Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



11-03-2005  Новогодняя сказка
Страница: 1/1

История эта случилась во времена моей бурной молодости, в студенческие годы, когда казалось, что впереди вся жизнь, что стоит только окончить институт и всё пойдёт как по маслу - работа, деньги и весёлая жизнь, полная приключений. Учится мне довелось в текстильном, и жил я соответственно в общаге. Хорош был институт тем, что в нём было неимоверное количество девушек, в нашей группе кроме меня было ещё три особи мужского пола, остальные 23 были девушки. И общежитие так же изобиловало представительницами прекрасного пола, на весь этаж была одна комната с парнями, а все остальные с девушками. Самое прекрасное время - это когда после сессии все разъезжаются по домам и общага пустеет, никто не тревожит тебя среди ночи игрой на гитаре, никто не заходит за сахаром или конспектами лекций. И так получилось, что я остался один в нашей комнате на новый год.Десять дней никого в общаге не будет, и мне, переживающему неразделённую любовь первокурснику, казалось что я смогу наконец отоспаться, разобраться в своих чувствах и вступить в новый год уже новым человеком. И действительно, новый год и три дня после него изменили меня на всю жизнь. Но обо всём по порядку.

Утром тридцать первого декабря меня разбудил стук в дверь. Я, ничего не соображая, встал в одних трусах, которые топорщились от утренней эрекции и пошёл открывать дверь.
- Привет! - передо мной стояла божественной красоты девушка, пятикурсница Мария, которая жила этажом выше и за которой ухаживало половина мужского населения общаги. Впрочем тщетно - по слухам она оставалась верной своему парню из Челябинска и от мужских комплиментов и знаков внимания отмахивалась с весёлой улыбкой. Надо сделать отступление, и поведать о том, что пятый курс для первокурсника - это практически небожители, это те, кто смог пережить все колоквиумы, сессии и экзамены и кто уже приступит вот-вот к написанию диплома. Для меня первокурсника, который только-только понял, что халявы не будет, что преподы - монстры и мне грозит армия, если я за полгода не стану Энштейном, пятикурсница Маша была загадкой природы - как такой красивой и хрупкой девушке удалось сдать все эти матаны и физхимы, сохранив чистоту репутации (были у нас "специалистки", которым удавалось получать зачёты, оставаясь один на один с преподавателем в закрытой аудитории). Так вот она стояла сейчас и, взглянув с ехидной улыбкой на мои трусы-палатку, спросила, есть ли у меня соль:
- Весь этаж оббежала, все разъехались по домам. Так у тебя есть соль?
- Да, заходите (называть её на "ты" я даже не подумал) - я сейчас.
Вернувшись в комнату я натянул штаны и вернулся к ней. В тесноте коридора у нас висела полка, на которой стояли всякие банки, в основном пустые, среди которых была и соль. Я достал банку и протянул её Марии.
- Это много - сказала она, - мне бы чуть-чуть отсыпать.
- Берите всю - сказал я, улыбнувшись, - мне она в этом году уже не пригодиться, а в следующем я что-нибудь придумаю.
- Ладно, я сейчас отсыплю и верну. - её взгляд скользнул по моему торсу и она ушла.
Я вернулся в постель, но заснуть уже не мог - в любой момент она могла вернуться.
Включив музыку, я взял недочитанный роман и попытался почитать. Но мысли мои сползали со страниц и запутывались в воспоминаниях о Марии. Её густые чёрные вьющиеся волосы, аромат тела, аккуратные руки, тёплые серо-карие глаза, немного полноватые красивые губы, волнующая грудь и точёная фигура были настолько же прекрасны, насколько недоступны. Скорее всего к ней приехал её парень из Челябинска и теперь они восхитительно встретят новый год. Ну а мне предстояло великое новогоднее одиночество, первый раз в жизни. Моральный мазохист в моей голове готовил инструменты для великого праздника, расчленения моей души по косточкам.
В дверь снова постучали. Я был бы рад, если бы это была не она, если бы это к примеру мой сосед опоздал на свой поезд в Нижний, или комендант зашел проверить нет ли у нас пожароопасной ёлки, но это была Мария, живое воплощение предстоящего веселья и предновогодней радости, сладкий пирог, который под взрывы петард и фейерверков достанется парню из Челябинска...
- Привет, это опять я - улыбалась она. - Я возвращаю соль. Спасибо тебе большое.
- Да не за что - попытался улыбнуться я, принимая из её рук банку.
- А почему ты остался в общаге? - спросила она.
- Долго рассказывать. - её общество разрывало меня на части, поэтому я хотел как можно скорее закрыть дверь.
- Знаешь, я сейчас буду готовить всякие салаты и прочие вкусности. Мне одной ужасно скучно, может мы будем делать это вместе?
От такого поворота событий я опешил.
- А как же твой парень? - удивлённо спросил я.
- Какой парень?
Я не знал что отвечать. Однако при мысли, что мы сейчас что-то будем делать вместе, что она будет рядом и мы о чём-то будем беседовать, влила в мои вены литр адреналина, и я еле удержался, чтобы не улыбнуться до ушей.
- Я слабо гожусь в младшие повара, однако если вам действительно скучно, я готов вам в этом помочь. - попытался я быть галантным.
- Ну и отлично - сказала она и развернулась. - Тогда подходи, моя комната 406.
- Минут через пятнадцать я буду у вас - ответил я, прежде чем закрыть дверь.
Мазохист может пока отложить инструменты, вполне может быть, что старый год подарит мне перед уходом что-то особенное. Однако об этом не хотелось думать, чтобы случайно не спугнуть удачу, не обидеть чистый образ Марии своими липкими мыслями человека, хватающегося за соломинку...
Я оделся, умылся, взглянул на себя в зеркало и подумал, что именно так выглядит археолог, всю жизнь прокопавшийся в поисках научных открытий, и неожиданно обнаруживший полуистлевший сундук. Что там? Бытовая утварь или руны из византийской библиотеки? Не терпится открыть этот секрет, но торопиться нельзя - всё может в один миг рассыпаться в прах.

- Заходи, открыто - услышал я её голос. Открыл дверь, в этой комнате я был впервые. Всё очень чисто, аккуратно и по-домашнему уютно. Отличить комнату девушек от комнаты мальчиков сможет любой, и этого "чужого" уюта мне как раз сейчас не хватало. Уют своей комнаты в квартире у родителей наводил тоску, уют комнаты в квартире у бывшей девушки обжигал равнодушием к моим чувствам, эта же комната своей новизной, теми мыслями, которые приятно копошились в уголках подсознания, и наличием девушки, с которой сегодня мы возможно станем ближе, сразу же мне понравилась. Теплота плотных занавесок, за которыми не спеша шёл снег, весёлый будильник на холодильнике, кровати с бархатными покрывалами и много других мелочей создавали атмосферу покоя и размеренности. Ещё одним приятным удивлением был Луис Армстронг, чей хрипловатый голос лился из колонок музыкального центра. Так я устроен, что какая бы ни была красавица девушка, если из ушей её плеера я слышу Алёну Апину или Олега Газманова, то вся её красота блекнет в моих глазах, интерес к ней как к женщине мгновенно улетучивается, как будто вместо выдержанного вина, прекрасного на вид, на вкус она оказывается дешёвой сивухой подпольного разлива из остатков Пушкинского ликероводочного. Но Мария слушала Луиса и эта открывшаяся частичка её внутреннего мира сделала внешнюю красоту ещё более привлекательной.
На столе, который из-за малой площади жилья являлся и учебным и столовым и кухонным, стояли тарелки, кастрюльки, блюдечки с варёными яйцами, морковью, колбасой и прочими ингредиентами для салатов и закусок праздничного стола.
- Вот из этого всего у нас должно получиться три салата и курица с яблоками запеченная в духовке, с картофельным пюре на гарнир. - весело сказала она, указывая на стол.
Я, второй день питавшийся кое-как (предновогодняя ссора с девушкой лишила меня аппетита), теперь остро ощутил немалый голод. Совладав с повышенным слюноотделением, я улыбнулся:
- Будем стараться! Может быть что-нибудь и выйдет.
Мой голодный взгляд вероятно не остался не замеченным и Мария предложила перед долгими приготовлениями перекусить.
- Сейчас сделаем бутерброды с паштетом и допьем остатки красного вина - не люблю, когда на новогоднем столе стоит початая бутылка. Кстати, меня Маша зовут, а тебя? - она протянула мне руку.
- Олег. - немного смущаясь, я пожал протянутую руку. Первый раз я пожимал девичью руку в качестве приветствия и мне показалось это таким необычным, однако я понял, чего лишается человечество, оставив рукопожатие уделом мужчин. За краткий миг, что её рука была в моей, я почувствовал её нежность, теплоту и вместе с тем внутреннюю силу характера, проявившуюся в уверенном и крепком пожатии.
- Очень приятно. Только давай сразу перейдём на "ты", а то когда ты мне "выкаешь" я чувствую себя Юлианой Фёдоровной.
Я невольно рассмеялся. Юлиана была нашей комендантшей, ей было больше пятидесяти, но год работы в нашей общаге шли для её внешности за два и поэтому казалось, что выглядит она гораздо старше.
Пока мы ели бутерброды и допивали вино, немного разговорились. Сначала я путался и продолжал выкать, потом остатки вина "Исповедь грешницы" немного меня расслабили и общение наше продолжилось более гладко. Много говорили об институте, об общих преподавателях (пять лет разницы почти никак не сказались на профессорском составе института, все кто преподавал основные предметы у неё, продолжали их вести и у меня), потом посплетничали об общаге и её жителях, попутно порезав всё для салатов. Два часа прошли словно десять минут и мне стало казаться, что с Машей мы знакомы уже не один год. Когда мы наконец перемешали все салаты и поставили их в холодильник, я вдруг понял, что не знаю ещё, с кем она будет встречать новый год. Иногда она незаметно поглядывала на часы и я подумал, что наверное моя миссия уже окончена, салаты нарезаны и мне пора уходить.
- Ну что ж- сказала она и посмотрела на будильник.
"Я так и думал. Сейчас она скажет, что спасибо мол, Олежег, за твою помощь..." - крутились в моей голове мысли.
- Ты кого-то ждёшь? - спросил я, чтобы решить наконец для себя этот мучительный вопрос.
- Нет, привычка у меня перед новым годом смотреть на часы, чтобы видеть, сколько осталось время до двенадцати. Это чтобы встретить новый год при параде, а не в кухонном переднике, измазанном майонезом и горчицей - улыбнулась она.
- Ты хочешь сказать что будешь встречать новый год одна? - не поверил я.
- Ну вообще-то да. - она отвела взгляд. - а ты?
- Я тоже один. - ответил я и понял, что теперь главное не сделать что-то или не сказать такого, что мигом испортит...
- Может тогда встретим его вместе? - легко спросила она, но по тому, как она поправила свои волосы, я понял, что её этот вопрос тоже очень сильно волнует.
Я сначала не поверил своим ушам, и хотел даже переспросить, но потом одумался..
- Что? А, да, конечно, я конечно не против, вместе веселее. - глупая счастливая улыбка всё-таки выскочила на миг, выдав все мои эмоции с потрохами.
- Ну вот и отлично - радостно сказала она.
Наступила неловкая пауза, в которую я лихорадочно начал думать о том, что я теперь, в связи с этим должен говорить и делать. Промелькнула мысль, что надо бы сбегать в магазин за подарком, но когда это сделать - до нового года оставалось всего четыре часа, а подарки я любил выбирать основательно, не торопясь... К тому же мы ещё даже не приготовили курицу. Видимо она тоже подумала о нашей ощипанной подруге:
- Мы совсем забыли про горячее. Куру ведь ещё надо нашпиговать и поставить запечься, а мне надо перед новым годом принять ванну, привести себя в порядок...
- Нет проблем, я сейчас займусь ей.
- Отлично! Вот орехи, вот лук и яблоки, вот чеснок и приправы.
- Разберусь.
Пока я заправлял курицу, она ушла за перегородку, стала копаться в своих вещах и подпевать Луису своим бархатным голосом. За перегородкой мне были виден её силуэт и я увидел, как на соседнюю кровать полетела её футболка, потом джинсы. Она разделась! Когда она вышла из-за перегородки, я, весь красный от смущения, пытался не смотреть в её сторону и яростно запихивал в курицу начинку.
- Зачем же так грубо? - спросила с иронией Мария и мне пришлось поднять на неё глаза. Она не была обнажённой, а накинула халат и распустила волосы. Я немного успокоился и понял, что эта девушка видит меня насквозь, от чего мне стало стыдно. Она забавлялась со мной словно удав с беспомощной мартышкой, и последние часы, что мы провели вместе, я беспрекословно ей подчинялся. В её обществе я совсем забыл о своей неразделённой любви, которая ещё недавно казалась мне верхом моих чувств, а оказалось, что меня можно вот так вот грубо соблазнить таким вот примитивным приёмом - силуэтом за перегородкой и имитацией раздевания, и вся эта романтическая позолота моей несчастной любви слетела, оголив дешёвую подделку, которой наверное я и являлся.
- Думаешь её душа за такое надругательство над её телом явиться ко мне во сне и будет мстить? - попытался я пошутить, указывая на курицу.
- Почему бы и нет? Правда этой ночью она наверное долго будет ждать твоего сна, все-таки новый год... А завтра уже всё забудет, они, курицы, такие глупые... Я пошла в ванную, если что-то случится, стучи.
- Окей.
Щёлкнула защёлка, и я, направляясь на кухню, продолжил самобичевание.
"Что я имею? Её парень напился раньше времени, провожая уходящий год и не смог приехать. Мария решила отомстить ему и совратить какого-нибудь парня. Однако в пустой общаге сделать это проблематично, но попытаться стоило, т.к. провести кого-то с улицы было не реально (цербер-комендант). Под видом поиска соли она стучится в каждую дверь и натыкается на меня с торчащими трусами. Ясно, что эрекция у парня здоровая и для её сегодняшних целей он вполне годится. В общем-то сценарий очевидный и моя пассивная роль в этом спектакле всё меньше и меньше мне нравилась. Однако моя девушка неоднозначно дала понять, что новый год не собирается встречать со мной. Возможно у неё есть другой парень и я остаюсь один на один со своими чувствами, которые не выдержали по большому счёту даже самой простой проверки на вшивость. Пока Мария была там, за перегородкой, я ощущал такое желание, которое по силе несоизмеримо с тем, что я испытывал ранее. Мария. Если вспомнить, то да, я всегда её хотел, её походка, её голос, манеры, одежда (не богатая, но со вкусом), взгляд и улыбка обжигали сердце при случайных встречах в институте или общаге. Однако я знал, что мне ничего не светит и поэтому выбрал синицу в руках, девушку из параллельной группы, а не Марию, журавлём порхающую в недостижимых высотах пятого курса. И не является ли лучшим показателем того, что она мне нравится моя покорность и готовность делать всё что она захочет?"
В таких мыслях я провёл час на кухне (она была одна на весь этаж), в течение которого нашпигованная курица покрывалась в духовке румяной корочкой и распространяла по всей общаге запах, вызывающий ворчание в моём опустевшем желудке. Тишина являлась прямым свидетельством того, что общага пустая, иначе бы сейчас на всех четырёх этажах гремели кастрюлями, включали на полную громкость музыку и шумели в трубах водой. За окном, в незаметно опустившейся темноте, горели гирлянды в окнах дома напротив, в свете уличного фонаря вилась снежная буря. Замело тропинку и на четверть входную дверь в наш корпус. Приглядевшись к двери я чуть не выронил вилку. На двери висел амбарный замок. Я сбежал вниз, подёргал дверь каморки коменданта, она была заперта. Растопив пальцами изморозь на стекле, я прочитал объявление на двери: "Общежитие закрыто с 31-го декабря по 3-е января. Администрация". И тут я вспомнил, что мне об этом говорили, однако я, занятый своими переживаниями, пропустил это мимо ушей. Возвращаясь назад, я подумал, знает ли об этом Мария?
Вытащив из духовки курицу, я проверил степень её готовности, и оставшись ею удовлетворённым, обхватил горячую сковороду полотенцем и пошёл в комнату. Мария всё ещё была в ванной. Теперь, когда я знал, что во всём корпусе мы одни, и так будет ещё три дня, меня охватило радостное чувство необратимости. Мы заперты, а значит так или иначе проведём вместе три дня. И может быть, получше узнав друг друга, я смогу доказать ей, что способен не только трахаться, но и любить. Однако я тут же одёрнул себя. С чего это я вдруг решил, что у нас будет секс?
До нового года оставалось два с половиной часа. От нечего делать я стал ходить по комнате и разглядывать заглавия книг и сувениры на полках. На столе лежал фотоальбом, и я подумал, что не будет никакого преступления, если я его посмотрю. Это был альбом Марии. Школьные фото, из пионерлагеря, выпускной, на крыльце нашего института, вечеринки в общаге... Стоп. С фотографии на меня смотрела моя девушка, положившая голову на плечё Марии. Значит они знакомы? Только увидев этот снимок, где они крупным планом и рядом, я понял, что они друг на друга чем-то похожи. На следующей фотографии они в купальниках стоят обнявшись на песочном берегу чёрного моря (внизу подпись Евпатория-98). Значит они не просто знакомы, а подруги. В смятении, как будто бы узнав то, о чём мне знать не положено, я вернул фотоальбом на место и сделал это как раз вовремя, потому как в этот момент скрипнула дверь ванны и в комнату вошла хозяйка.
- М-м-м-м, как вкусно пахнет! Воскликнула она, приподнимая тарелку, закрывающую сковородку с курицей.
Вокруг её головы было обёрнуто полотенце, распаренное лицо без косметики лучилось здоровым румянцем и было чертовски красивым. Я невольно подумал, что наверное сейчас под этим халатом нет нижнего белья...
- Скажи мне, Мария, а ты знаешь, что мы тут с тобой заперты до третьего января? Одни, во всём корпусе, только ты и я?
- Ну почему же одни, с нами ещё есть эта курица, которая не даст нам умереть с голоду - пыталась пошутить она, однако её глаза не находили места и я понял, что она что-то скрывает.
- А ты не боишься оставаться с незнакомым парнем так долго один га один?
Она села напротив меня, сняла полотенце и стала им вытирать свои густые вьющиеся волосы.
- Я должна тебе кое в чём признаться. Но прежде чем я расскажу тебе всё, скажи мне, нравлюсь ли я тебе?
Её прямота, простота и грациозность меня приятно поразили. Сложив руки лодочкой на полотенце, она смотрела на меня своими красивыми глазами, в глубине которых я прочитал нерешительность и боязнь моего отрицательного ответа. Подумать только! Я заперт наедине с красивейшей девушкой, о которой я тайно мечтал с тех пор, как первый раз увидел, и она спрашивает у меня, нравится ли она мне. Смею ли я предположить, что тоже ей не безразличен?
Мы сидели друг напротив друга и моё затянувшееся молчание могло бы плохо кончится, надо было что-то делать. Я опустился на колени, взял её руки и поцеловал в губы. Она ответила на поцелуй, и я, осмелев, запустил руки в невысохшие ещё волосы, притянул голову и поцеловал её более глубоко. От аромата её волос, вкуса губ и теплоты языка я сходил с ума.
- Могу я считать это положительным ответом? - сказала она улыбаясь шёпотом, немного отстранившись после поцелуя.
- Более чем. - ответил я.
- Тогда я расскажу тебе всё. Но сначала давай выпьем вина и поставим другую музыку.
Я был не против. Под последний альбом Пола Маккартни, попивая красное полусладкое она рассказала мне свою историю:
- Ты понравился мне с первого взгляда. Тогда я шла после учёбы, загруженная донельзя, с больной головой и шатающимся каблуком. Поднимаясь по лестнице, я увидела тебя, спускающегося с комендантом, с большой сумкой. Видимо ты только приехал и тебя заселяли. Твоя простая улыбка и задержавшийся на мне взгляд позволили забыть о головной боли, предстоящей курсовой и сломанном каблуке. Я почувствовала себя красивой и лёгкой. Не знаю, что такое любовь с первого взгляда, вряд ли это она, но то, что твой взгляд вылечил меня в тот вечер я осознала. Потом наши случайные встречи продолжились, я могла почувствовать твой взгляд на расстоянии, оборачивалась и действительно, видела твою смущённую улыбку и весёлые глаза. Через месяц после начала семестра, ко мне в гости заехала моя двоюродная сестра. Мы с ней очень дружим, и несмотря на разницу в четыре года, всегда находим общие темы для разговора. В тот день мы пошли гулять и я показала ей тебя, рассказав о том, что ты мне симпатичен. "Он учится в параллельной группе, и кажется, что неравнодушен ко мне" - ответила она. - "Но мне он не очень нравится, разве что так, пофлиртовать...". Через месяц вы познакомились и стали встречаться. Я завидовала ей, но делать было нечего, ты выбрал её, несмотря на то, что продолжал дарить мне своё внимание. А месяц назад она принесла мне все твои письма, которые ты ей писал, назвав их романтической туфтой. "Почитай, быть может ты поймёшь, что с этим человеком будет сложно в нашей стране. Мне нужен жёсткий, целеустремлённый и уверенный парень, а этот - романтик, никогда не будет зарабатывать больше чем заведующий лабораторией". Я стала защищать тебя, и в сердцах назвала её подстилкой для богатых. Она естественно обиделась и ушла, оставив мне твои письма. В тот вечер я прочитала их все, за что хочу попросить у тебя прощения, все-таки они предназначались не мне, но как бы я хотела, чтобы они писались для меня. Читая, я автоматически меняла её имя на своё и поражалась твоему богатому внутреннему миру, твоим пространным размышлениям о жизни, твоему прекрасному вкусу и глубине переживаемых чувств. С каждой строчкой ты нравился мне всё больше и прочитав последнее письмо, я поняла, что влюбилась. Вместе с этим пришло чувство стыда за то, что я прочитала глубоко личную переписку и теперь знаю о тебе больше, чем ты обо мне. Познакомится с тобой автоматически означало признаться тебе в этом и я всё никак не могла найти повода заговорить с тобой, вместе с любовью к тебе пришла нерешительность и боязнь всё испортить. Наконец четыре дня назад ходили слухи, что ты будешь на дне рождении Женьки (сосед по этажу), куда меня пригласили тоже. Я пошла туда, в надежде с тобой познакомится, но ты всё не появлялся, и тогда я краем уха услышала что ты в депрессии, что у тебя не заладилось с девушкой и что даже не успел купить билеты домой, поэтому остаешься встречать новый год в общаге. Я хотела пойти к тебе и признаться наконец в своих чувствах, но всё никак не решалась. Когда позвонили родители, я сказала им, что остаюсь тут, что много работы с предстоящим дипломом. Проводила соседок, купила продуктов и вина и заперлась в комнате, потушив свет. Когда сегодня рано утром комендантша стучалась во все комнаты, проверяя, все ли разъехались, я ей не открыла. Ну а остальное ты знаешь. Правда когда ты долго не открывал, мне стало страшно от того, что ты мог уехать, но ты не уехал, и это здорово!
- осушив бокал, она, взволнованная, стала ждать моей реакции.
Для меня всё это было похоже на прекрасный сон. Я просто не верил всему этому, однако всё сходилось, фотография в альбоме, мои пространные и многочисленные письма, которые я действительно еженедельно подбрасывал в сумку её сестры, её взгляд, обжигающий и скрывающий в себе много больше праздного любопытства, всё это подтверждало этот рассказ.
- Ты прощаешь меня за то, что я прочитала твои письма?
Не найдя нужных слов, я подошёл к ней, обнял и поцеловал. Поставив рюмку на стол, она обвила меня руками в ответ и мы слились в жадном поцелуе, который символизировал то, что теперь между нами нет недосказанности, что теперь всё ясно и можно расслабиться, дать волю инстинктам удовлетворить свои желания, скопившиеся за весь день тесного общения.
Мы легли на кровать и продолжили целоваться. На время оставив её губы, я стал спускаться ниже, к бархатной шее, гладким плечам, развязав пояс на халате оголил упругую грудь с твёрдыми сосками и принялся ласкать эти сводящие с ума холмики языком. Она запустила свои длинные тонкие пальцы одной руки в мои волосы, пальцы второй руки проскользнули через ворот майки к моей спине. Животом я почувствовал жар в низу её живота и направил туда свои губы. Вкус и запах её лона заставили меня впиться в этот источник. Её пальцы сжали мою голову, спина изогнулась навстречу и из груди вырвался стон, пролившийся музыкой в мои уши. Через несколько минут таких ласок она сжала ногами мою голову и вздрогнула от первых волн оргазма. Её пальцы расслабились и я поднялся к её лицу, приник губами к закрытым векам. Спустя минуту, она открыла глаза и взглянула на меня с благодарностью, сквозь пелену не до конца пережитого удовольствия. Так мы лежали ещё минут пятнадцать, глядя друг на друга и не понимая, почему мы до сих пор были не вместе. Я трогал её лицо, играл густыми волосами, поправлял сбившиеся со строгой красивой линии волоски бровей и водил мизинцем по раскрытым в горячем дыхании губам. Она улыбалась и смотрела на меня, её рука бродила по моей груди, потом опустилась на живот и спустилась под штаны. Надо ли говорить, что там всё было напряжено и он тянулся к ней словно подсолнух к яркому летнему солнцу. Опрокинув меня на спину, она расстегнула ремень, потом ширинку, приспустила штаны и трусы, освободив моего пленника. Опустившись к моему телу, она прижалась губами к соскам, и направила рукой моего солдатика в более приятный тесный плен упругих холмиков своей груди. Я потерял счёт времени, провалился сквозь пространство, центр моей вселенной сконцентрировался на налитом кровью конце моего тела, который через мгновение нежно обхватили бархатные губы Марии. Я готов был взорваться, и когда она заглотнула его полностью и я почувствовал горячую теплоту в её тесном горле, а плотное кольцо её губ у самого основания члена, меня захлестнул сильнейший оргазм, и я излился в неё. Она высосала всё до последней капли и продолжала ласкать его. Он даже не думал расслабляться. Сбросив тяготившее и глупое напряжение, мы приступили к основному. Мария села на меня сверху, направила бойца в своё лоно и аккуратно насадилась на него. В её пещерке было тесно, мой член заполнил её всю и упёрся в стенку, вытолкнув из груди томное "ох". Её груди теперь были доступны моим ненасытным рукам, упругая попка играла мышцами а длинные волосы с откинувшейся назад головы гуляли по внутренним сторонам моих бёдер, вызывая фантастическое возбуждение. Когда она была уже на пороге очередного оргазма, я притянул её к себе и перевернув, занял положение сверху. Размеренный темп усилился, выгибаясь, я старался достать как можно глубже, не давая ей впрочем съезжать вверх на кровати. Упираясь плечами в мои руки, на которые я облокотился, она была тесно зажата снизу и сверху и при каждом толчке её тело бросало на мои руки, груди колыхались и она непроизвольно стонала. Чувствуя приближение и её и своего оргазма, я увеличил амплитуду и силу фрикций, она закусила губу и через несколько мгновений изогнулась, сотрясаемая блаженством. Я сократил темп, давая ей отдохнуть, однако когда она открыла глаза и прошептала "ты можешь в меня кончать, я на таблетках", я не выдержал, и сильно прижав к себе, заполнил её своим семенем. За окном послышались раскаты далёкого салюта и мы поняли, что новый год уже наступил.
- С новым годом, любимая! - прошептал я ей на ушко.
- С новым годом! - ответила она и изо всех сил прижала меня к себе.

Это был лучший новый год в моей жизни. В тот новый год мы ели курицу голыми, пили вино, без умолку болтали и смеялись, и неоднократно занимались любовью. В течении трёх дней мы не выходили из комнаты, кроме продуктов нам ничего не надо было, обществом друг друга мы, казалось, не насытимся никогда. Просыпаясь среди ночи мы снова сплетались в объятиях и продолжали познавать друг друга, совершенно потеряв счёт времени. А после, когда нужна была передышка, мы просто лежали и любовались друг другом, или дрались подушками, или бегали по комнате, или прыгали на кроватях, или кормили друг друга мандаринами, пытаясь поочерёдно укусить и пальцы кормящего, или шли в ванную и купали друг друга. В общем это было безумие, которое кончилось в полдень четвёртого января, когда приехала её соседка по комнате. В этом филиале рая был неимоверный и разнузданный бардак - пустые бутылки, кости от курицы, раскиданная где попало кожура от мандаринов (ей мы кидались друг в друга), сдвинутые в центре кровати, образующие гигантское ложе любви, именуемое на общажном жаргоне траходромом, перья от подушечных боёв, смятые одеяла и покрывала из под которых торчали мои волосатые ноги и попка Марии. Мы спали, обессиленные после безумной ночи, когда услышали, как соседка открыла своим ключом дверь и замерла на пороге, увидев всё это.
- С новым годом! - весело сказала она, оглядывая всё это безобразие, что мы натворили. - С новым счастьем, добавила она, внимательно посмотрев на наши лица с улыбками до ушей.

P.S. Весь этот рассказ - яркий цветок-выдумка, выращенный мной, дабы привлечь пролетающую мимо колибри, красивую и сексуальную девушку, не лишённую романтизма и хорошего вкуса в нектарах любви. Меня не интересуют неопытные тинэйджеры, жаждущие банального траха, мне нужна сформировавшаяся женщина, знающая себе цену, умеющая себя подать, которая немного устала от мужского безразличия к своей красоте, от отсутствия в жизни тех чувств и эмоций, которые делают её НАСТОЯЩЕЙ женщиной. [email protected]



Рейтинг: 3.00/5
Просмотров: 2301
 Разместил: RonVisal

 «   Август   » 
пнвтсрчтптсбвс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Нужен ли сайту форум?

Да60% 60%[1732]
Нет39% 39%[1130]

Всего ответов: 2864


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.