Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



07-07-2005  чабурашка и другие...
Страница: 1/1

В доме восемь, дробь четыре,
В старой, засраной квартире,
Вечно пьяный и в тельняшке,
Жил карманник Чабурашка.
С детства он дружил с ворами,
И рассказы их часами ,
Затаив дыханье, слушал.
Мать его жила без мужа,
Да и он отца не знал.
Нет, конечно, понимал,
Что зачат , не из пробирки.
И ребятам носопырки,
Часто чистил в честной драке
Уж такой его характер,
Сплетни сразу пресекать,
Мать в обиду не давать…
А она была воровка
И лохов в трамвае ловко
В давке этой разводила,
Их лапатники удила.
Одевалась же прилично:
Платье, туфли, как обычно,
Были цвета розы алой,
Да и шляпку надевала…
Шляпка, словно талисман,
Чтоб открылся сам карман.

И за эту вот привычку,
Дали ей блатные кличку
Не Улитка, не Червяк,
А Маруська Шапокляк!

Сына Шапокляк любила,
И с младенчества учила:
«Не робей, не трусь, не бзди!
Повязали, так бери
На себя вину всех краж,
Но дружков своих отмаж!
Фрайеров кидай, как сможешь.
Если что, так бей по роже.
Девок , тоже не жалей
Баба дура , хуя -б ей!
Чтоб когда ей нужно встанет,
(Все они о том мечтают!)
Воровской закон же чти,
Где молчать надо – молчи.
Ну, а коль сказал, ответь.
Главное не надо бздеть!

Чабурашка, хоть был мал,
Всё прекрасно понимал.
В первый раз он сел по - дури,
(Да и сам прикинь, в натуре):
Чистил он квартиры ловко,
Ведь хорошая сноровка
Ему в этом помогала.
В форточку влетал, бывало,
За секунду, словно кошка,
Не косаяся окошка!
И дружкам, открыв запоры,
Говорил: «Входите, воры!»
Весь район дрожал от страха,
Веселилась лишь Натаха.
Потому, Что Чабурашка,
Обожал свою Наташку.
А она, вот сучье племя,
Зная точно место, время,
Всю братву , ментам сдала,
Только, малость не учла.
Что дружок её любимый,
Шмыганёт в окошко, мимо
И ментов, и ДНД,
Чтоб сказать «Прощай» тебе!
В общем, как не извивалась,
Перед ним не извинялась,
А перо всё ж получила,
(На последок правда выла…)

Вот, однажды, на малине,
Повстречал он бабу Зину.
Водку та хлестала знатно,
И не как другие жадно
(Лишь бы побыстрей напиться,)
Нет, она же, как царица
Брала ручкою стакан,
До краёв налитый водкой,
И вливала себе в глотку,
Сделав лишь один глоток!
(Я пытался , но не смог,
Повторить такое чудо.
И поверьте, гадом буду,
Но фуфло тут не толкал,
Всё , как было, рассказал!)

Ну так вот, братва гудела,
Баба Зина песню пела.
Чабурашка рядом спал.
(Хотя нет, скорей дремал!)
Вдруг услышал странный звук,
Не то кашель, не то пук.
Голову поднял, взглянул,
Кашлянул и отрыгнул.
В полумраке помещенья,
(Я прошу у дам прощенья)
Каждый занят был своим.
И сквозь папиросный дым,
Чабурашка огляделся:
-Да, наверно засиделся.
Ну, так что –ж , пойду домой,
Баба Зина, что с тобой?!
(Крикнул вор, взглянув на бабку)
Та ж, поёживаясь зябко,
Покраснев лицом, руками,
Да и что сказать – глазами!
Вся тряслась и рот открыла,
(Буд- то важное забыла),
Что сказать хотела гостю.
«Да она, наверно костью
Подавилась за обедом?!
Этим методом и деда,
Лет как десять извела.
Что тут скажешь, много зла
Она в жизни сотворила.
Но видать и ей могила,
Уже сохнет на пару,
Ты закончила игру!»
Вдруг она его схватила,
За рубашку,(вот так сила!)
И приблизила к себе:
-Я хочу раскрыть тебе,
Тайну, что храню в секрете
Ото всех на этом свете!
Только видно час пришёл,
Вбили в сердце моё кол.
И в последние минутки,
(Говорю тебе без шутки)
Тайну жуткую свою…
Знаешь в парке статую,
Да, ну девушку с веслом.
Тебе будет нужен лом,
Чтобы к тайне той добраться.
И не надо улыбаться,
Ведь изменится вся жись,
Будет в общем заебись!
Коль инструкцию соблесть,
Главное не надо лезть,
Куда пёс свой хрен не торнул.
Может зря всё это, дёрнул
Меня чёрт с тобой связаться?!
-В чём базар, мать? Сомневаться
Ты во мне и не подумай,
А давай – ка ты без шума,
Всё как есть перескажи,
Но не плюйся, не дрожи!
Я смотрю тебе уж жарко.
Ну, так что там делать в парке?!
-В ночь четвёртую с начала
Полнолуния , (вещала
Бабка , словно в забытье.)
Быть, милок , как раз тебе
У статуи этой рядом.
Много будет ползать гадов
Всяких разных по земле,
Прикосаяся к тебе.
Только ты, лицом на север
Повернись, но так чтоб клевер,
Тот, что будет в левой ручке,
Был повёрнут тоже к тучке.
И гляди статуе в зад!
Ветер дунет, листопад
Поднимая повсеместно,
(Только нам не интересно ,
По- пустому трёп вести ,
Как нам ветер, провести .)
Ну так вот, тот ветерок
Дунет так, что даже с ног
Чуть не свалит человека,
(Я молчу уж про узбека!)
И с деревьев листья, тучи,
Даже мусорные кучи,
Всё разгонит, разнесёт.
(Этим и тебя спасёт!)
Потому, что из-за тучки,
Как из-за навозной кучки,
Вдруг появится луна.
И лучом своим она
Осветит на той статуе,
(Я чего тебе толкую?!)
Точку там, меж ягодиц,
Что изводит всех девиц.
Ну так вот, луны тот лучик,
Как для дверцы тайной ключик,
Приоткроет ягодицы.
И от туда заискрится,
Рассыпая бисер света,
(Это верная примета)
Камень чудной красоты,
Но его не трогай ты!
А следи за отраженьем,
За его луча движеньем.
И куда укажет лучик,
(будь то хоть навоза куча)
Ты тот час же поспеши,
Там и поиск заверши!
-Только что- же мне искать,
Ты скажи скорее мать?!
Но она, завыв протяжно,
Дёрнув ножкою вальяжно,
Не ответила ему,
На последок лишь икнув…
Чабурашка в руки Зины
Сунул старую корзину,
И глаза закрыл старухе,
(Что б на них не срали мухи)
А затем пошёл он прочь,
Но судьбе на встречу, ночь
Была тёмною и жуткой
«А старуха просто шутку
Там решила разыграть,
Чабурашку напугать.
Только юмор тот убогий,»-
Мыслил вслух он по дороге
И решив, что всё фуфло,
Он направился в село,
Что за городом, у речки.
«А чего? Давно на печке
Я костей своих не жарил,
Да девчёночек не парил
Уж забыл, когда- то было.
Жаль, что нет с собою мыла.
Ну да ладно, так сойдёт,
В жопу он и так войдёт…

2

Что- ж , оставим Чабурашку,
А посмотрим, что Наташка,
Хотя нет, конечно, Лена,
(Ту он кончил за измену!)
Что она, и где, и как?
Что бы ни попасть впросак,
Ну, как с первою подружкой,
Этой грязной потаскушкой…

Ветер по лесу гуляет
И костёрчик раздувает.
И трещат в костре поленья,
Рядом Лена, на измене,
Развалилась на траве
И мычит, то «Бе», то «Ме».
Обкурилася девчонка,
И пердит, да эдак звонко,
Что разносится по лесу
(Ох, и много в девке беса!)

«Хорошо, едрёна медь,
Мне лежать тут и пердеть!
Эх, и ёб же твою мать,
Это просто благодать!
Хотя всё же, для примера,
Не хватает кавалера.
Хуть бы городской турист
Прибежал на попки свист!
Или заплутал геолог,
Или старый гинеколог…
Только что напрасно ждать?!
Некому меня ебать.»

Так в мечтах она скучала,
Жопу ноготком чесала…
Вдруг раздался где- то вой,
(Это мать зовёт домой!)

Приподнялась, потянулась,
Папироской затянулась,
И пошла тропинкой к дому,
(К гнёздышку её родному.)

Мать у печки суетилась:
«Эх, как тесто замесилось!
(Похвала любой хозяйке)
Положу - ка в тесто гайки.
И болтов щепотку брошу,
Поднимайся, мой хороший!
Стань румяным пирожок,
Чтобы корочкой твой бок,
Был покрыт хрустящей , правый
(Жалко кончилась отрава.)
Ну да ладно, гаек хватит.
И уж кто тебя отхватит,
Зубы все сломает разом,
(Поделом ему заразе!)»

Дверь в избушку отварилась,
(Мать с улыбкой прослезилась):
- Здравствуй, доча, как дела,
Расскажи – ка , где была?
-Нагулялась на природе!
-Ты бы лучше в огороде
Прополола нам капусту,
Принесла –б воды, вишь пусто!
-Ты чего , старуха, бредишь?
Или в Аксакалы метишь?!
Чтобы я, в мои то годы,
Встала раком в огороде?!
«Воду в хату принеси!»
Ты давай, ещё проси…
-Бог с тобою, что ты дочка?!
(На болоте тухлом кочка)
Я сама, сама, малышка,
(На хую из гноя шишка!)
Хочешь по лесу гулять?
Я не стану возражать!
Но и ты будь осторожна,
Ведь в лесу нарваться можно,
На маньяка, или двух.
Я слыхала от старух,
Объявился в нашем крае,
Помнишь сваху, бабу Раю?!
Ну так вот, она в лесу,
Увидала знать лису.
И за нею побежала,
И почти её нагнала,
Только эта сука в норку,
Прошмыгнула под пригорком…
Ну, другая бы ушла,
Только Райка в раж вошла!
И, безбожно матюкаясь,
Лаптем в ёлку упираясь,
За лисой полезла в норку,
(Ободрав у ёлки корку!)
Только чует, всё, застряла.
«Нахуя- же, столько жрала?!
Но на судьбу ты не пиняй,
А быстрее вылезай!»
(Баба мыслила в норе ,
Этой хуевой дыре.)
И собрав остаток силы,
Как покойник из могилы,
Баба дёрнулась рывком.
И тот час огромный ком,
Ей на голову упал.
«Чтоб тебя мустанг ебал!
Дура, старая корова,
Воротник подай ей новый,
Что бы рыжий, из лисы…
Ой, кто лезет мне в трусы?!?
Помогите, люди добры,
Чей -то хуй, навроде кобры,
Лезет прямо мне в криницу,
Мою заднюю глазницу!»
Только крик её метался
По норе, и отзывался
Эхом в темноте норы,
Лишь большие комары,
Сели ей на нос и веки.
«Ой ,вы люди, человеки!
Кто из вас спасёт старушку,
От бесчестья на опушке?!
Я героя награжу.
Ой, ой, ой, сейчас рожу!
Паразит ты, паразит,
Ну какой у бабки вид?!
Ты ж меня позоришь, гад.
Хотя кто- то будет рад…
Ну конечно, конкуренты!
Но у Зины документы ,
Тоже есть, почище ваших
И таких, что свергнуть даже,
Я смогу, коль захочу,
Хоть пока што и молчу!
Ну так что, договорились?»
(Бабка даже прослезилась)
И не чувствуя давленья,
Позабыв про все сомненья,
Ведь решила: «Он ушёл!»
Чуть расслабилась, и кол
(Не пиписька, дюймов пять ,
А такой ей стал вдувать,
Тот, что если мы положим
На прилавок, то не сможем
От батона колбасы,
Или даже на весы.
Тут важны не вес, размеры,
Хотя, что я всё примеры
Привожу вам, лишь она
Ощущения сама
Может людям передать,
Как такое ощущать,
Начиная от анала
И до грудоньки, что встала.
Всё наполнено колбаской,
Что давила , аж на глазки!)
В общем, бабка не кричала,
На себя -же лишь серчала.
И признав, что облажалась,
На последок обосралась…

-Ну, а дальше что же было?
-Драл её он как кобылу!
До утра, иль до обеда,
Это ты спроси у деда,
Что по ягоды пошёл,
Да Зинулю и нашёл.
-Ну и сказки лепишь, мать
Лишь бы уши мне топтать!
Да хоть мне всего шестнадцать,
(И не надо улыбаться)
Но хуёв я повидала.
Коль собрать их для начала,
Как штакетником забить,
Можно лес огородить!
И средь всех разнообразий,
(Попадались даже князи!)
Я не видела ни разу,
Даже у Мизрахи, князя.
Хотя тот был ой-ёй-ёй,
Точно с руку толщиной!
Ну а тут батон колбаски,
Не рассказывай мне сказки…

Ладно, доча , хуй с ней, с Зинкой.
Этой крашеной блондинкой.
Для тебя есть порученье,
Да не трогай ты печенье!
Надо бабушку проведать,
Что и как, там всё разведать.
Если померла старушка,
Значит мы толкнём избушку.
Ну, а коли ещё дышит,
(Глянь в окно, ни кто не слышит?)
Дай отведать пирожка,
В чай насыпишь из рожка
Той отравы нашей старой.
Но смотри, коль будет мало,
В миг свершится превращенье,
Её тела измененье.
-То есть, что -же, не помрёт?
-Так ведь нет, наоборот!
Станет вечною старухой,
Только очень большеухой.
И росточком вдвое меньше,
Если брать обычных женщин.
-Ну, и что ты предлагаешь,
Или просто так икаешь?!
Я тебе, что из аптеки,
Ну чего прикрыла веки?!
Как мне порцию соблесть,
Или может сыпать весь?
Парашочек из рожочка,
Чтобы тем поставить точку?!
-Нет, сказала -же опасно,
Может случай быть несчастный.
-Ну, а если просто кончить,
Зарядив в наган патрончик?
-Ну ты, доча, ну, садюга.
Ладно, если б кончить друга,
Или ёбаря какого,
Или с улицы любого.
Но, что б бабушку старушку,
Завалить, вот так из пушки,
Это просто перебор.
Да и кончим разговор!
Так что забирай подарки
И вали, пока не жарко…


3

Добрый доктор Перевязкин,
Пришивал зайчонку глазки.
Ниткою суровой,
Несмотря на стоны.
Привели к нему в больницу
На аборт козу с ослицей.
Ёж привёл с собой ежиху,
Та постанывала тихо.
Да и как ей не стонать,
Когда надо вынимать
Из очка большую шишку.
-Потерпи, моя малышка!
(Ёжик ей шептал на ушко)
Может дать тебе подушку?!
Но она не отвечала,
Лишь супруга проклинала:
-Ах ты сволочь, гад, урод!
Да тебе засуну в рот
Я пиявок, штучек десять.
Да ещё на хуй повесить
Хорошо бы гирь пяток,
Чтобы ты ходить не смог!
Да читать все эти книжки.
Хотя лучше всё -же шишки,
Как и мне в очко засунуть,
Но сначала в ухо дунуть!
Камасутры начитался,
Ну а после доебался:
«Надо, мол, разнообразить,
Сколько можно сверху лазить?!»
Нет, как выйду я от сюда,
Брошу этого верблюда.
Пусть ебётся с кем угодно,
И, как хочется, свободно!

Ну, а доктор Перевязкин,
Подтянул поближе глазки,
Чтобы зайчик хуже видел
И хирурга не обидел,
И пошёл в палату к деткам,
Захватив с собой конфетки.
(Те , что года два назад,
Получил он, мармелад,
Тоже положил в пакет,
Да , компотика брикет.)

А в палате ждали дети
Те, кому пришлось на свете,
Испытать лишенье, муки.
Пете оторвало руки,
А у Кати и у Гали,
Зубы все повыпадали…
Что тут скажешь, стыд и срам,
Но не нам, не докторам.
А избранникам народа,
Тем, кто пел народу оды
(Лишь- бы выбрал их народ.
А потом , ебать их в рот!!!)

Перевязкин встав у двери,
Дал сигнал техничке Вере.
Та задёрнула все шторы,
Дверь закрыла, чтобы воры,
Не ворвалися в палату,
И не спиздили там вату.

В полумраке помещенья,
Начал речь он без стесненья:
«-Спички детям давать нельзя,
Суровый у жизни закон!
Чей загорится сегодня, друзья,
Обставленный мебелью дом?!
Ты бросил спичку, она не горит,
Она уже тлеет слегка.
Но через пять минут от костра,
Пламя до потолка!
Вот, взгляните, Васильчиков Миша,
На крыше забил он косяк.
Но обкурившись, упал с этой крыши
Да прямо на сено, мудак.
А сено, как порох, себе же дороже
С ним игры играть, малыши
И вот, посмотрите, какая щас рожа ,
До смерти теперь у Миши?!?»
И замолчал добрый доктор в законе
Лишь улыбнувшись во мраке.
Вспомнив, что раньше служил он на зоне,
Зэков он резал в бараке…


4

Трактир «Обед севрюги»,
Известен был в округе
Всегда там есть что выпить,
И есть с кем погулять.
В посёлке «Придорожном»
При бабках очень можно
Крутой устроить кутеж,
И девок , поебать.

Туда шёл Чабурашка,
По полю, и ромашки,
Вздыхая отлетали,
От ног его в траву.
А он спешил к подружке,
В карман засунув пушку,
Не зная, повстречает,
Какую там братву…

У входа, как обычно,
Сидел боец приличный,
Держа в руках винчестер,
Не всех, впуская в дом.
Весь от наколок синий,
И словно буйвол сильный,
Он пел о жизни песню,
Как плохо быть скотом.

-Здорово, Чабурашка!
Слыхал про Промокашку?
Его менты на хате,
Сковали по рукам.
Но он ментам не дался,
По комнатам метался,
Но всё -ж скрутили суки,
Попёрло и ментам!
А ты, к Мальвине в гости?
Она играет в кости,
С Пьеро и Арлекино,
Покашто нет гостей.
-А Буратино, где же?
Встречаемся всё реже,
Или ушёл он в тину,
Подальше от людей?!

-На стрелке Буратино,
С ним Пёстрый, Газик, Глина
Всё Дуремар, скотина,
Из-за него сыр бор.
Сам посуди, братишка,
Свою мочил он шишку,
А заплатить зажался,
(Ну что это за вор?!)
Нет, если по поняткам,
Перо он под лопатку,
(Чтоб сдох, педрило гадкий)
Ведь должен получить.
А то ведь взяли моду,
Что нет от них проходу,
Братве , да и народу.
Нет, надо их мочить!
-А ты всё, Артэмоша,
Свою малюешь кожу?
И стал как Третьяковка,
Иль выставка картин.
-А, чё? Всё по поняткам,
Печатаем в накатку,
Чтоб мучилась ментовка,
То скопище мудил!
Но, сколько можно парить?!
Иди взгляни на Варю,
Девчёнка разбитная,
Оторва высший класс!
-Чё, новая красотка?
-И грудка, и походка,
От них я просто таю,
И задница, - атас!

И, пнув ногою двери,
Вошёл он, чтоб проверить
И обалдел с порога,
(Давно он не был тут.)
Подсвечники и люстры,
В углу обмен капусты,
Столы в убранстве строгом,
Блаженство и уют.
Там кресла и диваны,
И нет почти что пьяных
И даже обезьяна,
На цепочке сидит
Намазана помадой,
И тени, как у бабы
Вздыхая всё по дяде,
Платочек теребит...

И взяв ликёра чашку,
За стол сел Чабурашка,
Глотнув почти рюмашку,
Поставил на зэро.
И, крутанув рулетку,
Запрыгал шарик метко,
Как по полу конфетка,
И замер на зэро!
Братва кричала «Браво!»
А толстая шалава,
Ну что стояла справа,
Всё тёрлась об него.

Но он, собрав жетоны,
На бабок, где-то тонну,
Позвал Мальвину, бонну,
И что-то ей шепнул.
А та дала команду,
Чтоб выпускали банду,
Да нет, девиц на сцену,
И поднялся тут гул.
Ведь каждая из девок,
Из хора, да подпевок,
К себе привлечь внимание,
Старалася в борьбе
И оголялись жопы,
И ножек стройных топот
Мужского понимания,
И ласки ждал к себе.
Но вдруг все замолчали,
И отошли в печали,
И где-то зазвучали
За сценою слова.
И в лучике тумана,
Нагая, без изъяна,
(И, кажется чуть пьяная)
Явилась всем она!

Вот, медленно ступая,
На сцену вышла Варя
И песню напевая,
Направилась к нему.
А он, заворожённо,
Следил за нею томно,
Опёршись на колонну
И прикусив губу.
«-Да, девка впрямь красотка!
И грудка, и походка.
С такою и без водки
Я захмелею в раз.»
Он думал ухмыляясь,
И в зубе колупаясь,
В себе не сомневаясь,
Как, впрочем, в каждый раз.
А Варя встала рядом
И нежным таким взглядом
Смотрела, но лишь задом,
Дрожала от волненья.
А он её коснулся,
И тут же колыхнулся
Дружок меж ног проснулся,
От спячки и забвенья.
И молча повернувшись,
Она пошла согнувшись,
Ступая по ступенькам,
Что издавали скрип.
А он пошёл за нею,
От радости потея,
Роняя шумно деньги
Но не смотря на них.
И дверь закрыв в каморку,
(Ох, предвкушая порку)
Встал у окошка парень,
Вальяжно, словно барин.
И задёрнув занавеску,
Чуть поправив свою феску,
Чабурашка улыбнулся:
«Ишь, как хуй в штанах надулся!»
И рукой его сжимая,
Из штанов не вынимая,
Молча у окна стоял.
Лишь украдкой наблюдал,
Как Варюша раздевалась
(Перед парнем обнажалась)…
Вот нагая, как селёдка,
Молвит дева ему кротко:
-Что ж ты медлишь,
Друг мой милый,
Или экономишь силы?!
Так скажу тебе, дружок,
Есть у Вари парашёк!
Коль его глотнешь стакашку,
Будь ты даже старикашка,
Что забыл когда стоял,
Ведь его он вынимал,
Лишь чтоб малую нужду
Справить где-то по утру.
Даже он, глатнув микстуру,
Выебет любую дуру,
Что поймать сумеет старый.
(Я не вру, сама видала!)
Так, что выпей поскорей,
И три дня меня имей,
Как последнюю шалаву
(Зуб даю, коль я не права!)

И забыв предупрежденья,
Растворив в вине сомненья,
Чабурашка взял стакан.
(А внизу, уже канкан ,
Девки лихо танцевали)
Он взглянул опять на Варю
«Нет, она не может врать,
Да и что ей тут толкать
Мне фуфло про парашочек?!
Может вреден он для почек,
Но однако для дружка,
Нету лучше парашка!»

«-Всё, я выпил твоей пакши,
Привезённой с Кундалакши.
Ну, куда ты подевалась?
Только щас здесь распиналась,
А теперь исчезла вдруг.»
Молвил он, и чёрный круг
На полу стал появляться,
И в размерах уменьшаться.
Только вместе с ним рюмашки,
И кровать, и Чабурашка…
Тут увидел он Варвару,
Но не ту, что снял шалаву,
А дряхлеющую бабку.
На головке лысой шапку,
Чуть поправила старушка,
Чтоб закрыть свою макушку.
И скрипуче хохотнула,
А потом ещё икнула.
И сказала тихо вору:
«-Не нужны теперь запоры,
Чтобы сторожить тебя!
Что- ж , открою я себя
Я не Варя, проститутка,
А майор Катрин Балютко!
КГБ и ЦРУ год назад,
Меня в игру,
Против мафии ввели
И легенду мне сплели.
Нет, клиентам я давала,
Но от них же узнавала
Кто и где, ну и когда,
Это в общем не беда.»
«-Ах ты ёбаная сучка,
Из говна на жопе ручка!
Ну, теперь я отыграюсь,
Над тобой поиздеваюсь!»
«-Нет, милок, забудь разборки,
Да и в общем то о порке.
Потому, что через час
Станешь ты дружок как раз
Роста малого такого,
Что на свете нет другого,
Чтоб с тобой сравниться мог.
Перелезть через порог
Ты не сможешь без поддержки,
(Что бы не был очень дерзким!)
Мальчик с пальчик ты теперь,
И не вздумай больше в дверь
Эту ты входить милок,
(Не забудь и про порог!)»

Вдруг раздался скрип и гром,
И тот час же стал как гном
Чабурашка уменьшаясь,
(Сам себе же удивляясь)…
Да, судьба его тернула,
Мордой в каку окунула.
Только сам ты в это влез,
Значит мне дорога в лес.
Там и буду жить с зверями,
Ну а может с егерями…

5

Положив пирог в лукошко,
Выпив водки на дорожку,
Леночка пустилась в путь,
Выкатив из кофты грудь.
Шапку красную надела,
Чтобы вороньё галдело.
Может из -за шума их,
К ней придёт скорей жених…

Вдруг у ёлки слышит шорох,
Колыхнулся сена ворох.
Пригляделась – оба на!
Кто там трётся у бревна?!
-Это я, твоя Бурёнка,
Не узнала, что- ль , девчонка?!
-А чего ты тут одна,
Не отходишь от бревна?
-Так мальчишки паразиты
Здесь меня, антисемиты,
Привязали за уздечку.
Я мычала им, что с течкой,
Но они не унимались,
Над Бурёнкой издевались!
И пройдя, кругов по пять,
(Это- ж надо так ебать)
Убежали в чащу леса,
Мне на жопу щит повесив,
Что -бы белочка с похмелья
По ошибке меня с елью,
Перепутать не сумела,
И на жопу мне не села.
И не стала бы орешки
Мне в очко совать так в спешке,
Перепутав мой проём
С домиком её, дуплом.
-Эх ты, тёлочка, глупышка!
Коли б мне парней тех шишки.
Уже я бы, не крича,
А всё больше подзывала б
Чтоб они со всех сторон,
Создавали секса фон.
Одному дала бы в жопу,
А другой в пизду, и что бы
Начинали оба дружно.
Для оргазма так же нужно,
Что бы парочку пиписек
Я сосала у мальчишек,
Да ещё двоим дрочила
(Это , просто сказка была б!)
Ну, а ты пустила слёзы
Мол состав не тот, и позы.
Ладно, всё, иди гуляй,
И мальчишек не цепляй.
Кстати, кто крутил амур?
-Так главарь ихний, Тимур!
Рыщит с бандою по дачам
(Бабы лишь про то судачат)
Не ходила бы ты, дочка?
-Пасть закрой, я ставлю точку.
Ты ж иди своей дорогой,
А не то, сломаю ноги…

Долго -ль, коротко то длилось,
Но девчонка притомилась
И решила отдохнуть.
Почесала ногтем грудь
И легла там на полянке,
У одной большой поганки.
И уснула почти сразу,
А корова без приказа,
Всё же вслед за ней пошла,
И у ёлочки нашла.
Минут пять она смотрела,
Как во сне она сопела
(Ну, девчонка, что уснула)
А потом ещё икнула!
«-Пока нету здесь бычка,
Дам -ка ей я молочка!»
И расставив ноги шире,
(В точь, как моют пол в квартире)
Стала выменем махать,
И стараясь попадать,
Хоть одним соском ей в рот,
(Это новый поворот.)
Тут девчонка шевельнулась,
И рукою потянулась
Прямо к вымени, к соску.
И прогнав с лица тоску,
Тихо молвила во сне:
«-Только мальчики, не все
Вы мне сразу письки суйте,
Лучше в попоньку мне вдуйте!»
Испугалася корова:
«-Вот те на, попала снова!
Если деванька проснётся,
Моя кровушка прольётся.
Пустит враз на колбасу,
Тут разделав на весу!»
И от девки отступая,
На траву едва ступая,
Коровёнка еле, еле,
Отступала к старой еле…

6

Чабурашка шёл по лесу
Не врубаясь ни бельмеса.
Ведь всё вышло быстро очень,
(Вот уж Карабас хохочет)
Только щас он понимал,
Что он с ростом потерял.
Ведь за эту сотню метров,
Что он отошёл от Педров,
Дважды дрался он с лягушкой,
(Той зелёной потаскушкой)
А ещё один разок,
Он нагадил на листок,
Там, где жук обедал с милой,
(Не хуй пялиться , скотине!)
Вдруг раздался где-то шум,
«-Схоронись-ка лучше кум!
Ведь затопчут точно гады,
Ну а после будут рады,
Что сгубили молодца,
Не узнавшего отца.»
И у дерева присев,
Там, где раньше был посев,
Чабурашка, схоронился ,
Дохлой птичкой притварился.

А Бурёнка по тропинке,
(Что ей думать-то, скотинке)
Прочь бежала от полянки,
Раздавив гнездо горлянки.
Но живот вдруг крутанул,
Аж на горло даванул.
И она , поднявши хвостик,
Изогнувшись, словно мостик,
Чуть присела в закуточке,
Да у дерева, на кочке,
Там, где дохлая пичуга
На траве валялась, вьюга
Закружилася паносом ,
И из попоньки заносом,
Как снежком, но лишь не белым,
А коричнево чуть серым,
Всё вокруг залила сразу,
Пейзаж такой зараза
Испохабила говном,
А под ним несчастный гном,
(Тот, что притворялся пташкой,)
Бултыхался, как букашка
В испражнениях коровы:
«-Сука, мой костюмчик новый,
И рубашку, и носки,
Да тебя же на куски
Я порву, как Тузик грелку,
Да порежу сиськи мелко!»
Он кричал, плюясь говном,
(Этот кровожадный гном)
Вдруг, за воротник рубахи,
(Ни к чему тут охи, ахи)
Лис его схватил зубами
И тропиночкой рывками,
Побежал быстрее к норке.
Чабурашка- же весь коркой
От говна стал покрываться,
И кричать, и извиваться.

И на крик его протяжный
Из-за дерева вальяжно
Вышла Ленка потянувшись,
Папироской затянувшись.
И дубинушкой потёртой,
Дала лисоньке по морде.
-Ах ты, старый воротник,
Что, собрался на пикник?!
Только рано ты зазнался,
Ведь со мной не расчетался!
-Что ты, деванька, уймись,
И от лиса отъебись!
Я уж год, как съехал с кичи,
Ну а гном, моя добыча!
«-Что?!? Ты что мне трёшь тут уши?!
А теперь милок послушай.
Ты от Зинки убегал,
Да ещё к тому ж ебал
Мою милую старушку,
Как собаку на опушке?
Ну чего молчишь, дружок?
Как ни глянь, а вышел срок.
Кончилась твоя минута
Погоди, достану путы…»
Только лис, не дожидаясь,
Побежал от ней ругаясь,
Бросив гнома у цветочка,
Тут и мы поставим точку…

Чабурашка, как в тумане,
Отрубился на поляне.
А очнулся он не сразу,
Ведь какая-то зараза
Ему расстегнула брюки,
И взяла его на руки.
«-Ты смотри, какой малышка,
А в штанах такая шишка!
(И шепнула ему в ушко)
Ну ка , вдуй теперь лягушке!»
И лягуху поднесла,
В положение осла
Гномик тут же приподнялся,
И за жабоньку он взялся.
Та пищала, извивалась,
И лягнуть его пыталась,
Но зажата была Леной,
Так, что лишь плевалась пеной…
Чабурашка, кончив громко,
Взял её за перепонки
(Что на лапках, как у утки)
И отбросил в незабудки.
Ну а после закурил.
«-Ты малышек, очень мил!»
Прошептала ему Лена,
Юбку приподняв с колена.
И раздвинув шире ножки,
Аж до тёщиной дорожки,
Гнома опустила там,
Где хранится девок срам…
Гном всё лазил в волосах,
Что так вьются на губах,
Но добравшись до пещеры,
Той, где трутся только херы,
Заглянул туда украдкой,
Чуть раздвинув жира складки.
И тот час же отшатнулся,
Ведь чуть- чуть не задохнулся,
Потому, что в этой лузе,
Как на старом сухогрузе,
Что говно перевозил,
Пахнет, как тритол - бензин!
«-Нет, братишка, отработай
И с улыбкой, да охотой.
Полезай скорее в норку,
(Это будет вместо порки!)»

Чабурашка, Чабурашка,
Как последняя дворняжка,
В лоно девоньки нырнул,
Там же чуть не утонул.
Только думая украдкой:
«Вот те раз, сходил на блядки!
Всё не эдак, всё не так,
Что тут скажешь, сам мудак.
Но теперь я точно знаю,
Мудрым людям доверяю.
Ну, а как сказал мудрец,
Про начало и конец?
«Не тот враг, кто обосрал
И не друг, тот, кто достал
Из говна тебя дружище,
Даже, если дал он тыщу!»
Что мне делать? С девкой буду!
Может с ней, чего добуду,
Ну там травки, или зелья,
Чтобы кончилось похмелье,
Чтобы вновь мне в рост вернуться,
И в дороге не загнуться…

-Ну, так что, идём мы вместе,
Или может быть невеста
Ты другого жениха
(Идиота, лопуха!)
-Нет, милёнок, я девица
И свободная синица.
Так что будешь мне жених,
Что же сразу ты притих?
Или я тебе не люба,
Да у мамки есть три шубы,
И тряпья ещё навалом,
Так что дело лишь за малым.
Жить мы будем, без расписки
Каждый день лизать мне письку,
Ты обязан, мой хороший,
А иначе дам по роже!
-Ну так я, согласный, краля,
Но скажи мне для начала,
Куда так спешишь по лесу?
Открой тайны занавесу.
-Вот, мамаша снарядила,
(Эта старая кобыла)
Надо бабку мне проведать,
Да и там ещё изведать
Что и как с её халупой,
Этой старою залупой…
Ладно, лезь ка ты в лукошко
(А проворен, словно кошка)…
И они пустились в путь,
Чтоб болото обогнуть
И к утру прийти к избушке,
Да узнать, как там старушка…


7

На окраине лесочка
У ГАИ блатная точка.
Ведь кормилец и отрада,
Скоростная автострада.
Доят там менты проезжих
На просторах тех безбрежных.
Ну, а главная «Доилка»
Старшина Сергунчик Милка.
Ох, и стерва эта баба,
Шоферов на трассе грабя,
Не жалеет никого,
Даже мэра самого!
И давно бы замочили,
Но у ней бумаги были
(Компромат на боссов всех)
Даже не имел успех,
Обыск в домике старухи.
А ещё ходили слухи,
Что её травить пытались,
(Но старуха лишь просралась)
И узнав про покушенье,
Перестала есть варенье,
(Хотя так его любила,)
Только дом свой наводнила
Всякой там аппаратурой,
(Хоть и баба, а не дура!)
И ловушки, и капканы,
И из крана тараканы,
И глазки, чтобы следить,
И стволы, чтобы мочить…

В этот вечер баба Мила
В печке кролика томила.
Тот был должен баксов штуку,
И теперь такую муку
Он терпел тут от старухи.
Это что, ослу вот ухи,
Утюжком она ровняла,
(Ох, как жареным воняло!)
Вдруг запела канарейка,
(Чуть картавя, как еврейка).
Это было, без сомненья,
Кто-то влез в её владенья!
Бабка бросилась к экрану,
Так и есть, через поляну,
Там, где год росла малина,
Шла какая-то блядина.
«Ах ты сука, ах ты блядь,
Огородик мой топтать?!
Но твоя известна доля,
Ведь по минному ты полю
С огородика пойдёшь.
Там и смерть свою найдёшь!»
И с улыбкою циничной,
Рюмку водочки столичной
Опрокинула старуха.
Тут взорвалось что-то глухо,
Громыхнув у края леса.
И чугунные завесы,
Покачнулись с дверью вместе.
«-Как крольчатинка там в тесте?
Вдруг его передержала,
Припугнуть лишь для начала,
Я хотела фрайерочка,
Но гляжу что вышла точка.»
Что тут скажешь, правда бабки,
Кролик уж отбросил лапки.
Спёкся, хренов воротник
Ну конечно, ведь привык
К обращению другому,
(Не придёт теперь он к дому!)
Ладно, хватит горевать,
Надо тушку закопать…
В огороде, вставши раком,
Бабка ямочку под маком
Для крольчатинки отрыла,
И туда же положила
Вместе с ним его пожитки,
(Не забыв подбросить нитки!)
Вдруг, вся съёжившись пригнулась,
«Что за блядь меня коснулась?»
И взглянув на зад украдкой,
Потянулась за лопаткой.
Но услышала от туда:
«-Баба Мила, блядью буду!
Не признала меня, что ли?»
«-Ленка, дочка моей Поли?!»
« -Точно, я, а ты бабуся
Жаришь в хате своей гуся?!?
Так и внучку пригласи.»
«-Ты давай, ещё проси.
Нету гуся, всё поели
И картошку, и тефтели.
Даже кости облизали
(Мы ж гостей к себе не ждали!
Ишь, припёрлась , на ночь глядя,
Не сидится дома , бляди.)
Что ж ты встала у забора?
А я думала, что вора,
Или киллера послали,
Как меня все заебали!»

И они пошли до дома,
Тропкой только ей знакомой.
Вот, усевшись у камина,
Сняв с галошей палкой глину,
Бабка взяла кружку чая:
«-Я на вас давно серчаю!
Позабыли про старушку,
Хоть какую побрикушку
Мне б на праздники прислали ,
Никогда не поздравляли.
Ну, а я, одна тоскую,
Как кукушка здесь кукую!»
«-Ну чего ты разошлась,
Не попёрла видишь масть!
Не звонили, не ходили,
Про тебя совсем забыли?!
Не хер предъявлять разборки,
Что давно не знала порки.
Мне, хоть я и молодая,
Всё ж не часто выпадает.
Лучше вот что мне скажи,
Да чего ты, не дрожи,
А садись ка ближе к печке,
Для тебя тут есть местечко.
Ну так вот, ответь в натуре,
Ты что, сука, служишь в МУРе?!»
«-А чего ты разоралась,
И до бабки доебалась?
Ты же знаешь, я в ГАИ,
Обрезаю всем хуи.
И с чего же ты решила,
(Сука, драная кобыла!)»
«-Так вопрос мой без подъёбки,
Дай ка лучше внучке стопку.
И услышишь ты ответ,
Да возьми ещё конфет.»
И хлебнув палёной водки,
Зажевав хвостом селёдки,
Леночка икнула громко,
(Скоро знать начнётся ломка).
«-Так скажи мне всё ж , бабуля,
Что ты, села на пилюли?»
«-От чего решила внучка,
(Драная в подъезде сучка)»
«-А чего мне тут решать,
Ты давно смотрелась, мать,
В зеркало, что у камина,
Что дарила баба Зина?!»
«-Ой, а что со мной случилось,
На лице, что ль, появилось?»
И она, вскочив со стула,
С лёгкостью младого мула,
До трюмо одним прыжком,
Подскочила, сразу ком,
В горле что стоял сначала,
Опустился:«Я не знала,
Что такая вот красотка,
Глазки, ножки и походка!»
«-Вот, про это мой вопрос:
Для чего, старуха, нос,
Да и глазки, да и уши,
Да и рот такой, к тому же.
Почему они большие,
Нет, огромные такие?!»
«-Что ж, скрывать, мне нет причины,
Дело в том, что я мужчина,
Был когда-то, а потом,
Повстречался я с котом.
Кот тот был рецидивист,
А по жизни похуист.
И однажды с ним на дело
Я пошёл без страха, смело.
А когда я был без ломки,
То любил одну девчонку.
Ведь Марусенька моя,
(Эх, как я любил тебя!)
Тоже была знать воровка,
Её знала вся Петровка,
Мою кралю, незабудку,
А когда откроет грудку
Чуть из блузки, всё, кранты,
Даже падали менты!
Эх, Маруська Шапокляк,
Нам не встретиться ни как…
Ну, так вот, мы взяли банк,
Там служил в охране Панк.
Он и дал на банк наводку,
Мы пошли на эту ходку.
А на шухере лиса,
Подавала голоса.
И когда уже валили,
Меня суки завалили.
Только не менты, а кот,
Этот грязный обормот.
«Я,- сказал он ,- милый Гена,
В жизни не люблю измены.
Но задачка не простая,
Как решить её не знаю?
Пять мешков мы взяли в банке,
Я молчу про долю Панка,
Только как нам разделить,
Чтоб себя не обделить?
И ответ уже известен,
Он тебе не интересен?!
Жаль, что всё вот так выходит,
Первым, кто ответ находит,
Тот и правит на пиру.
А тебе, милок, дыру
Я проделаю на теле,
Вишь, как ручки то вспотели…»

Дёрнул руку я к карману,
К своему дружку нагану.
Только тут же хлопнул выстрел,
И в тоннель я, очень быстро,
Полетел вниз головой.
А потом услышал вой
И увидел, мать старушку,
Рядом с ней, свою подружку.
Обе в одеяньи чёрном ,
Я ж лежу в гробу просторном…»
Чабурашка встрепенулся,
Как от слов её проснулся.
И чуть вылез из лукошка.
А луна, через окошко,
Освещала помещенье:
Стол, и пряник, и печенье.
Бабка ж, водочки глотнув,
И в ладошки чуть зевнув,
Вновь продолжила рассказ:
«-И напрасно кто из вас
Будет в этом сомневаться,
Надо мною насмехаться.
Что, мол , умер, нету Генки!
И снимать что можно пенки.
Крокодил ещё живой,
Поквитается с тобой!
Только надо схорониться ,
И на время притаиться,
Да анфас свой изменить.
А за этим, стало быть,
И пошёл я ночью тёмной,
Лишь для бешенных бессонной,
В клинику к дружка папаше.
Зверь мужик, такой отмажет
От любого приключенья.
Надо только за леченье
Ему бабок отвалить,
Обо всём успев забыть!
И сказал мне Перевязкин:
«- Я не буду петь вам сказки,
Только если вы хотите
Измениться, то простите,
Внешность полностью, мой друг,
Я сменю вам как хирург.
И не просто веки, губки,
А все старые зарубки,
Как и пол изменим вам.
И, простите, но и срам,
Вместе с яйцами отрежем,
И в отверстии том свежем,
Мы пришьём кишку свиную,
Только узкую такую.
Чтобы, коль займётесь сексом,
(Вточь , с инструкцией и текстом)
Вам приятно тоже было,
Только лучше все же мылом,
Перед сексом натираться,
(Да и чаще умываться…)»
«-Вот, и вся моя проблема
Был когда то дядя Гена,
Крокодил в блатной мишпухе,
Стал же бабкой повитухой…»

Лена, слушая рассказ,
Слёзы выпускала с глаз.
Даже гномик Чабурашка,
Намочил совсем рубашку,
И рыдал в своём лукошке:
«-Мне бы сдохнуть на дорожке!
Вот у жизни поворот,
Не было ещё забот.
Знал и верил, бати нету,
Значит некого к ответу
Мне привлечь за те обиды,
За рванья одежд хламиды.
Хотя всё ж мечтал о встрече,
И готовил даже речи…
Но чтоб так, что выйдет баба?!
Да уж лучше я прорабом
Подвяжусь пахать на стройке,
Или на больничной койке,
До конца чтоб пролежать,
Но позора не узнать!»
«-Что я слышу, чей там голос?
У меня на жопе волос,
От волненья даже встал.
Кто всё это мне сказал?
Ты и есть сынок Маруськи?
Только что-то ты малюська.
В детстве ты болел рахитом,
Да наверно менингитом?
Но тебя не брошу я,
Ведь мы все одна семья.»
«-Нет, я был как все ребята,
Не больной, и не горбатый.
Только падла мне одна,
Дала с парашком вина.
И от этой гадкой дряни,
(Трудно передать словами)
Только стал я уменьшаться,
И не вздумайте смеяться…»
«-А скажи-ка мне сынок,
Как же ты поверить мог
Этой раздолбанной сучке,
Или что, ломали ручки
Тебе там её браточки,
Или опускали почки?»
«-Нет, я сам на всё решился,
И глотнув, не подавился,
Просто тёлочка что надо,
Захотел её в награду.»
«-А как выглядит девчушка?
На лобке наколка пушка,
И на жопе вточь такая?
Я ж её сыночек знаю!
Это Варька Воропичко,
По призванию химичка.
Все секреты парашков,
Тех, что трут из корешков,
Она их прекрасно знает,
И на деле применяет…
Ничего, мы этой сучке,
Магния на жопу кучку,
Высыпим, и чуть польём,
А потом лишь соберём,
Всё что сможем там собрать,
Этим суку наказать!
А с тобой, не ссы, сынуля,
Главные найдём пилюли,
Что от всех болезней лечат,
Даже тех, кто покалечен!
Нам их доктор Перевязкин
В миг сварганит, как из сказки!»
8

Город весь почти что спал,
Только мэр с братвой читал
От агента донесенье.
И хоть было воскресенье,
Но команде не до сна,
(Вот такие тут дела!)
Донесение то было
От агента служб, Кобылы.
Вслух его лиса читала,
Лишь хвостом чуть-чуть дрожала,
От волненья и испуга,
Изредка косясь на друга:
«-Довожу до мэра сразу,
Что какая-то зараза
Ему кровь пустить собралась.
Только с ним ещё набралось,
Тоже тех, кто крови хочет,
И желанье не отсрочит
Ни на день, такой расклад.
Я бы сообщить вам рад,
Сколько их, и где засели,
Но и эту еле, еле,
Информацию добыл,
(Рассказал один дебил!)
Знаю лишь, что бабка в банде,
И что тёрли на веранде,
Где и как мочить Базилио,
Коль вернулся из Бразилии.»
«-Ну, что скажете, братва?
Может нам опять пора
Повязать воров в законе,
Взяв с поличным на притоне.»
«-Если ждёшь моё ты слово,
Всех мочить!- сказал сурово
Старый вор, Малыш енот,-
И чего ты дрейфишь, кот?!»
«-Да, конечно, тоже умный,
Носишь пистолет бесшумный,
И охрана вон вокруг,
Не боишься пули, друг.
Только пуля, она дура,
Валит всех, мента из МУРа,
И вора, и кто в законе,
Так что, не хер пукать, кони!
Ну а ты, моя Лисица,
Моя верная сестрица,
Что молчишь, потупив взор,
Или думаешь, что вор
Рассудил всё по понятьям,
(Кстати, ты залила платье!)»
«-Что сказать, где прав, там прав,
Но умерь свой гордый нрав,
А послушай-ка Лисицу,
На интриги мастерицу.
Ну так вот, печёнкой чую,
(Я про что тебе воркую)
Это кто-то из забытых,
А и то гляди, убитых!»
«-Что ты хочешь тем сказать,
Надо с трупом воевать?!?
Нет, вы, братцы, как хотите,
Но Енота не ищите!
Я, и вся моя команда,
Так сколоченная банда,
Рассосёмся, притаимся,
И до лета отсидимся!»
«-Что, предать решил, сучара?!
Ну, а сколько капитала
Я тебе платил исправно…»
«-Ну и что с тем, и подавно
Отколоться я решился,
Даже с утреца побрился.
Так что кончим разговор,
Ведь и я законный вор!»

И ушёл Енот с дружками,
Кот полез за ремешками,
Что хранились в тайничке,
За щеколдой, на крючке.
«-Все меня предали, суки,
Повязали гады руки
Что же делать, как спастись?»
«-Тихо ты, не суетись!
В общем так, как не крути,
А сошлись опять пути
Наши, с Геной Крокодилом,
Этим плюшевым мудилой.
И тебя, как есть замочит,
А уж что он это хочет,
Сомневаться нет причины.
Но не ссы, а дай прикинуть,
Как тебя нам уберечь…
Сики так, готовь ка речь,
Что уходишь раньше срока,
Я ж сыщу на прессу доку,
Что бы всё оформил гладко.
А скажи, свою тетрадку
Где ты прячешь, где хранишь,
(Не поточит листик мышь?!)»
«-А чего ты разоралась,
И с тетрадкой доебалась!
В той тетрадке компромат
На Московских всех ребят.
Так что пасть закрой скорее,
И скажи, коль что имеешь,
Как и где мне схорониться,
И до лета приземлиться?!»
«- Есть у Лисоньки задумка,
Ну - ка, где там моя сумка?
Посмотри - ка на открытку,
Да не трогай ты улитку.
Видишь этот пейзаж?
Это парк центральный наш.
Там тебя и схороню,
И от бед уберегу.»
«-Ну и где мне хорониться,
Может кем-то притвориться?
Скажем бронзовым орлом,
Или девушкой с веслом?!»
«- Точно, девкой даже лучше,
Да ещё весло получишь…»

9

А бригада в путь пустилась,
На дорожку помочилась,
Бабка прямо у порога,
Почесав ногою ногу.
Ленка рядышком посрала,
Почти с метр накидала
Кучу жидкого навоза.
Бабка ж не сдержала слёзы,
Умиления на внучку:
«-Накидать такую кучку,
Да ещё за раз один,
Смог бы только Алладин!
Что, подтёрлась? Слава Богу!
Да и нам пора в дорогу.
Перевязкин ждёт в больнице,
Этот «Вальтер» пригодится
По дороге, кто их знает,
Ленка вон уже икает…

Перевязкин спал в прихожей,
Повернувшись к стенке рожей.
И храпел на весь этаж
Громко так, что стёкла аж
Во всех окнах дрибезжали,
И больным спать не давали…
В дверь вдруг кто-то постучал,
Перевязкин кольт достал.
Ведь снаружи всякий бродит,
И вбольничку к ним заходит…
Дверь скрипнула, приоткрылась,
И от туда появилась
Голова Сергунчик Милки,
Чуть разбавленной блондинки.
«-Ну, чего ты там всё трешься,
Может всё -же соберешься,
И вой дёшь в мой кабинет,
Не хочу я слышать «Нет»!»
И вошла по просьбе бабка,
Внучку захватив в охапку.
«-Ну, покажся , блядь старая,
Про тебя я много знаю.
Ну, а это что за птица?
Ишь, как глаз её искрится.
Грудь из кофты выпадает,
(А она , трусы стирает?
Слишком уж воняет жутко,
Как , с вокзала проститутка.)»
«-Ты чего тут разошёлся?
Тоже, модельер нашёлся!
То трусы воняют очень,
То на сиськи он не хочет,
Любоваться на младые,
Да красивые такие.
Если ищешь ссоры с нами,
Мы такими же путями,
Обойдёмся и с тобой.
Валим детки!» -Нет, постой!
Ну, чего ты сразу взъелась,
И на парня распизделась?!
Ну, я просто пошутил,
День тяжёлый очень был.
Ладно, хватит трёп вести,
Говори, кого спасти?
Где твой маленький малыш,
Ну, чего же ты молчишь?!
-Вот он, милый мой сыночек,
Мой заветный лепесточек.
-Да, и кто ж тебя уменьшил?
Неужели кто из женщин?
Ну, конечно, всё от них,
Поварих, или портних.
Но с тобой не медицина,
А из книги Сарацина,
Лишь поможет заклинанье,
Или в проруби купанье!
-Где ж рецепт нам тот найти,
Чтоб сыночка мне спасти?!
-Знаю заклинанье точно.
Должен он весенней ночью,
В парк прийти , что в центре града,
Перепрыгнув чрез ограду.
В парке том найти аллею
Там, ни сколько не робея,
Подойти к одной статуе.
(Девушка пускай страхует)
От различных там эксцесов,
И естественных процессов…
Всё, вы можете идти,
Что бы к парку в срок прийти.
Ну, а ты пока останься,
Есть там парочка вакансий,
У меня в холодном морге,
Не в кафе, не в пище торге!
Всё, валите пионеры,
И не тратьте, мои нервы!


10

Полночь, парка тишина,
Лишь огромная луна,
Освещает из-за тучки
Статуй мрамор, да и кучки
Те, что дворник днём собрал,
Их немного потрепал
Ветер, тот, что дул от речки,
Хорошо б сейчас на печке
У подружки отдыхать,
Иль ее же там ебать…
Только мэру не до шуток,
Здесь стоит он больше суток,
Загипсованный в статую,
В бабу, что с веслом, большую.
От врагов он ждёт подвоха,
Но одно выходит плохо.
То, что только в этой позе,
И в жару, и на морозе,
Вынужденный он стоять.
Даже руки поменять,
Что б держать весло другою,
Или хоть бы и ногою.
Нет, не сможет, ведь окован,
В гипсе телом замурован…
Вдруг раздался странный звук,
Вздрогнул мэр, и сделал «Пук».
Только шум не прекращался,
Лишь тональностью менялся…
«Кто-то сзади, совсем рядом,
Мне бы хоть коротким взглядом,
На урода посмотреть,
Главное, не надо бздеть!»-
Успокаивал себя он.
«Что там ищет этот даун ,
В парке ночью идиот?
Может, роет тайный ход,
Через города просторы?
Точно, это шарят воры,
Вон и голоса их слышу,
Жаль лишь только, что не вижу!
Но и то сойдёт, что есть.
Лишь не стали б они лезть
К постаменту моему.
Ой, я что-то не пойму?!
Толи ветер сильно дует,
Толи сзади кто колдует?
Но, сквозь панцирь мой статуи,
Чувствую движенье хуя!
Нет сомненья, эта блядь,
Собралась меня ебать,
Как последнюю циновку,
Ох, как входит в жопу , ловко!»

Чабурашка, всю дорогу,
Тёр мозолистую ногу.
И прикидывал в уме,
Как всё сходится в судьбе.
И предсмертный шёпот Зинки,
(Жаль, что не был на поминках)
И с отцом нежданна встреча,
И в больнице старой вечер,
Где профессор Перевязкин
Им поведал всё, как в сказке,
Что сошлось с рассказом бабки.
Значит, повернули тапки
Он с подружкой к парку сразу,
Ведь и ночь, как по приказу,
Полнолунья середина,
Так, что греться у камина,
После будем, коль дойдём,
Там и песенку споём…

«-Вот и парк, а вот статуя,
Я чего тебе толкую?!
Глянь, луна из тучки вышла,
Коромыслом ей, да в дышло!
Где стоять, с какого боку,
Да и правильно ль мы сроки
Не ошиблись, просчитали,
Иль опять в говно попали?!»
Чабурашке девки бредни,
Как говна кусок к обедне.
Но послать её покуда,
Не сыскал своё он чудо?!
Нет, придётся потерпеть,
Если надо песни петь.
И он молча подошёл,
К девушке с веслом ,и кол,
Ей меж булок сразу вставил,
(только вверх его направил).
«-Перепутал ты чего-то,
Я смотрю, тебе охота
Поиграть в такие игры?
Так давай, на Ленку прыгай!»
«-Дура ты и шалашовка,
Как та сучка из ментовки.
Думаешь мне очень надо
Хуй тереть здесь об ограду?
Просто действую по плану.
Ты ж , покашто, обезьяна,
Отойди вон к этой кучке,
И как только из-за тучки
Выкатит луны болванка,
Ты, как честная селянка,
В точности следи за нею.
И ни сколько не робея,
Проследи за отраженьем,
Не моим, её движеньем!
Ну, а я закончу с Клавой,
С этой девушкой с булавой…»

И он начал так утюжить,
Что вода вскипела в луже,
Ну, а кот икал и пукал,
В статуе зажат, мяукал:
«- Ой, спасите, мяу, мяу!
Ни за что здесь пропадаю.
Нахер нужен мне мандат,
Если всякий супостат,
Может так меня пердолить,
Издеваться и неволить.
От престола отрекаюсь,
И во всех грехах я каюсь.
А весь старый компромат,
Я отдать вам буду рад!»

Чабурашка слышал всё,
Продолжая жать своё.
А луна уж осветила
И его, и жопу милой…
Вдруг, луна, словно фонарь,
Сквозь туман, и дыма гарь,
Как прожектора лучом
Ей в очко вошла мячом.
(Ну, той девушке с веслом).
Чабурашка, бросив лом,
Отошёл чуть, чуть в сторонку,
И следил от туда зорко,
За движением луча.
(Говорю вам нешуча),
Это просто чудо было:
Словно из большой могилы,
Доносились стонов звуки.
Статуя, раскинув руки,
И весло, отбросив дальше,
Как в походном, строгом марше,
Чуть к земле согнулась как-то,
(Не уйти и нам от факта)
И дрожа из гипса коркой,
Словно перед страшной поркой,
Тихим голосом пищала,
Всем беду им предвещала…
Вдруг замолкла, притаилась,
И из жопы заискрилось,
Переливами в тумане,
Словно радуга цветами,
Отражение луны.
И большие валуны,
Что лежали у дороги,
Не имея, в общем, ноги,
Все ж подвинулись в сторонку,
Приоткрыв в земле воронку…
Чабурашка, без раздумий,
Не боясь чертей и мумий,
Ленку подтолкнул с обрыва.
И, хлебнув глоточек пива,
Тоже прыгнул вслед за нею,
За избранницей своею…

Долго ль он летел, не знаю,
Я минуты не считаю.
Но попал он прямо в лужу
(А могло быть ещё хуже!)

Отряхнулся, огляделся,
И на камушек уселся…
«-Что за вонь стоит вокруг?
Заработать так недуг,
Можно запросто, иль хворь.
И в ногах я чую боль.
Нахера сюда я прыгал?
Лучше б дальше носом шмыгал,
От того, что ростом мал.
И зачем я хуй совал,
Этой статуе меж булок?
А в пещере этой гулок,
Голос мой, и отдаётся,
Это кто же там смеётся?
Выходи, блядина быстро,
Все равны здесь, как министры!
Ну, а коль зажгу я свечи,
Точно суку покалечу!»

Тут из-за булыжной стенки,
Вылезает молча Ленка.
Платье порвано, колготки,
А в руках кусок селёдки,
И трясётся от испуга.
Подбежав, прижалась к другу,
И расплакалась икая:
«-Гниды я такой не знаю!
Обкурился купороса,
Зачем в яму меня бросил?!
Я за время, что летела,
Обосраться всё ж успела.
Ну, и как нам выбираться,
Как от сюда нам спасаться?!»
«-Ты не ссы в компот, подруга,
А надейся лишь на друга.
Ну, а я , найду дорогу,
Помассируй лучше ногу,
Что-то ноет, паразитка.
Стой, а чья вон там визитка,
Да у камушка лежит?
Жаль, фонарик чуть горит.
Ну ка, дай мне посмотреть,
И не надо громко бздеть!
«ООО Подземтовары ,
Подаём гробы и фары.»
Это что, и есть мой приз?»
«-А по мне, так заебись!
И хоть тут чуть темновато,
Да не суй ты в уши вату,
А послушай до конца.
Как- то раз, прислал гонца
К мамке Тушинский полпред,
(Старомодный, мерзский дед)
Я спала как раз на печке,
Но какие-то словечки
Краем уха все ж слыхала,
Хоть мамаша бултыхала,
В бочке палкой длинной брагу.
Ну так вот, прислал бумагу
Этот самый дед с гонцом,
(Негодяем, подлецом!)
Что, да как, всего не знаю,
Но публично заявляю,
Что такая же визитка,
У него была на нитке,
На капроновом шнурочке,
Прямо здесь, в районе почки!»
«-Значит, хочешь ты сказать,
Что в их банде твоя мать?!
Что за время, ну и суки,
Отрубить по локти руки,
За предательство такое
(Кремом их кормить из гноя!)
Но всему свой час и время,
Изведу я сучье племя.
А покашто выбираться
Надо быстро, чтоб смотаться…


11


За кусточком, в гуще парка,
Притаилася Тамарка.
Ведь была она агентом,
Не простым каким-то ментом,
А сотрудник ФСБ.
Эти, даже на трубе,
Если надобно сидят,
И во все глаза глядят…
Но сейчас особый случай.
Где-то меж навозной кучей,
И статуей, что с веслом,
Встретиться должны с послом,
Резиденты двух разведок,
Приняв вид двух милых шведок…
И Тамарка притаилась,
Лишь в весло глазами впилась,
В ожидании той встречи.
(Ох, как ноют ноги, плечи!)

Вдруг увидела, к статуе,
Шведка подошла, минуя,
Кучу старого навоза.
И, достав из сумки розу,
Опустила к пьедесталу.
Яблоко потом достала,
И усевшись на колоду,
Откусила его с ходу.
Ну, а роза, приподнялась.
«-Неужели обозналась?
Ну конечно, парень это,
Слишком мало ночью света,
Чтобы всё мне разглядеть,
Да ещё успеть надеть
На себя трусы с секс шопа,
(Вот придумала Европа ,
Закрепить, чтоб там вибратор,
Не жучёк , не сепаратор!)
Что сидеть всю ночь в засаде,
Если чешется так в заде,
Что терпеть мне, нету сил,
Мой хуёчек, как ты мил!
И хоть ты не настоящий,
Зато толстый и блестящий,
И большой, как будто змейка.
Нужно только батарейки,
Регулярно мне менять,
А ему меня ебать!»
Ну, а парень лихо взялся,
Возле статуи помялся,
И пошёл её пердолить,
Прям о гипс , свой хуй мозолить!
Часа два без перерыва,
Драл её он аж с надрывом.
Томка тоже не скучала,
Огурец большой достала,
И давай себя елозить,
Иногда меняя позы.
Но кончала она громко,
Так, что в ухе перепонка
Изогнулась и порвалась,
(Вот уж девка наебалась.)
И упала на траву,
Дав по яйцам комару…

Отлежавшись, потянулась,
Через кочку перегнулась.
И, раздвинув ноги шире,
Как в общественном сортире,
Руку сунула меж ног,
На лобке, взъерошив стог,
Рыжих, крученых волос.
(Как учил её матрос ,
Тот, что в девки именины,
Хрен достал свой из штанины,
И невинности лишил.
Дед потом его пришил .. .)

И уйдя в воспоминанья,
Позабыла про заданье.
Лишь спустя часок очнулась,
К месту слежки повернулась,
И завыла, засмущалась,
Шведка с парнем то, съебались!
«-Провалила я заданье,
И от боса наказанье
По утру я получу,
(Вот поэтому кричу!)»
И ползком на четвереньках,
Ведь она из деревеньки,
Родом была, и снаровка
Помогала очень ловко,
Ей вот так передвигаться,
И за ветки не цепляться…
Лишь упёршись бабе в ногу,
Она села на дорогу.
Тут же яму увидала,
Из трусов фонарь достала,
И, нагнувшись, посветила,
В эту чёрную могилу…

Вдруг, как чьи-то голоса,
Или там жужжит оса?
Нет, конечно, это люди,
А не ландыши на блюде!
И снимая поясок,
Привязав к нему носок,
Тома обошла статую,
(Эту деву не младую)
И к ноге её петелькой,
Чуть поджав от туфли стелькой,
Привязала поясочек
(Синий, из зелёных точек.)
А другой конец метнула,
В ямку молча, да икнула.
И бегом к себе на пост.
(А бежала в полный рост)…

Чабурашка матерился,
Но сначала прослезился:
«-Нахера пошёл сюда я,
Все законы соблюдая?!
Лучше бы, как честный вор,
В суде слушал приговор.
Но свалился в яму эту,
Так что некого к ответу
Мне привлечь, с кого спросить,
Остаётся только выть
На луну, как в зиму волку,
(Только хуля в этом толку?!)»
«-Ну, чего ты разошёлся?!
Тоже, нытик мне нашёлся!
Чем напрасно время тратить,
Зная точно мой характер,
Лучше б девку завалил,
И на камушках ей влил,
Спермы, грамм, пожалуй, триста,
Да и песню про танкистов ,
Мне при ебле напевай,
Баю баю, баю, бай!
Я ж, готова, напрягись,
Поясочком подтянись,
Чтобы кровь из разных точек,
Вся пришла на твой хуёчек…»

И она, спустив трусишки,
Взяла нежно его шишку.
И, как кабель из катушки,
Стала выдвигать игрушку.
Чабурашка слёзы вытер,
И взглянул на девкин клитор.
Тот, что дёргался меж ног,
Как большой лиловый рог…
И решив, что хуй с ней, с волей,
Ведь бывают хуже доли,
Начал так ебать девчину,
Как последнюю скотину.
И от каждого движенья,
Становился, без сомненья,
Больше ростом, как и прежде,
(Ведь была в душе надежда)…

Вдруг, на голову ему,
Кто, зачем, я не пойму,
Сверху бросили верёвку
(И скажу вам, очень ловко)
Прямо в рот открытый Ленкин.
У неё на шее венки,
Повздувались синим цветом.
Так и есть по всем приметам,
Что вот вот, оргазм наступит,
Да и глазки уже тупит,
Девка , это предвкушая…
Вдруг какая-то большая,
Толи тряпка, толь носок,<



Рейтинг: 0.00/5
Просмотров: 2019
 Разместил: RonVisal

 «   Апрель   » 
пнвтсрчтптсбвс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Как часто Вы занимаетесь сексом?

Ежедневно.35% 35%[2344]
Вообще не занимаюсь!23% 23%[1556]
Раз в неделю.23% 23%[1553]
Раз в пол-месяца.5% 5%[368]
Раз в месяц.5% 5%[342]
Раз в пол-года.3% 3%[242]
Раз в год.3% 3%[235]

Всего ответов: 6640


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.