом наблюдал за ней. Казалось, что сейчас
- она забыла обо всём на свете, растворясь в этой маленькой чашечке кофе…
- - Я сейчас, ещё минутку, если можно! – вдруг сказала она, не открывая глаз.
- - Да, конечно, у нас время есть! – ответил я. Она ещё несколько секунд сидела не двигаясь. Затем открыла глаза и в несколько глотков выпила кофе.
- - Пойдёмте от сюда. – сказала она, вставая из-за стола…
- У машины она взяла меня за руку.
- - Я бесконечно вам благодарна за всё! И я бы дала вам, не глядя, но есть у меня опасения, что я больная. Заразил меня кто-то из водил, или ментов.
- - Так как же ты, если знаешь что больна, а всё равно продолжаешь с ними…
- - А что они? Их не жалко! Они скоты грязные и жестокие! И чем быстрее передохнут, тем лучше!
- - Да, но у них же жёны, дети!
- - О жёнах надо было раньше помнить. И не ищите вы виноватых, все мы плаваем в дерьме, лишь изредка выныривая. Но вы человек, это уж точно! Вы не такой как все.
- - Да обычный я, обычный! Я ни чем не лучше их, понимаешь ты это, или нет?! Но я не могу понять . Неужели тебя такая жизнь устраивает, неужели тебе никогда не хотелось что то изменить, начать всё сначала?
- - Красивое слово употребили « Жизнь «. Но разве ЭТО можно назвать жизнью ?! Или вы слепой идеалист, или скрытый извращенец, который очень любит наблюдать, когда кого- то трахают. Что, в точку попала? Смотрел, наверное, через окошечко дверцы, как меня водилы по кругу гоняли? Смотрел, конечно же, смотрел! Да ещё и дрочил , наверное! Да все вы…- она не договорила, потому что я ударил её по лицу. Ударил для самого себя, да и для неё неожиданно. Она охнув упала на землю, а я, плюнув в её сторону, быстро пошёл к машине, повторяя одно лишь слово : « Дура, дура, дура! «
- Заведя двигатель, я тронулся, но тут же нажал на тормоз. В метре от машины, прямо на дороге стояла она. Руки её были скрещены на груди, а голова опущена. Её тело вздрагивало, она плакала. Открыв дверцу я крикнул ей :
- - Ладно, извини, погорячился, залезай в кабину!
- Она, словно ждала моего сигнала, и тут же подбежала к машине и залезла в кабину.
- Мы снова катили по трассе. Я с нетерпением ждал продолжения её рассказа…
-
-
- - глава 5
- - После училища, я пошла, работать в магазин сувениров, где трудилась и моя сестричка. Она то и устроила меня туда. Только Риммка была гравёром, а я просто продовцом-кассиром. Коллектив у нас был хороший, хоть и чисто женский. Ни один день не обходился без всеобщих обсуждений кого- то, или чьих то новых шмоток. Не оставляли без внимания и меня. Особенно наших баб донимало, почему я до сих пор не вышла замуж. И хотя мой возраст вполне позволял мне ещё погулять, как я им и отвечала, но в глубине души я сама об этом думала и переживала. Ведь каждый человек на земле хочет счастья. Но одни ищут его, заглядывая чуть ли не каждому встречному в глаза с надеждой и испугом. А вдруг это он и есть, моя половинка, моё счастье? А я вот так просто пройду сейчас мимо, и может быть не встречу его уж ни когда?! Вы, наверное, часто замечали на себе такой взгляд девушек? Да что я спрашиваю, конечно же! Вы вон, какой красивый…- и она посмотрела на меня именно таким взглядом, от которого что- то внутри меня колыхнулось, сжав сердце и подступив к горлу. Мне вдруг захотелось обнять, прижав к себе, эту несчастную девушку. И что бы она ни увидела слёзы, текущие по моим щекам, я повернул голову влево и так ехал, слушая её рассказ…
- - А другие, как я, тихо ждут своего принца на белом коне, рассчитывая лишь на судьбу и случай. К этой категории относилась и я.
- - Почему относилась? – Спросил я.
- - Почему? Да потому, что все эти красивые мечты, все надежды на счастье, всё это было в той, в первой половине моей жизни. Но та половина ни чем не отличается от жизней других наивных дур, какой была и я. И поэтому ни кому не интересна. А вас, конечно интересует вторая половина моей жизни, которая и есть « Правда жизни « ! Ну что же, если есть терпение и желание слушать, вы первый, кому я поведаю её…
- Жили мы с мамой скромно, но так, что у меня была возможность раз в год съездить к тёте Зине в Вильнюс в гости. Вот и в этот раз я была у неё , приехав погостить на две недели. Мне очень нравился Вильнюс. Что, то есть в этом городе такое, ну как вам сказать, доброе, что ли. Словно город этот , как из сказки, шагнул в наше время, аккуратно ступая по мостовым ногами-башнями, внося в него неторопливость и уверенность в себе… Вильнюс, Вильнюс, как давно это было. - Она снова замолчала, но лишь для того, что бы прикурить сигарету. – Я, почти каждый день, ходила на переговорный пункт и звонила маме, что бы узнать, как она себя чувствует.
- Последние несколько раз трубку брала Римма. И когда я её спрашивала, где мама, она отвечала мне, что мама то в туалете, то в ванной, а то и просто спит! Честно скажу, меня немного насторожили эти Риммины ответы. Но на мой вопрос : « Ты мне говоришь правду, с мамой всё в порядке? «, она клятвенно меня заверила, что да.
- Лишь зайдя в квартиру, я поняла что что- то случилось. Везде стоял сильный запах сердечных лекарств, а мама лежала на диване. Рядом с ней на табуретке стоял стакан воды, и лежали, какие то лекарства.
- - Мама, мамочка, что с тобой? – Подбежав к ней, спросила я.
- - А, Леночка. Ты приехала, доченька? А я уж и не надеялась тебя увидеть.
- - Что значит « не надеялась?» Где Римма?
- - Она вчера была, сказала, что и сегодня зайдёт, да вот что- то задерживается.
- - Задерживается?! Да уже вечер, чёрт возьми! Почему вы не сказали мне, что ты заболела, почему не позвонили в Вильнюс?
- - Не знаю, я ни чего не знаю. А разве Римма тебе ни чего не сказала?
- - Нет!
- - Но как же?! Ведь она сказала, что ты попросила её посидеть со мной пока ты в Вильнюсе отдохнёшь.
- - Что?!? Да это же не правда, чушь полная! Как ты могла поверить в это ?
- - Так ты не просила?
- - Да нет же, говорю тебе! Я каждый день тебе звонила, но трубку брала Римма, и говорила что всё нормально.
- - Прости меня, доченька, прости дуру старую!
- - Да что ты, мамочка, это ты меня прости. Это я виновата перед тобой. А мне тебя прощать не в чем.
- - Нет, доченька, есть в чём! Уж больно я на тебя обиделась за то, что ты не захотела к матери больной приехать, у постели моей посидеть… А Римма каждый день приходила, да Виталик тоже звонил. Ну, уж и не знаю, как сказать тебе, да только отписала я ей свою половину квартиры.
- - То есть как?
- - Да уж так получилось. Всё она меня пилила, как ей тяжело, да то, да сё. А тут ты уехала, и сердце у меня прихватило. Ну Римма, всё время что со мной тут была , так только про квартиру и говорила. Как дятел дерево долбила меня. Я ей говорю, вот Ленка приедет, вот тогда и сядем все вместе. А она мне в ответ, что я, мол, только тебя всю жизнь и любила, и что даже квартиру для тебя берегу. Но ведь у меня и внук есть, о котором некому даже подумать. Хотя он-то, ну Виталик, и звонит всё время, и беспокоится, в отличие от тебя. А ты, как раз, совсем о матери забыла… Ну и решилась я.
- - На что ты решилась, мама?
- - А вчера что- то мне совсем плохо стало. И так я Римму ждала , а пришла она лишь к обеду. Но пришла с человеком, каким то. Я подумала было, что это врач, но Римма объяснила мне , что он нотариус, и как раз сегодня свободен . Поэтому нужно срочно оформить документы. Я испугалась за тебя, но она поклялась, что не обидит тебя. Да и в правду сказать, ведь родная же кровь.
- - Мама, мама! Что же ты наделала?! Ты же знаешь Римму, знаешь какая она!
- - Но это же с чужими…
- - А кто для неё свой?
- - Ой, доченька, что- то душно мне, душно! И в груди давит… Ай!…
- Похоронили маму на новом кладбище, что за городом. Всё это время Римма, словно избегала меня. И лишь, когда разошлись гости, она подсела ко мне.
- - Зачем ты это сделала? – тихо спросила я . А она, словно ждала первого моего шага, что бы начать атаку.
- - А как ты думала?!? – Закричала Римма. – Как ты себе представляла, что мы будем втроём ютиться в двух комнатах, а ты одна в этих хоромах? Да с какой стати?! Да кто ты такая? И что ты из себя представляешь?!
- - И что бы забрать у меня эту несчастную квартиру, ты обманула больную маму и привела к ней нотариуса?!
- - Нет, не стыдно! А ей там уже всё равно, у неё там другая жилплощадь…
- - Замолчи!!! – Крикнула я , перебив её. – Да как у тебя только язык поворачивается?! Что с тобой, сестра?!? Мы же только что маму похоронили, ма-му!!! Ради её светлой памяти, прошу тебя, замолчи!
- - Ладно, замолчу. Только помни, этот наш разговор последний. И что бы не возвращаться к этой теме скажу тебе вот что. Уезжай от сюда, по добру уезжай! Отпиши мне свою половину квартиры , и уезжай.
- - Что- то я тебя не совсем понимаю. Если я отпишу тебе свою половину, то где же, позвольте вас спросить , я сама буду жить?
- - А мы тебе комнату в коммуналке купим, потом .
- - Комнату, говоришь, в коммунале? Потом, говоришь?! Это хорошо вы конечно придумали. Только послушай теперь и ты меня. Я ни куда отсюда не уеду, и продавать, а уж тем более отписывать ни вам, ни кому другому ничего не буду!
- - Ах, вот ты какая?!? Вот ты как ?! Змея! Да сколько же я для неё сделала, сколько сил, времени и денег на неё потратила?! Значит, не хочешь по-хорошему, так будет по- плохому. – И она, резко вскочив со стула, бросила на пол рюмку, которая тут же разлетелась по кухне брызгами сотен осколков.


Глава 6


С того нашего разговора прошло несколько месяцев. Мы с Риммой не разговаривали, хотя и работали в одном магазине…
Это произошло в пятницу вечером. Я , вместе с Ириной Викторовной, нашей заведующей, закрывала магазин. После чего Ирина Викторовна села на трамвай, а я пошла пешком, потому что жила не далеко. Свернув на улицу Дзержинского, я хотела перейти улицу, но остановилась, пропуская проезжающую мимо машину. Но она притормозила рядом со мной, и из приоткрывшегося окна выглянул довольно симпатичный молодой человек. Я сначала насторожилась, но его строгий костюм и присутствие галстука, меня успокоили.
- Простите, девушка. Вы не подскажете, как нам проехать на улицу Багратиона? – мило улыбаясь, спросил он.
- - Вам лучше сейчас поехать прямо, а потом свернуть налево, у стадиона. Это…- начала было объяснять я , как вдруг получила сильный удар по голове и потеряла сознание…
- Очнулась я, в каком то подвале, привязанная к трубе. Очень сильно болела голова и промежность. Казалось, что раскалённый прут мне вставили во влагалище и анус. Острая, нестерпимая боль пронзала моё тело, и я заплакала от обиды и боли. Попытавшись встать на ноги, я вскрикнула и потеряла сознание…
- Второй раз я очнулась от того , что кто то бил меня по щекам. Открыв глаза, я тут же зажмурилась, от яркого света.
- - Ну что , очухалась, сука?! – Услышала я, чей то голос.
- - Кто вы, и что вам от меня надо? – Еле выговорила я распухшими и сухими губами.
- - Если ты узнаешь, кто мы, то умрёшь. Ну, так что, всё ещё хочешь знать кто мы?
- - Нет!
- - Вот и умница. А будешь вести себя хорошо, так ещё и подарок получишь. И так, у нас с тобой есть одно незаконченное дельце.
- - У меня с вами? Вы, наверное, меня с кем- то спутали. Я же вас не знаю.
- - Конечно, не знаете, но дельце всё же есть!
- - Какое?
- - Очень даже хорошее. Вам то вообще и делать ни чего не нужно. Разве что поставить свою подпись под одним документиком, и всё. – И он поднёс к моему лицу, какую то бумагу.
- - Что это? - спросила я , пытаясь прочесть документ, но буквы на нём сливались в жирные линии.
- - Вы хотите пояснений, так, пожалуйста! Тут написано, что такая то и такая то , находясь в трезвом уме и памяти , дарит , такой то и такой то, принадлежащую ей половину жилплощади. Которая находится по такому то адресу. Дата, подпись.
- - И вы хотите, что бы я отписала свою квартиру неизвестно кому?
- - Ну, почему же неизвестно? Очень даже известно. Сестрице вашей, единокровной, вот кому! И не мы этого хотим, а вы. Ведь вы же хотите жить?!
- - Да!
- - Вот и прекрасно! Теперь только чиркните вот тут и, и всё…Ум-нич-ка!!! Приятно иметь дело с покладистой девочкой. Тем более, что и в постели ты неплоха.
- - Так вы меня…
- - Я? Нет, не я, а мы!
- -А теперь вы меня отпустите?
- - Что ты, что ты, да как можно?! Да разве мы тебя держим? Да упаси боже! Теперь ты свободна. Свободна на столько, на сколько позволит тебе твой хозяин.
- - Хозяин?
- - А, как же! Ведь у каждой вещи, и у каждого животного должен быть свой хозяин.
- - Но я же человек!
- - Ты? Ты, нет. Ты тварь, вещь, которая принадлежит своему хозяину. Но наше дело закрыто, так что всего хорошего… - Сказал он, и вдруг погас свет.
- Когда за ними закрылась дверь, и шаги стихли, я стала пытаться развязать руки. Но это было невозможно, потому что верёвка была очень прочная. Через какое то время, обессилив, я снова потеряла сознание…
- - Вот, кушай, кушай, мой хороший! Это плов, очень хороший плов. Тебе понравится, я знаю! – Услышала я чей- то голос, и приоткрыла глаза. Рядом со мной стоял маленький и пожилой узбек в тюбетейке. Он, улыбаясь, протягивал мне миску с рисом. – Вот, давай, давай, кушай! Плов самый лучший еда. Ах, да ты же совсем привязан верёвка. Ай, яй, яй! Но ничего, я тебя сам покормлю, мой хороший. – И он, зачерпнув из миски своей волосатой и грязной рукой пригоршню плова, поднёс её к моему рту. От его пальцев пахло потом и собачатиной, и я, отвернув голову в сторону, вдруг кашлянула, и тут же меня вырвало.
- - Плохой, очень плохой, девочка! Зачем напачкал, а? Я что? Я принёс твой еда, а ты что? Ты совсем плохо себя ведёшь! Но я не стану наказывать тебя в первый раз. Я даже сниму верёвка, да! Но ты должен мне всё здесь убрать, и мыться там, в рукомойник. Сегодня ко мне должен прийти гости, друзья там разные. И я хочу что бы ты подносила нам . Ну плов- млов, шашлык- машлык. Будешь хорошо себя везти, получишь от меня подарок. А если будешь плохо, то плётка получишь, много плётка! – и он грозно потряс кулаком в воздухе. Затем он развязал верёвку и вышел.
- Я, кое- как, встала на ноги и, с трудом ступая, подошла к рукомойнику. Открыв кран, я набрала в ладони воды, и ополоснула лицо. Подняв голову, я увидела небольшой кусок зеркала, всунутый между водопроводной трубой и стеной. И с этого куска зеркала на меня смотрело заплывшее, и с синяком под глазом лицо. Дрожащею рукой я прикоснулась к лицу и заплакала. Мне было больно и обидно. За себя, за маму, за всё…
- Через некоторое время дверь в подвал со скрипом отварилась, и я услышала голос «моего» узбека:
- - Эй, девочка, иди сюда, хороший мой! Гости пришли, пора и тебя показать.
- «Мне обязательно надо бежать! « - Подумала я, и стала подниматься по лестнице.
- Выйдя из подвала, я оказалась в небольшом коридоре, пройдя который, вышла в большую комнату, в которой прямо на полу сидели и лежали какие то люди. Один из них, в дорогом восточном халате, курил кальян, а остальные оживлённо о чём- то беседовали на своём языке. Все они были на вид земляки хозяина дома. Увидев меня, тот, что курил кальян, громко, что- то крикнул, и все тут же замолчали, повернув головы в мою сторону. Затем он поманил меня пальцем. Я, медленно ступая, подошла к нему. Он, приподнявшись на левой руке, правой подтащил меня к себе, схватив за юбку. И тут же бесцеремонно полез мне в трусы.
- - Ну, что ты там прячешь, козочка моя? – сказал он, пытаясь стащить с меня трусики. Мне стало так мерзко и противно, что я резко оттолкнула его. Не ожидая этого, он плюхнулся на ковёр, смешно задрав вверх свои маленькие и кривые ножки. Но тут же поднялся и сел у кальяна. Его маленькие и прищуренные глазки , смотрели на меня с нескрываемой ненавистью и злобой. А затем он крикнул что- то остальным, и те , набросившись на меня, стали избивать руками и ногами. Упав на пол, я старалась закрыть голову руками от ударов, но они сыпались с разных сторон по всему телу. Несколько очень сильных попало в голову, и я почувствовала, как кровь заливает мои глаза. Но тут главный снова что- то крикнул и те что били оттащили меня немного в сторону, что бы я не лежала на ковре… Через какое то время я уже перестала чувствовать боль, находясь в полуобморочном состоянии. Но и они уже перестали меня бить. Их голоса как- то глухо отзывались в моей голове, и лишь смех, многократно отражаясь, рвал перепонки. Вдруг я почувствовала, что меня поднимают и ставят на четвереньки. Но я тут же упала, потеряв равновесие. Они, громко ругаясь, снова поставили меня на четвереньки. Но на этот раз не отошли, а остались стоять рядом, придерживая меня. И тут я услышала странный сап сзади и обернулась. Там стоял тот самый узбек, что кормил меня пловом в подвале. На поводке он держал огромного чёрного дога! И эта страшная тварь просто рвалась ко мне, но хозяин сдерживал её… Тот, что с кальяном, крикнул ему что то, хозяин отпустил поводок…Дог, с громким рыком, бросился на меня. Зажмурив глаза, я прошептала тихо лишь одно слово- «Мамочка», и набрав в грудь побольше воздуха, словно перед нырянием под воду, сжала зубы… Но пёс не стал кусать и рвать меня на части. Наоборот, он вдруг стал лизать меня, проводя своим шершавым языком по моему лицу и шее, и слизывая с них кровь. Моё тело тряслось от страха и боли, а дог уже обнюхивал меня сзади, торкаясь своей мокрой мордой мне под юбку. Вдруг он стал залезать на меня. « О, нет, только не это! « - пронеслось у меня в мозгу, но пёс думал по-другому. Положив мне на спину свои передние лапы, он уже входил в меня быстрыми толчками…


глава 7


Очнулась я снова в подвале. На этот раз руки мои уже не были связаны, а у ног стояла миска с какой то едой, по которой ползали мухи. Опираясь на стенку, я медленно встала. Всё тело жутко болело. Аккуратно ступая, я поднялась по ступенькам к двери, и толкнула её. К моему удивлению, дверь медленно открылась.
В коридоре было темно и тихо. Мне казалось, что я слышу, как бьется моё сердце. Я медленно прошла в комнату, где совсем недавно произошли те страшные события. Там всё было убрано, и ни кого не было. «Наверно ушли на базар торговать « - подумала я, пытаясь открыть окно, но оно не поддавалось. «Если я сейчас от сюда не уйду, они меня просто убьют « - пронеслось у меня в голове, и я резко рванула раму на себя. С громким хрустом окно открылось, впустив в дом поток свежего воздуха, который, словно шептал мне на ухо: «Беги, девочка, беги!» И я, взобравшись на подоконник, спрыгнула на траву. Двор был большой, с несколькими хозяйственными постройками. И всё это было обнесено высоким забором, в котором, как раз напротив окна, находились ворота и калитка. Я быстро пошла к калитке, но, сделав несколько шагов, остановилась. С громким лаем, из за сарая, ко мне бежал тот самый дог! Я села на землю и зажмурилась, в ожидании смерти. Пёс, громко дыша, стал облизывать мою голову. С его пасти капала слюна, прямо на моё лицо, но мне не было противно. Мне уже было абсолютно всё равно, лишь бы он побыстрее сомкнул свои страшные челюсти у меня на горле, прекратив мои мучения… Но пёс, весело виляя хвостом, лизал мои руки, и радостно повизгивал. «Хоть кто- то любит меня на этой земле!» - грустно подумала я, поднимаясь, что бы идти к калитке.
- И далеко- ли собралась, хороший мой? – услышала я вдруг голос хозяина дома. Медленно обернувшись, я увидела его, стоящего на пороге дома.
- -Ну, кому говорю, пошли быстро в дом! А то совсем долго бить будем, что и сдохнешь в свой подвал! - И он замахнулся на меня плетью. Но в ту же секунду, с грозным рычанием, дог бросился на него. И, сбив с ног, стал вгрызаться ему в горло. А хозяин, извиваясь всем тело, и пытаясь отбиться от зверя, лихорадочно махал руками, и кричал что- то непонятное на своём языке. А я, открыв засов, быстро выскочила на улицу, и побежала подальше от этого страшного дома…
- Спросив у людей, где находится ближайшее отделение милиции, я пошла туда, в надежде найти помощь и защиту.
- Дежурный лейтенант с ухмылкой посмотрел на меня и предложил изложить всё на бумаге. Я стала писать, но руки, толи от волнения, а толи от перенесённых мук совершенно не слушались меня. Поэтому моё заявление было написано корявыми, не разборчивым почерком. Дежурный внимательно прочёл его и предложил мне пройти с ним в кабинет следователя. Там сидел молодой милиционер и что-то писал. Дежурный, подойдя к нему, протянул моё заявление и стал что то шептать на ухо. После чего он вышел из кабинета.
- - Ну что же, э-э-э, Елена Викторовна, это очень даже интересно, о чём вы тут написали. Давайте спустимся в нашу картотеку. А чем чёрт не шутит, пока Бог спит, а?! Может, и найдём кого из ваших знакомых?! – И он, взяв моё заявление, пошёл на выход… Мы шли по коридору, а затем спустились в подвал. Там он открыл одну из дверей и жестом пригласил меня войти. Я зашла, но там было совершенно темно. Пройдя несколько шагов, я остановилась в нерешительности, но тут дверь с шумом закрылась, и всё помещение погрузилось во мрак. Но мне, почему-то казалось, что в комнате я была не одна.
- - Здесь есть кто то? – испуганно спросила я , услышав в ответ чей то мерзкий гогот. А затем щёлкнул выключатель, и в освещённой комнате я увидела троих милиционеров. Того дежурного лейтенанта, и ещё двоих.
- -Значит, говорите, что вас изнасиловали? – Вдруг услышала я голос следователя сзади, и тихо ответила: - Да.
- - Хорошо. Но нам для дознания необходимо провести следственный эксперимент. Ну, то есть проверить, так ли всё было, или вы что напутали!
- - Нет, не надо! Я прошу вас! Пожалуйста, пожалейте хоть вы меня! – отходя к стене, просила я плача.
- - Конечно, пожалеем, ещё, как пожалеем! И спереди и сзади пожалеем! – Отвечал дежурный, скидывая китель и рубаху…
- Я не сопротивлялась, а сама легла на пол. И смотрела я на маленькую бабочку, что летала у матовой лампочки под потолком. И ощущала себя такой же беспомощной, под пыхтящим на мне потным ментом. И стало мне вдруг всё безразлично. Как- то сразу, словно слетели розовые очки счастья и надежды с глаз моих. А они сменяли один другого, а потом, стоя в сторонке, курили, обсуждая, что- то.
- - Ну, что? Разобрались мы с твоим делом, а красавица?! – Сказал следователь, одевая китель. « Господи! У них и лексикон одинаковый. « - подумала я и тихо ответила :
- - Да!
- - И жаловаться больше не будешь?
- - Нет!
- - И писать больше не будешь вот таких вот бумажек? – И он потряс перед моим лицом листком с заявлением.
- - Нет, не буду.
- - Это точно, что не будешь! – Сказал он, и вместе с теми потащил меня к двери.
- - Что вы делаете? – испуганно спросила я, когда они стали совать пальцы моей правой руки между дверью и косяком, в районе петель.
- - А это нам как гарантия, что ты не напишешь и на нас вот такую же поганую писульку! – Ответил следователь, и в ту же секунду острая и нестерпимая боль пронзила мою руку. Раздался хруст и … я потеряла сознание.
- Очнулась я от крика какой-то бабки, что пошла в лес по грибы, а нашла моё изуродованное тело. Решив, наверное, что я мертва, старуха хотела поживиться чем ни будь из одежды. Но как только стала снимать с меня юбку, я и очнулась. После чего бабка с криками убежала, а я, сев на траву, молча покачивалась, поддерживая левой рукой, опухшую правую. Её пальцы жутко болели и имели фиолетово красный цвет. Так и сидела я , вся в синиках, с переломанными пальцами, и с опустошенной душой. Без дома, и без одной родной души на этом свете. Ни кому не нужная, и всеми брошенная, и преданная.
- Ну а дальше всё было просто, как в книжке. Прибилась к бомжам, и пожила с ними. От них многому научилась. Как, например, есть всё, что шевелится, что бы не умереть с голоду. Или науку выживания в жуткий холод. Но главное, что я поняла, общаясь с ними, что, даже опустившись на самое дно, нужно оставаться человеком! И многим это удаётся. Вы ведь все судите лишь по внешним признакам, брезгливо отворачиваясь от грязного и вонючего бомжа, словно от прокажённого. Хотя даже и не знаете, что за этой мерзкой оболочкой, как за лягушачьей кожей, скрывается чистая и ранимая душа…
- Но с бомжами я была не долго. Почувствовала, что слишком глубоко засосала меня эта трясина. И решила податься в плечевые. Тут я сама себе хозяйка. Что моё, то моё. И добро, и зло. Вот собственно и всё. Не знаю на сколько вам было интересно слушать. Если что не так, прошу прощения. А вообще, я всем довольна. Шофера меня почти все знают. Ну, конечно и обидеть могут, и бьют часто, да только кому сейчас легко, я вас спрашиваю? То-то! А вам спасибо за то, что выслушали, за то, что накормили, за то, что не побили, за всё! И, если можно, я сойду здесь. А то и так уже далеко заехала, а это территория Светки Меченой. Она баба дурная, два раза в психушке лечилась, да сбегала. Ей ничего не стоит и порезать за конкуренцию. Так уж лучше я сойду…
- Она вышла из машины и , перейдя на другую сторону, стала ждать встречную машину. А я, включив передачу, быстро поехал прочь от этого места, оставляя там свою попутчицу и свою тоску, и боль. В зеркале я видел удаляющуюся быстро девушку, в облаке пыли. И, резко остановившись, я выскочил из кабины, и, встав посредине дороги громко крикнул : «Прости!!!» И крик этот, отразившись от неё, вернулся обратно ко мне, но не один, а с моей болью и тоской…


Эпилог


Прошло несколько месяцев, с той странной и удивительной встречи. И вот я снова вёз груз в том же направлении. И снова ночная стоянка в лесу, и костёр, и шофёрские байки. А я ждал, ждал её. Я верил, что сейчас снова, как и в тот раз мелькнёт её силуэт у моей машины, а потом она подойдёт к костру…
И вдруг, о чудо! Из темноты к нам шла она. Я стал пристально всматриваться в её очертания… Но нет, чуда, к сожалению, не бывает. Это была другая плечевая.
- Здрасте, мальчики! Не угостите девушку сигареткой, да бутербродом, а?!
- - Садись, садись, Люська, сейчас чего ни будь организуем. – Ответил один из водителей, и стал доставать из своей сумки бутерброды. Люська схватила один и, быстро запихнув себе в рот, стала быстро его жевать.
- - Простите, а вы не знаете, где я могу найти Лену, что работает на этой территории? – Подойдя к Люське, спросил я её. Но от моего вопроса Люська подавилась и закашлялась.
- - Ленку? Ленку сучку? – еле выдавила она, испуганно глядя на меня.
- - Да, да, её!
- - Так нету Ленки то.
- - Как нет, уехала, что ли?
- - Ага, точно говоришь, уехала она. Далеко, далеко уехала, отсюда не видать.
- - Не понял?!
- - А чего тут понимать то, померла Ленка, царствие ей небесное.
- - Как это померла?
- - А очень даже просто. Водилы её сожгли. Облили бензином и сожгли.
- - Но почему?!?
- - Так говорили, что она многих мужиков толи сифилисом, толи СПИДом заразила.
- Так, что нету больше Ленки нашей, отмучилась девонька…
- Она ещё что-то говорила, но я уже ни чего не слышал. Потому, что какая-то сила
- сдавила вески мои и сердце. А слёзы сами катились из глаз моих…
- - А ты, наверное, и есть тот добрый человек, что пожалел её? Она мне много о тебе рассказывала. Слушай, так если её уже нет, может ты и меня пожалеешь?! – И она
- громко заржала…
- Достав свой «макаров», я проверил магазин и, перезарядив пистолет, поставил на предохранитель. В нашей фирме все водилы имели право на ношение оружия , из за опасности нападения отморозков во время рейса.
- Магазин «Сувениры» я нашёл быстро. Покрутившись внутри, я подошёл к будке, где сидела гравёр.
- - Простите, мне нужна Римма! – Сказал я.
- - Слушаю вас. Что вы хотели?
- - Я хотел бы металлическую пластинку на могилку.
- - Хорошо, какую надпись хотите?
- - А, вот, у меня на листочке написано. – Ответил я, протягивая ей маленький листок бумаги. Римма, взяв листок, прочла надпись и сказала :
- - Хорошо, приходите завтра.
- - Нет, мне нужно сегодня, сейчас!
- - Ну, не знаю. У меня сейчас очень много работы…
- - Я заплачу за срочность.
- - Хорошо, тогда подождите, я сейчас сделаю.
- Она приступила к работе, а я, выйдя на улицу, закурил. Не знаю, сколько прошло времени, как вдруг кто то меня окликнул :
- - Молодой человек, подойдите к гравёру, она вас зовёт!
- Я зашёл в магазин.
- - Вот, принимайте работу! – Протянула мне пластинку Римма.
- - Отлично, но если вас не затруднит, прочтите, пожалуйста, что там написано. Сказал
- я , и Римма стала читать :
- - Прости нас за всё. Пусть земля тебе будет пухом. Виноватые вечно перед тобой : -
- Римма, Виталик, Николай, Борис.
- - Всё правильно, только вы не написали кому это обращение. Так, что допишите, пожалуйста.
- - Как хотите. Ну, какое имя дописать?
- - Вверху крупными буквами – ЛЕНА!
- Римма написала и протянула мне пластинку.
- - А сейчас совсем правильно. – Сказал я, читая надпись. – Лена! Прости нас за всё. Пусть земля тебе будет пухом. Виноватые вечно перед тобой Римма, Виталик, Николай, Борис… Ну, что, ты со мной согласна, Римма?!? – Спросил я, глядя на неё в упор. Она вздрогнула и медленно подняла на меня глаза, полные ужаса и слёз. Моя правая рука сжимала рукоять пистолета, и была готова в любую минуту вытащить его, что бы застрелить эту тварь, которая уже сползла со стула на пол и тихо скулила, прижавшись спиной к столу. И так мне стало мерзко на душе, так погано, что задрал я голову к потолку и так завыл, что зазвенели кубики хрусталя в чешской лампе, ну что ты, динь-динь, бывает и хуже, динь-динь, а мы ещё живём, динь-динь. Но, можно ли назвать это жизнью?



Рейтинг: 5.00/5
Просмотров: 2565
 Разместил: RonVisal

 «   Август   » 
пнвтсрчтптсбвс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Вы стандартной ориентации?

Да!80% 80%[5418]
Незнаю...10% 10%[737]
Нет.8% 8%[575]

Всего ответов: 6730


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.