Меню
Главная
Реклама
Эротические Рассказы
Эротические Новости
Эротические Опросы
Видео


Анал
Азиатки
Блондинки
Брюнетки
В душе
Домохозяйки
Знаменитости
Изящные
Красотки
Медсестры
Молоденькие
На пляже
Негритянки
Офис
Полицейские
Скрытые камеры
Студентки
Съемки под юбками
Темы Рассказов
А в попку лучше
Бисексуалы
Гетеросексуалы
Гомосексуалы
Группа
Жено-мужчины
Живительная влага
Зоофилы
Из запредельного
Измена
Инцест
Классика
Лесбиянки
Миньет
Наблюдатели
Остальное
По принуждению
Подростки
Потеря девственности
Поэзия
Романтика
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Страпон
Студенты
Фантазии
Фетиш
Экзекуция
Эксклюзив
Эротика
Эротическая сказка
Юмористические
Я хочу пи-пи
А в попку лучше
Эротическое фото
Фото
На связи
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

...



20-03-2006  Экзаменационные должники
Страница: 1/1

Все события или имена вымышленные


Экзаменационные должники

Часть вторая

Курсы проституции

Прошло две недели с нашего первого визита к Елене Алексеевне. Теперь мы уже привычно посещали ее квартиру. Девушки трижды в неделю, я - ежедневно. Один день отводился ею на "индивидуальные занятия", а четверг и пятница - на групповые. Меня она использовала в основ-ном как слугу. Сношались мы в группе, а с понедельника по среду наша Госпожа учила повинове-нию.В понедельник мы с Людой простояли весь день на коленях друг напротив друга на рас-стоянии полутора метров, закованные в наручники. Ничего больше с нами не происходило, мы да-же избежали наказания, выполнив задание на "отлично". Но поднимались мы не меньше пяти ми-нут, хотя и очень обрадовались разрешению встать. Домой я добрался заполночь. Ноги почти нас не слушались.
На следующий день колени распухли, но Госпожа была неумолима. За двухминутное опо-здание Аня выпорола меня, естественно, по приказу. После мы с ней вместе учились правильно вылизывать ноги Елены Алексеевны. На это ушло не меньше трех часов.
Потом пошли мыться. Госпожа легла в ванну, а Аня стала выступать в роли банщицы. Я, как уже повелось, прислуживал, подавая девушке все необходимое. Затем, когда она смыла пену, ей последовал приказ залезать в ванну. После этого я стоял и просто наблюдал за их лесбийской игрой. Незадолго до оргазма, Елена Алексеевна протянула мне свою прелестную ножку, чтобы по-гладил. Она часто делала это. Однако в тот момент, когда женщина кончила, ее ступня вырвалась из моих рук и с силой ударила по основанию стоящего члена. Я чудом не упал в обморок, безволь-но опустившись на пол, где и свернулся калачиком, завывая.
Через некоторое время Аня вылезла из ванны и помогла Госпоже. Та ступила не на пол, а на меня. Такое происходило постоянно, поэтому я выдержал без особых усилий. Аня вытерла Гос-поже ноги и отложила полотенце в сторону; ей предстояло вытираться именно им после того, как Елена Алексеевна наденет халатик.
Потом мы вернулись в комнату. По приказу Госпожи, надев кожаный пояс с цепью, прикреп-ленной в районе спины, я лег на спину на пол у батареи, и Аня пристегнула мои ноги к ней, так ши-роко, как только смогла. На руки она надела мне кожаные браслеты с кольцами, а их, в свою оче-редь, пристегнула к концам полутораметровой палки, предназначенной специально для этого. По-том цепь от пояса была надежно прикреплена к палке. Мои руки оказались надежно зафиксирова-ны, я ими уже ничего не мог сделать.
- Он нагло позволил своему стручку подниматься в ванной, глядя на мое тело. - Заявила Госпожа, вплотную подойдя к моей голове. Она преднамеренно слегка расставила ноги, и я мог на-блюдать, глядя вверх, меж краев ее короткого халатика, как прекрасно ее бритое сладкое место. - За такое раб должен быть наказан. - Продолжила Елена Алексеевна. - Но прежде, - она сдела-ла паузу, - пососи у него.
Аня встала на четвереньки, привычно ухватила мой член в руку и коснулась его губами. Она всегда сначала слегка целовала фаллос, и только потом брала его в рот. Так было и на этот раз. Спустя несколько минут, когда я уже приближался к оргазму, последовал приказ:
- Хватит. Завяжи ему глаза. - На мой живот упала ткань черного цвета.
Когда Аня лишила меня зрения с ее помощью, я испытал неприятное ощущение, вызван-ное, скорее всего, предчувствием.
Так и оказалось. Сначала, повинуясь приказам Госпожи, девушка оттягивала мой опавший член за крайнюю плоть, а потом хлестала по нему ладонью. Это было не больно, но весьма непри-ятно. Потом она вновь вызвала эрекцию с помощью своего прелестного ротика. А в момент, когда он предельно отвердел, вдруг перехватила его у основания шнурком, брошенным ей Госпожой.
- Мне показалось, что ты, маленькая сучка, пришла сегодня в туфлях на каблуке. Пойди, надень их и возвращайся. - Прозвучал очередной приказ.
Аня вернулась, цокая каблучками.
- Врежь-ка ему по яйцам.
Очевидно, Аня колебалась, так как послышался звук хлесткого удара.
- Нагнись, сучка, и расставь ножки, - продолжала Елена Алексеевна.
До моего слуха дошел только звук, если бы ударили по чему-то упругому, но слегка проги-бающемуся, например, по мешку с зерном. И тут же всхлипнула и ойкнула Аня.
- За медлительность будет отвечать твоя промежность, сучка. Выполняй приказ! - В го-лосе Госпожи слышался гнев.
Вот теперь девушка не медлила! Сделав несколько шагов, она оказалась между моих рас-кинутых ног. Я это чувствовал и трепетал. Удар!
Сначала мне не было больно. Меня будто парализовало, в первые мгновения я просто ни-чего не чувствовал. А потом...
Я извивался в конвульсиях, пытаясь хоть что-то сделать, как-то ослабить эту боль, изо всех сил стискивая зубы...
Когда я пришел в себя настолько, что смог слышать окружающее, то сразу же понял, что Аня по-женски удовлетворяет Госпожу. Уж слишком часто я присутствовал при этом в последнее время, чтобы ошибаться.
Испытав оргазм, Елена Алексеевна велела развязать шнурок. Аня сделала это очень быст-ро, кровь моментально отхлынула из ноющего члена. Около часа девушка ласкала его руками, боль забылась. Как только Госпожа это поняла, она снова велела ударить. На этот раз Аня не медлила.
Сколько я отходил теперь, не знаю, но девушка вновь лизала промежность Госпожи и, по-моему, не единожды. Елена Алексеевна кончала всегда бурно и шумно, не стесняясь окружающих.
До конца дня Аня еще дважды била меня по яйцам, лаская их перед этим. Только после этого Елена Алексеевна сказала, что я наказан вдоволь на сегодня. Девушка поспешно освободила меня от оков, и я был отправлен в ванную подмываться.
Это случилось уже под вечер и вскоре мы покинули нашу хозяйку, Аня до послезавтра, а я - до завтра.
Мы возвращались, будто самые страстные любовники на свете. Я не отрывался от губ кра-савицы, прижимая, что есть сил, ее гибкое тело к себе. Она отвечала только взаимностью, сорев-нуясь со мной в пылкости. У нее дома родителей не оказалось, они редко приходили домой раньше десяти. Девушка тут же пригласила меня в гости.
Я согласился с радостью, так как безумно желал ее. Удары по яйцам сказались не лучшим образом на моем члене, мне удалось нормально кончить только один раз и то через боль. Второй оргазм я испытал от минета, который ей пришлось делать чуть ли не час. Девушку пришлось удов-летворять языком, но тут мне удалось неплохо потрудиться, так как времени оказалось предоста-точно. Пока Аня тщетно поднимала мой пенис, я четырежды довел ее до кондиции. Кое-как кончив в ее жаркий ротик, я поехал домой, необходимо было выспаться перед следующим днем - днем посещения Елены Алексеевны Лизой.
С ней мы встретились в метро. Нашей Госпоже как-то удалось провести незримую черту между ею и нами, хотя она и находилась в таких же рабских условиях. К этому моменту мы провели с Лизой всего два "индивидуальных" занятия, а в групповых она участвовала наравне с Людой и Аней, разве что ее голову Елена Алексеевна чаще засовывала себе между ног. Подчиняясь нашим общим порядкам, в тот день она надела строгую юбку, чуть не доходящую до коленей, и джинсовую рубашку. Девушки старались выбирать одежду, чтобы соски проступали как можно меньше.
Елена Алексеевна продержала нас под дверью минут десять. Мне уже не раз приходилось испытывать подобное, в частности, в понедельник, когда мы были с Людой, нам пришлось торчать чуть ли не полчаса. Госпожа, как всегда, облачилась в один из своих тонюсеньких и коротеньких халатиков, которых у нее было не меньше двух десятков. Босоножки без задников, неизменно на-деваемые ею дома и никогда на людях, довершали простой, но изящный наряд. Лиза вошла в квартиру, а я, как обычно, получил список необходимых на день покупок и двинулся по магазинам.
Вернувшись, я позвонил в дверь, которую вскоре мне открыла обнаженная Лиза. Также из-бавившись от одежды, я прошел в комнату, где находилась Госпожа, колдуя над одной из видеока-мер.
- Я тут подумала, раб, и решила, что тебе будет приятно поцеловать мне ноги. Заодно и покажешь нам, как ты усвоил вчерашнее занятие.
Встав на колени, я подошел к Елене Алексеевне и, наклонившись и взяв в руки ее изящную ножку, принялся покрывать поцелуями пальчики, подъем, короткими мазками лизать доступную мне часть ступни.
- Лизок, тебя не возбуждает его попка? - Неожиданно спросила Госпожа.
- К-как будет угодно Госпоже, - пролепетала Лиза.
- Когда мне будет угодно, я тебе скажу. А сейчас меня интересует, возбуждает или нет?
- Не знаю. Я как-то не задумывалась, Госпожа. - Я продолжал усердно лизать, будто ме-ня разговор и не касался. Елена Алексеевна подставила другую ножку.
- Хм, тупое рабское отродье, чего еще от вас ждать? Думаю, что если его задницу побрить, то ты сможешь определиться со своим мнением на ее счет. - Она убрала ногу. - Встань, раб, и подойди к своей подружке.
- Да, Госпожа, - с этими словами я исполнил указание.
- Оправляйтесь в ванную. Я там приготовила для вас бритву. С ее помощью уберете рас-тительность со своих мерзких, вонючих тел. Волосы можете оставить только на головах, тебе, раб, позволяю оставить еще и на ногах, но не выше двух третей бедер, считая снизу, нигде больше. По-няли?
- Да, Госпожа, - ответили мы в унисон и поклонились.
- На все даю четыре часа. По их прошествию жду вас здесь. Каждый найденный волосок будет либо вырван, либо сожжен, как придется. За порезы накажу особо. Подмойтесь, от вас несет скотным двором, впрочем, от рабов и не может пахнуть иначе. Пошли!
Мы почти бегом ринулись в указанном направлении.
Бритье оказалось занятием сложным и, как выяснилось, невыполнимым за отведенное время. Может одно тело и можно побрить за этот срок, но не два. Мы, конечно, первым делом уб-рали все волосы, что росли кустисто - на лобках, подмышками, на бедрах. Из-за послаблений, сделанных мне, большая часть времени была потрачена на Лизу. Странно, но в этот раз я не чув-ствовал к ней совершенно никакого влечения. Было только тело, которое необходимо очистить от волос, от всех существующих на нем волос. В конце нас ждало наказание или поощрение, но на второе мы не очень рассчитывали. Порезы следовали один за другим, но, к счастью, не очень крупные, большинство из них переставало кровоточить через пару минут. Но они не могли нас ос-тановить, ведь ради собственного спокойствия нужно было повести бритвой по всему телу, даже там, где рос только пушок.
Мы очень боялись опоздать, поэтому вернулись в комнату на несколько минут раньше уста-новленного срока. Елена Алексеевна, совершенно обнаженная, лежала на диване и смотрела те-левизор, посасывая сок. На экране я обнаружил себя и Аню, сношающихся по-собачьи.
- Волосатые тела рабов - уродство, не правда ли? - Она слегка махнула в сторону экра-на.
- Да, Госпожа. - Ответили мы.
- Ну-с, - она приподнялась на локте, - начнем, пожалуй, проверку. Сначала - Лизок.
Девушка подошла к дивану. Елена Алексеевна протянула ей стакан и велела поставить на столик рядом.
- Теперь ляг со мной, - произнесла она ласково, - я хочу почувствовать твою гладкую кожу.
Лиза осторожно опустилась на диван. Преподаватель русского языка села, взяла ее левой рукой за подбородок и слегка отвела в сторону. Не произнося ни слова, правой рукой она несколько раз ударила девушку наотмашь.
- Если я приказываю возлечь с собой, то ты должна бежать, чтоб только пятки сверкали, сучка. И ты будешь это делать впредь. - Она резко приблизила лицо девушки к своему, а потом поцеловала.
Эта ласка Елены Алексеевны длилась довольно долго и ничего, кроме возбуждения, вы-звать не могла, мой фаллос начал подниматься. Я не хотел повторения вчерашнего, поэтому от-вернулся, впрочем, продолжая смотреть вполглаза, чтобы не терять нить событий.
Елена Алексеевна перекинула свою ногу через бедра девушки и оказалась сверху. Их груди соприкоснулись, жадный, страстный поцелуй продолжался.
- Тебе хочется, чтобы я любила тебя, как равную, - спросила преподавательница, - хо-чется, чтобы я разрешала тебе лизать себя?
- Да, Госпожа, - прошептала Лиза.
- Тогда почему ты так плохо побрилась? Как вы посмели придти ко мне волосатыми?
- Госпожа...
Несколько ударов прервали попытку Лизы оправдаться.
- Пошла прочь, мерзавка! Дожидайся своего наказания на полу. Твоя очередь, раб. Пока-жи, какой ты мужчина, или вчерашнее занятие лишило тебя сил?
Я подошел к дивану.
- Ну, - она протянула ко мне руки, - проткни меня своим огурчиком, если достоин.
Слегка улыбнувшись, я почти бросился на диван подле нее. Меня приглашала к себе в лоно женщина, старше почти на десять лет. Наши рты сомкнулись. Она обхватила меня ногами, прижи-маясь сочащейся вульвой к моему члену. Почувствовав влагу на его коже, я стал действовать ак-тивнее, обняв и схватив Госпожу за упругие ягодицы. Мой пенис тут же затвердел, готовый проник-нуть вглубь ее тела. Я встал на колени, намереваясь уложить ее вдоль дивана и овладеть ее сре-доточием сладострастия. Но Госпожа решила иначе.
Елена Алексеевна убрала ноги с моей спины, прижав их к своему животу, так что они оказа-лись между нашими телами. Правую руку женщина опустила вниз, к моему паху. Вдруг я почувство-вал резкую боль в яйцах, она взяла их в ладонь и сжала, желание овладеть Госпожой преврати-лось в желание быть от нее подальше. Она, будто прочтя мои мысли, тут же мне в этом помогла, разогнув свои ножки. Я отлетел от дивана метра на полтора, хватаясь за ноющую мошонку.
Пока я приходил в себя, Елена Алексеевна поместила голову Лизы к себе между ног и ком-ната наполнилась звуками женского секса. Когда Госпожа обнаружила, что я способен хоть на что-то, тут же последовал приказ:
- Пристраивайся к задику Лизка, поработай языком в ее анусе.
Я молча выполнил указание и прильнул к узкой дырочке девушки, слегка раздвинув ее яго-дицы своими руками.
Когда Госпожа кончила и вернулась из посторгазменной прострации к реальности, для нас начался ад. Лиза приковала меня наручниками к батарее, потом уже и сама оказалась зафиксиро-ванной рядом. А затем началось...
Елена Алексеевна, как и обещала, стала удалять остатки волос с наших тел. Она вырывала их пинцетом или сжигала, применяя для этого простую зажигалку, пламя которой, как известно, имеет довольно большую площадь. Мы стонали, Лиза иногда вскрикивала. Пытка длилась до само-го вечера, под конец я уже почти ничего не чувствовал, девушка, кажется, потеряла сознание.
Потом, когда Госпожа решила, что довольно удалила наших волос, она сняла наручники. Я оттащил Лизу в ванну, где Елена Алексеевна поливала нас из душа холодной водой минут десять. Это хорошо приводит в чувства. Нам было велено привести себя в порядок и вновь идти в комнату, где предстояло получать наказание за то, что посмели явиться не до конца бритыми, а также за то, что Госпоже пришлось нас очищать от волос. Как ни странно, ожогов на нас не было.
После мытья мы снова оказались прикованными к батарее за ноги, разведенные, как у меня накануне. Госпожа сделала по десять ударов плеткой по промежностям. Вчерашняя боль показа-лось легким развлечением, Лиза опять затихла.
- Слабая сучка, - заметила Елена Алексеевна и прекратила истязание. - Отнеси ее в ванную, остуди.
Она наклонилась и отстегнула мою правую ногу, бросила мне на живот ключик и отошла к дивану. Я проворно, несмотря на боль в промежности, отстегнул нас от батареи и, взяв Лизу на ру-ки, понес мыть. Я залез в ванну, осторожно положил девушку и принялся поливать наши промеж-ности из душа. Когда от холодной воды боль у меня немного поутихла, я ополоснул Лизу с ног до головы. Сначала ее веки слабо дернулись, а потом она открыла глаза. В это время цокнули каблуч-ки госпожи.
- Пописай на нее, - велела Елена Алексеевна будничным голосом.
Честно сказать, я не совсем понял, что она сказала, но, решив, что переспрашивание до добра не доведет, взял свой член в руку, направил его в область живота лежащей подо мной блон-динки и расслабил сфинктер мочевого пузыря. Желтая струя радостно зажурчала, обрушиваясь на тело прелестницы.
- Всю полей, особенно в ротик, - командовала госпожа, - а ты, - она угрожающе подняла голос, - открой его пошире.
Не переставая мочиться, я направил струю на грудь Лизы, плечи, потом на лицо, где уже ждали приоткрытые уста. Моча громко забулькала, собираясь во рту.
- Глотай, потаскушка, - приказала госпожа.
Девушка послушно проглотила жидкость, часть потекла по щекам. Хотя я почти уже полно-стью излился, мне удалось нацедить еще немного в ротик Лизы, а она послушно сделала второй глоток. Не скрою, такие действия меня сильно возбудили.
- Теперь поменяйтесь местами, - велела меж тем Елена Алексеевна.
Мы, как могли быстро, исполнили требование. Лиза села на корточки над моей головой и я обнаружил, что ее клитор готов к ласкам.
- Эй, овца, - обратилась к ней госпожа, - не слишком ли низко ты присела?
- Что будет угодно Госпоже, - слегка склонила голову девушка.
- Мне, Лизок, будет угодно, чтобы ты поливала его с краев ванны, а не в упор.
- Слушаюсь, Госпожа, - блондинка быстро поднялась и стала устраиваться на бортиках, раскорячившись.
Как только она устроилась поудобнее, опершись для устойчивости о бортик еще и левой ру-кой, последовал очередной приказ:
- Слей ему все в рот, не беда, если захлебнется.
Я увидел, как по промежности девушки прошла небольшая судорога, а затем из ее щели брызнула моча. Жидкости было много, мне удалось сделать пять или шесть глотков полным ртом, еще больше пролилось мимо. Как только источник иссяк, Госпожа произнесла будничным голосом:
- Чтоб через три минуты ноги вашей в квартире не было.
Душевая струя, когда стараешься потратить не больше минуты на мытье всего тела, вещи, собранные в охапку, но не надетые и мы оказались на лестничной клетке.
Кто-то поднимался пешком, но показаться голыми перед незнакомым человеком - пустяк по сравнению с еще одной минутой под властью Госпожи. Когда женщина лет пятидесяти дошла до нас, то мне удалось натянуть кое-как джинсы и накинуть не застегивая рубашку. Лиза была не луч-ше, ее рубашка оказалась наспех затянута узлом на животе, и она еще возилась с молнией юбки. Мы были босы и вода почти не обсохла. Женщина посмотрела на нас, как на прокаженных, и за-бормотала себе под нос что-то гневное.
Мы дошли до метро, почти не разговаривая. На прощание я решил поцеловать девушку, Лиза страстно мне ответила.
- Думаю, что сегодня я не в лучшей форме, - сказал я, оторвавшись от ее сладеньких губ.
- Полагаю, завтра тебе будет нужна эрекция, страшно подумать, что может сделать с тобой Госпожа при ее отсутствии. Лучше подождем до субботы.
- Да, - я по-хозяйски обнял девушку, положив руки на упругие ягодицы и присосался к ее ротику.
- Впрочем, сегодня у меня родители дома, не лезть же в кусты, - хихикнула Лиза, во время очередной передышки.
- После таких экзекуций можно не только в кусты полезть, - парировал я. - Но нам все же лучше спокойно выспаться, впереди еще целых два дня службы у Госпожи.
- Да. Моя промежность иногда так зудит, что хочется пошире развести ноги.
- Моя тоже. Лезвие сняло верхний слой с мошонки и временами я думаю, что ее погружают в кислоту.
Утром в четверг мы встретились, как всегда, у метро. Лиза оделась так же, как накануне. Аня сменила туфли на мокасины, выше были джинсы и черная футболка. На Люде красовался си-ний джемпер, зеленая юбка до колен и босоножки на низком каблуке.
- Привет, - сказала она, - Аня рассказала мне, как Госпожа над тобой позавчера измыва-лась.
- Вчера нам досталась не меньше, она лупила нас плеткой по промежностям.
- Что ж будет сегодня? - Поежилась Аня. - Может не пойдем?
Мы задавали себе этот вопрос каждый раз, когда собирались все вместе, но все меньше времени уделяли ответу. Сейчас мы сразу же двинулись в нужном направлении, по дороге приду-мывая оправдания собственной слабости.
Госпожа встретила нас как обычно, легкий халатик прикрывал аппетитное тело. Поочередно опускаясь на пол, мы целовали каждый пальчик ее ног. Она велела мне снять рубашку, надеть футболку Ани и вручила длинный список покупок. Когда я уходил, обнаженные девушки стояли на коленях в прихожей, ожидая дальнейших распоряжений.
Вернувшись, я обнаружил, что в квартире вовсю идет съемка очередного эпизода для фильма и набора фотографий. Аня была не у дел и тут же побежала разбирать покупки, пока я раздевался. Обнажившись, я на четвереньках вошел в комнату и уселся подле двери, ожидая при-казов. Ничего сложного в съемках не было. Стоящая Люда была пристегнута к батарее наручника-ми, для чего ей пришлось наклониться вперед и прогнуть свою прелестную спинку, а Лиза сношала ее во влагалище с помощью фаллоимитатора средних размеров. Минут через пять Люда кончила, а Госпожа прекратила фотографировать и выключила все видеокамеры.
- Раб пожаловал! - Воскликнула она. - Все купил?
- Да, госпожа! - Я стоял на коленях, потупив взгляд.
- Вот и славненько. Лизок, - она бросила на пол ключи от наручников, - отстегни нашу ра-быньку от батареи.
Пока длинноволосая блондинка выполняла указание, Госпожа начала рыться в шкафу, где хранила свои садомазохистские снасти.
Как только Люда оказалась свободной, обе девушки покорно опустились на колени и приня-лись ждать. Елена Алексеевна перебирала всякую упряжь, поминутно поглядывая на нас, будто прикидывая, что лучше подойдет. Как я до этого, в комнату вошла на четвереньках Аня и сообщила о том, что все продукты убраны в холодильник, а также выполнены иные приказы.
- Прекрасно! - Сообщила нам Госпожа. - Я решила, что сегодня хороший день для свадь-бы. Как ты думаешь, раб, на ком тебе следует жениться?
- Разве могу я, прекрасная Госпожа, решать подобное? - Ответил я, бухнувшись на четве-реньки.
- Конечно же нет. Просто я хотела узнать, как ты отнесешься к женитьбе. Не то, чтобы мне были интересны твои низменные мысли, но все же стоит иногда соблюдать формальности. Кто может стать женой раба? Только рабыня. Раб, ты хочешь рабыню?
- Да, Госпожа, - я продолжал стоять на четвереньках.
- Хочешь больше, чем меня?
- Всю близость с ней я променяю на возможность находиться подле прекрасных ног моей Госпожи, - прохрипел я.
- Поосторожней со словами, раб. Твоя жена будет необходима для разрядки, а не для вы-сокой любви, эдакая самка, спермосборник. - Она встала ко мне вполоборота. - Лизок, прикуй на-шу малышку снова к батарее, только теперь на четвереньках.
Выполнив требуемое, Елизавета вновь застыла на коленях в ожидании, а Елена Алексеев-на продолжила:
- Теперь обработай ей попку этим, - она бросила на пол тюбик, - не жалей смазки, брач-ным игрищам новобрачных ничто не должно мешать.
После того, как я впервые сношал Люду в анус, ее опыт весьма увеличился. Ей чаще Лизы приходилось подставлять свою попку под мой член и фаллоимитатор, которым преимущественно пользовалась Аня, и в последнее время она даже стала получать оргазмы. Людмила напрягала и расслабляла свой прелестный задок, отчего смазка проникала глубоко внутрь. Не могу сказать, что это действо не возбуждает, одни лишь чавкающие звуки ануса чего стоят!
- Теперь прикуй поверх раба, - рядом с батареей грохнулись на пол наручники.
Я заполз на Люду, ее зад слегка подрагивал в предвкушении сношения. Браслеты щелкну-ли, лишая меня помощи рук.
- Сцепи их ножки, брачные узы должны быть крепкими, - еще две пары наручников оказа-лись на полу.
Когда мы с Людой оказались скованными, что называется, по рукам и ногам, Госпожа при-казала:
- Нацепи на него это, - спустя мгновения в мой рот втиснулся пластмассовый шарик, такой же, как и те, что использовала Елена Алексеевна при первой нашей неформальной встрече. - Это, - через некоторое время Лиза застегнула под самыми моими коленями кожаные браслеты с цепоч-ками. - А теперь смажь и его попку.
Это был шок! Я попробовал дернуться, но куда там! Мало того, что для моей полной безза-щитности хватало батареи, так еще и Люда, взвизгнувшая, как только наручники впились в ее неж-ную кожу.
Тем временем, Елизавета выдавила между моих ягодиц слегка прохладную массу и приня-лась заталкивать ее в мой зад. Я сжал задницу, как мог, но гель делал все ужасно скользким и пальчик блондинки со второго раза оказался внутри меня. Потом еще раз и еще. До этого момента я не знал, что чувствовали девушки, когда мой член погружался в них, но теперь мне представи-лась возможность испытать все самому. Сзади бряцал металл. Бессильный что-либо сделать я обернулся и увидел Аню, на бедра которой Елена Алексеевна прикрепляла фаллоимитатор.
- Что, рабчик, не ожидал такого поворота? - С издевкой спросила преподаватель литерату-ры. - Но разве это свадьба, когда никого не лишают девственности? К тому же истинные рабы все-гда бисексуальны, они ведь принадлежат своей госпоже без остатка, не так ли? Ты хорошо его смазала? - Обратилась она уже к Лизе.
- Да, Госпожа, - прошептала девушка.
- Тогда крепи к батарее и Анютку.
На мою спину легла брюнетка, резиновый член упирался в низ спины, вызывая неприятные ощущения. Снова защелкнулись наручники.
- Смажь и ее. Помнится она до сих пор испытала только одно проникновение через этот путь, да и то, там лишь слегка поковырялся наш незадачливый женишок. Когда закончишь, напяли-вай страпон и на себя.
Через несколько минут Лиза взяла мой полувозбужденный член в руку и принялась масси-ровать. Как ни странно, но вскоре он принял боевое положение и девушка легко затолкнула его в скользкое нутро Людмилы. Потом настала моя очередь. Пластиковый имитатор не надо было воз-буждать, поэтому Лиза ткнула им меж моих ягодиц, когда я еще не освоился в попке моей невесты. Первый натиск выдержать удалось, но второй, когда латексный жезл заталкивался не только рукой, но и весом Ани, оказался роковым. Искусственная головка вызвала кратковременную боль в сфинктере, а затем безудержно скользнула вглубь моего нутра. Я издал короткое всхлипывание, но вырваться не пытался - было просто некуда. Аня также попыталась бороться, будто могла что-то изменить. Она вжалась в меня, стараясь хоть так слезть со страпона, но лишь причинила мне боль, казалось, что ее имитатор сейчас вылезет из моего живота.
Потом началось. По замыслу Госпожи мы должны были сношаться все одновременно, но на практике это требовало огромных усилий, но главное - опыта. После того, как наша конструкция сделала несколько попыток начать, чем только причинила нам с Аней боль, Госпожа сжалилась над нами и объяснила, как надо делать. Примерно, конечно.
Я приподнялся над Людой, хотя сделать это было крайне сложно из-за наручников, Аня на-половину вытащила страпон из меня, то же сделала и Лиза. Потом Госпожа стала хлопать в ладо-ши, а Люда и Аня двигаться в такт этим хлопкам, мы же с Лизой оставались на месте. Сказать, что у нас все получилось - соврать. Мы смогли сделать лишь кое-что из задуманного Еленой Алексе-евной.
- Вы закончите только тогда, когда Аня получит один оргазм, а раб два. - Заявила Госпожа. - Один раз он кончит от рабской попки, а второй оттого, что его самого трахают. Поэтому не стоит расслабляться, козочки, работайте вдохновеннее. Раб, ты ведь уже не козел, теперь к тебе стоит обращаться в женском роде, ты сам-то как считаешь?
Не думаю, что преподаватель ждала от меня какого-то ответа, но тут Аня слишком резко воткнула свой имитатор и я замычал. Люда, как могла, дергала попкой и, несмотря на всю необыч-ность положения, мой член стоял, а я уже чувствовал приближение оргазма. Мой нос упирался в затылок блондинки и аромат ее волос еще больше возбуждал. Теперь я мычал при каждом качке бедер Анны, она тоже стонала время от времени.
Минут через пять таких подергиваний мой член дошел до точки выброса. Я действовал ин-стинктивно, когда рухнул на свою невесту, прижав ее к полу и загоняя свой пенис на всю глубину, буквально пытаясь впихнуть в узкий анус не только его, но еще и яйца. Аня не ожидала такого по-ворота и фаллоимитатор, несмотря на его приличную длину, выскользнул из моего расширенного зада с характерным хлопком. Я задрыгался, доводя сношение с Людой до логического завершения. Дюжины быстрых, похожих на кроличьи, фрикций хватило для того, чтобы сперма рванулась в ее прямую кишку. Мыча, я поднимал и опускал свой зад, выплескивая туда остатки семени. Она хри-пела подо мной, прекрасные ягодицы и сфинктер сжимались и разжимались в такт моим движени-ям, остальное же тело красавицы безвольно раскинулось на полу, лишь бисеринки пота да слип-шиеся волосы свидетельствовали о напряжении. Но вот моему члену уже нечего было выплевы-вать, его объемы стали резко сокращаться, и я устало опустился на девичью спину.
Однако впереди нас ждало продолжение акта. Как только я затих, Аня приподнялась надо мной, а Лиза заправила страпон в мою расслабленную задницу. Понимая, что сопротивляться бес-полезно, особенно, когда ты уже не девственник, я даже не пытался уклониться от этого сношения. Лишь подсознание заставило слегка сжаться мой сфинктер, когда добрая половина пластиковой палки уже оказалась внутри. Однако дальше все пошло не совсем так, как ожидал я. Аня не стала ничего делать, просто улегшись на меня, лишь искусственный член проник очень глубоко, вызвав боль и дискомфорт. Но спустя пару секунд он продвинулся еще сантиметра на три, когда Лиза при-нялась сношать брюнетку.
Чувствовал я себя довольно странно. Сейчас мы с Людой представляли из себя всего лишь подстилку для двух трахающихся красавиц, а моя задница служила местом крепежа. Каждый раз, когда Лиза совершала фрикцию, страпон Ани двигался вглубь меня, а потом слегка выползал об-ратно, его ход был сантиметров пять.
Позавчера, когда мы с брюнеткой отдыхали после сношения у нее дома, она призналась мне, что ее попка была до нашего интимного знакомства действительно девственной и если я за-хочу, то смогу стать единственным обладателем этого сокровища. Однако теперь выходило, что этого не случится, но кроме того, я подумал о том, что старания Лизы еще очень не скоро увенча-ются успехом, ведь задница у женщин не самое эрогенное место.
Минут через двадцать Лиза устала, ведь до этого сношали ее, а не наоборот. Она сама из-давала стоны, когда заталкивала страпон в Аню, и теперь из нашего квартета молчала только Лю-да, у которой в заду все еще оставался мой вялый член.
- Что, сучка, тебе требуется помощь? - Госпожа подошла к нам.
Спустя секунды послышался свист и шлепок. Лиза вскрикнула.
- Давай-ка попробуем, Лизок. Я буду тебя сечь, а ты трахай эту козу в такт плетке. Выдер-жишь темп десять раз, я начну хлопать в ладоши, как только собьешься, дам тебе пятнадцать уда-ров для восстановления. Идет? - Свист и шлепок, вскрик Елизаветы и тычок страпона у меня в за-ду.
Честно говоря, я не очень следил за происходящим, так как мой член начал постепенно оживать. Это почувствовала и Людмила, ее ягодицы принялись его массировать. Внезапно я понял, что Аня издает звуки, немного отличающиеся от тех, что вырывались у нее в самом начале, зато очень похожие на те, что сопровождают оргазм. Елена Алексеевна то хлопала, то хлестала Лизу по заду, но брюнетка определенно шла по нарастающей, ее колени с силой сжимали мои бедра, в спину упирались крепкие горошинки наверший сосков.
- Сейчас кончу, милый, - прохрипела она. - А-а-о-у!
Ее таз задергался, двигая при этом фаллоимитатором в моем заду. Я чувствовал что уже подошел к той границе, после которой можно совать член в девушку, не опасаясь, что он завянет. Кровь бурлила в нем, добавляя каждую секунду еще немного объема.
- Что, наша брюнеточка обкончалась? - Ехидно спросила где-то сверху Елена Алексеевна. - Вылезай из нее, Лизок, тебе пора поработать плеточкой над ее задницей. Анька, правила пом-нишь?
Спустя минуту в воздухе вновь засвистела плетка, опускаясь на девичьи ягодицы. Страпон, загнанный в мою задницу, принялся там шуровать, то выползая почти на всю свою длину, то вновь погружаясь в нее. Аня работала активно, спасаясь от ударов, которые мерно наносила Лиза. Я мы-чал, Люда усиленно работала ягодицами, буквально расплющивая ими мой орган, чувствовалось, что вот-вот и оргазм вновь поглотит все мои ощущения.
Наконец, все кончилось. Я почувствовал быстро приближающийся оргазм и спустя несколь-ко секунд слил в задницу своей невесты вторую порцию спермы, которой, конечно, оказалось со-всем не так много, как в первый раз.
Но тут оказалось, что Лиза продолжает хлестать Аню и страпон по-прежнему долбит мою прямую кишку, которая внезапно начала болеть. Мои мычания, ознаменовавшие удовольствие, сменились стонами боли и мольбы.
- Что, раб, ты кончил, а Анька тебя все еще прет? - Елена Алексеевна зашла сбоку. - По-терпи, дурачок, я решила, что хочу увидеть ее оргазм от того, что она насилует тебя. Так что тебе лучше думать о том, что ты по-прежнему обладаешь задом рабыньки и волен делать с ним все, что заблагорассудиться. Для облегчения страданий твоей попки готовься получать удовольствие еще и не останавливайся на одном разе.
Может, я бы и смог выдавить из себя еще что-то, хотя кончать с такими короткими переры-вами мне еще не приходилось, но Аня выдохлась. Ее хватило где-то на полчаса, а потом плетка уже не действовала, она лишь дрыгала задком, но страпон почти не двигался внутри меня.
- Ладно, Лизок, отстегни этих коз от батареи и иди сюда. - Велела Госпожа, видя бесполез-ность дальнейшей экзекуции.
Как только мы оказались свободными, я приподнялся и сбросил Аню на пол. Она совер-шенно безвольно скатилась с меня, но я тут же оказался наказан, ибо боль в заду от быстро выхо-дящего из него страпона оказалась адской. Мои руки тут же сжали истерзанное место, стараясь хоть так уменьшить страдания.
Лиза привычно расположилась между ног Госпожи, погрузив лицо между ее бедер. Наша мучительница ухватилась руками за голову девушки и направляла движения в нужную сторону.
- Раб, оближи член у Ани, а рабынька пусть пососет у тебя. - Велела Елена Алексеевна, закрывая глаза от удовольствия.
Слизывать собственные фекалии - не так уж и приятно. Но я знал, что лучше заниматься этим подольше, чтобы Госпожа не придумала каких-нибудь еще развлечений. К тому же, мой соб-ственный член оказался в теплом рту Людмилы, которая приступила к делу со страстью новоиспе-ченной жены. Я закрыл глаза, чтобы не видеть фаллоимитатора у себя перед лицом и сосредото-читься на ощущениях в пенисе, который начинал проявлять признаки активности от соприкоснове-ний с шершавым язычком блондинки…
В этот четверг мы занимались только анальным сексом. Мне каким-то чудом удалось по ра-зу поиметь и Аню, и Лизу. Они не снимали фаллоимитаторы до самого нашего ухода и выполняли мужскую роль наравне со мной, даже чаще, ведь им не требовалась эрекция. Люде выпала чисто женская роль, но ее влагалищу не досталось ни одного проникновения, лишь Аня, в качестве тре-нировки, сделала ей куннилингус.
Звездой дня оказалась моя задница, в которой все время что-нибудь находилось и двига-лось. Если девушки не могли от усталости шевелить бедрами, то Елена Алексеевна принималась охаживать их плеткой. Однако это довольно скоро перестало помогать, и она выдала им по элек-трическому дилдо, которые они усердно совали в наши с Людой анусы.
Когда настало время уходить, я чувствовал себя ужасно, все тело мелко дрожало, конечно-сти не слушались. Люда выглядела не лучше, но ей анальные игры доставили куда больше оргаз-мов, мне уже удавалось различать по стонам состояние девушки.
На улице я оказался в объятиях Ани. Она принялась нашептывать мне на ухо, что не хоте-ла ничего подобного, кается и еще многое в этом же духе. Я обнимал ее не менее страстно, но член ничего не хотел и безвольно висел вдоль ноги. Внезапно я оказался в двойных объятиях.
- Как жена, я имею на тебя больше прав, - прошептала Люда, горячо дыша мне в шею, - но готова делиться.
- Полагаю, что каждой из вас причитается по моей трети, - сообщил им я, - у Лизы такие же права.
Услышав свое имя, блондинка тут же оказалась рядом и поцеловала меня в ухо, сообщив одновременно, что не хотела делать ничего из того, что сделала.
- Вот вы как! - Не стесняясь проходного места, Люда засунула свои руки ко мне за пояс. - Тогда давайте условимся - секс только вчетвером.
- Готова предоставить для этого место, - Аня расстегнула несколько пуговиц моей рубашки и поцеловала в открывшуюся грудь, - родители возвращаются поздно.
- Только давайте отложим это на завтра, сегодня я не в форме, - предложил я, получив не-сколько поцелуев со всех сторон.
- У меня тоже задница горит, - пожаловалась Люда, - вы что, - он напустилась на Лизу и Аню, - не могли поосторожнее там шуровать?
- Мы же попросили прощения, - обиделась Аня.
- Прощения! Да у меня задница до сих пор не до конца закрылась! - Людмила гневно смот-рела на своих обидчиц.
- Не ссорьтесь, - Лиза обняла их обеих за талии, - может быть, завтра ты, Люда, сама ста-нешь нас трахать, тогда и поймешь, что под плеткой не очень получается осторожничать. К тому же, нашим задам досталось не намного меньше твоего.
- Верно, - поддержала ее Аня, - нам нужно понять, что все, происходящее с нами, не зави-сит от нас, все беды от Госпожи.
Поворковав еще немного, болтали в основном девушки, мы отправились по домам. Я еле передвигал ноги, зад ныл, казалось, что в нем до сих пор что-то находится. Добравшись до дома, я помылся, лег и мгновенно уснул.
Проснувшись на утро, я обнаружил, что зад болит. Не ноет, не чешется, а болит. Но, хо-чешь не хочешь, а снова пришлось ехать на дополнительные занятия по словесности. Я чуть было не опоздал, так как идти удавалось только медленно, очень осторожно передвигая ноги. От метро девчонки буквально волокли меня за руки, но мы вовремя добрались до квартиры Елены Алексе-евны.
В первые наши посещения я видел на лицах девушек некоторую борьбу, прежде чем они целовали пальчики ног Госпожи. На этот же раз мы все безропотно пали ниц и облобызали ее ноги, Елене Алексеевне постепенно удавалось приучать нас к повиновению.
В списке, полученном мной на этот раз, помимо прочего значился вазелин, десять тюбиков. Мой анус невольно сжался, когда я это увидел, но рабская доля тяжела и ноги сами понесли в ап-теку. Когда фармацевт выдавала мне смазку, казалось, что все посетители магазина смотрят на мой зад и ехидно улыбаются.
По возвращении я застал очередную съемку порнографии. В сцене были заняты все три мои подруги по несчастью. На этот раз Госпожа не стала мудрствовать и девушки отрабатывали сначала "паровозик", когда Люда стояла на четвереньках, Лиза трахала ее в зад, отдав при этом свой собственный анус во власть страпона, болтающегося на бедрах Ани. Через некоторое время они сменили позу на "бутерброд", брюнетка с характерным чпоканьем извлекла фаллоимитатор из Лизы и с размаху вогнала его во влагалище Людмилы, которая теперь лежала на боку между сно-шающих ее девиц. Все кончилось с оргазмом моей жены, кончавшей весьма бурно, видать смазка из зада Елизаветы пришлась к месту. Как только это произошло, Елена Алексеевна задвинула себе между ног Аню, которая принялась активно трудиться, буквально сношая ее языком.
Оргазм Госпожи ознаменовал начало очередного ужасного дня для ее единственного раба. Меня приковали к батарее, как накануне, только одного, под грудь подставили табуретку, которую намертво примотали скотчем.
- Смотрите, сколько вазелина он приволок, - сообщила Госпожа где-то у меня за спиной. - Рабынька, надевай сбрую и вставай в очередь. Вы будете трахать его до тех пор, пока не кончится смазка, которую накладывать буду я сама. - Она процокала каблучками и подошла ко мне вплот-ную, коснувшись обнаженной голенью моего бедра. - Одна трахает, одна делает ему минет, а тре-тья ждет своей очереди, такая диспозиция, девки. Начали, - Елена Алексеевна хлопнула в ладоши.
Спустя секунду моего зада коснулся ее пальчик, наносящий вазелин, а после смазывания, бесцеремонно расталкивая судорожно сжимавшиеся ягодицы, в анус двинулся фаллоимитатор Анюты. Даже не видя девушек, я безошибочно определял их запах, так как все пользовались раз-ными духами. После нескольких ее фрикций, когда задница начала размякать, Лиза коснулась гу-бами моего дряблого члена. Почувствовав ласку, он стал набухать, готовясь развернуться во всей красе.
- Я забыла вам сказать, шлюхи, что оргазм раб должен получать не от минета, а от аналь-ного секса, - раздался звонкий шлепок. - Как, рабынька, доставишь своему муженьку добрую пор-цию удовольствия?
- Да, Госпожа, - тихо ответила Людмила.
После этого разговаривали мало. Спустя час после начала действа, Госпожа заткнула мне рот кляпом, так как я слишком громко, по ее мнению, стонал, только не скажу от чего. Боль, остав-шаяся от вчерашнего, уже отступила, но теперь зад ныл от сношения. Все имитаторы были разны-ми и приходилось привыкать с каждой сменой девушки, ведь с непривычки они нормально двига-лись не больше трех-четырех минут, а потом уставали. У меня уже несколько раз подступал ор-газм, но Елена Алексеевна, видя мои приготовления, говорила, что это от оральных ласк, и девуш-ки тут же ослабляли натиск своих губ и язычков.
Первый оргазм, до которого я все же добрался, случился часа через два. То ли Госпожа не усмотрела, то ли мой член решил излиться, несмотря на все противодействия, но как бы то ни бы-ло, семя мощной струей заполнило ротик Анны, которая прилагала в этот момент все свои навыки минета. Стараясь поскорее избавиться от спермы, я деятельно заработал тазом, загоняя член в глотку брюнетки. Но одновременно получилось, что я самостоятельно скользил по вставленному в мой зад фаллоимитатору Лизы, она даже приостановилась, пережидая мою активность.
За оставшееся время я испытал еще несколько оргазмов, но помню этот день плохо, от по-стоянного сверления, мой зад превратился в нечто безжизненное, будто мешок набитый ватой, но жутко болящее.
Елена Алексеевна выпроводила Аню и Лизу, после чего велела Людмиле отстегнуть меня от батареи и заняться моим лечением. Но Госпожа есть Госпожа, и методы врачевания у нее мало чем отличаются от издевательств. Девушка намазывала на все еще прикрепленный к ее бедрам фаллоимитатор какую-то мазь, после чего легко загоняла его в мой зад, который теперь был широк, словно тоннель. Сам я стоял на четвереньках и получалось, что добровольно подставлял свой анус под фаллопротез. Как ни странно, но минут через пять боль немного утихла, хотя чувствительность стала еще хуже. Госпожа велела Люде рукой затолкать в меня весомую порцию мази, после чего выгнала нас на лестницу. Голыми, как обычно. На этот раз там никого не было и мы спокойно оде-лись.
За выходные боль в заду успокоилась. В понедельник я шел на дополнительные занятия, почти не вспоминая об ужасах четверга и пятницы, думая лишь о том, что увижу Люду, которой, быть может, удастся задрать подол. Но блондинка разочаровала меня, одев в этот раз шорты.
Оказалось, что теперь индивидуальные занятия не очень будут отличаться от групповых. В течение получаса я выбрил всю растительность на лобке, промежности и ягодицах девушки, после чего она нацепила фаллоимитатор и мы сношали друг друга по очереди в анальные отверстия. Сначала я ее, а потом она меня, причем мне и в голову не пришло противиться или удивиться тому, что обошлось без пристегивания наручниками к батарее. Госпожа запретила мне пользоваться ее влагалищем, которое, чтобы избежать соблазна, было бесцеремонно заклеено пластырем, не-смотря на умоляющие просьбы моей жены. Люда трахала меня до тех пор, пока я не кончал, помо-гая себе рукой.
Когда настала моя очередь во второй раз трахать призывно раскрытый девичий анус, то выяснилось, что мой член не латексный и ему требуется отдых. Госпожа рассудила иначе. Она во-ткнула мне в зад шарики, которые слабым током стимулируют возбуждение, включила их и приня-лась охаживать меня плеткой. Минут через пять это дало результат, мое увядшее сморщенное орудие начало постепенно, но верно, приобретать гладкость и необходимые размеры. Как только оно затвердело, я, не раздумывая, загнал его в темнеющее отверстие, чьи стенки теперь были скользкими не только от вазелина, но и от моей собственной спермы. Это сношение закончилось обоюдным оргазмом, причем Люда кончала куда более бурно, чем я.
Так как Госпожа больше не надеялась возбудить меня в ближайшее время, она велела нам встать на колени друг напротив друга, как в прошлый понедельник, и стоять так до самого ухода.
Два следующих дня индивидуальных занятий стали продолжением тренировочной про-граммы Елены Алексеевны. От понедельника они отличались только тем, что мне было запрещено погружать свой член в девушек. Во вторник Аня, а в среду Лиза занимались тем, что тупо орудова-ли в моем анусе латексными пенисами и мяли при этом ягодицы, прерываясь лишь на короткие минуты отдыха. Благодаря плетке нашей преподавательницы безостановочные заходы длились по сорок-пятьдесят минут.
После того, как Аня в течение трех часов разрабатывала мою задницу, у меня началась эрекция. Я тогда еще не знал, что Елена Алексеевна добивалась именно этого. Сначала член лишь слегка увеличился, оставаясь мягким. Но потом, когда девушка принялась за свое после отдыха, он раздулся сильнее, разгладившись, однако дальше дело не пошло. Госпожа, как выяснилось позже, отлично знала свое дело. Она заставляла Аню менять фаллоимитаторы каждые пять минут, чере-дуя длинные с короткими, толстые с тонкими.
Для меня это оказалось большим сюрпризом. То новый протез полностью и без сопротив-ления входил в расширенный до этого проход, то раздирал его сузившиеся стенки, не желавшие впускать гостя. Но в конце концов оказалось, что подобная терапия только способствует эрекции. Спустя еще час подобных экзекуций член напрягся значительно больше, чем можно было бы пред-положить, учитывая мою гетеросексуальность. После этого Елена Алексеевна велела Ане мять мне уже не ягодицы, а именно его. Дальше дело пошло быстрее, и я кончил. Госпожа не позволила брюнетке прекратить фрикции, а лишь велела нашей паре отойти на пару шагов назад, чтобы мне было удобнее слизывать с пола сперму.
В оставшееся время Аня продолжала трахать меня, по-прежнему меняя фаллоимитаторы, но до оргазма дело не дошло. Госпожа, это входило у нее уже в привычку, выставила нас по окон-чании занятий голыми за дверь.
На следующий день мой анус принимал все те же имитаторы, только теперь они держались на Лизе. Через полчаса после начала занятий, я заметил, что помогаю ей, подставляя зад наибо-лее удобным образом, так как она еще не приобрела достаточной сноровки. К полудню у нее стало получаться, у меня сразу же началась нешуточная эрекция. Однако тут сказалась наша неопыт-ность и дальше дело застопорилось, так как Елена Алексеевна не хотела, чтобы девушка помогала мне рукой. В конечном итоге мой член стал опадать и Госпоже пришлось дать команду к мастурба-ции. Нескольких прикосновений хватило, чтобы моя сперма оказалась на полу. Но на этот раз, как только я слизал ее, Елена Алексеевна приостановила наше сношение.
Она велела мне лечь на спину на стол, а Лиза вновь овладела моим анусом. Теперь мы оказались лицом к лицу, а я закинул свои ноги на плечи девушке. Это оказалось довольно серьез-ным испытанием, так как раньше мы были сами по себе, а теперь видели эмоции друг друга, кото-рые, естественно, казались происходящего. Впрочем, стеснение победило все остальные желания, и мы так и закончили этот день, пыхтя но не возбуждаясь.
На этот раз, оказавшись на лестничной клетке, мы поняли, что никак не успеваем одеться до появления какой-то тетки, спускавшейся вниз. Мы бросились по направлению к выходу совер-шенно голыми. Я лишь натянул джинсы, а Лиза накинула блузку, когда прохожая все же добралась до нас. Прикрыв девушке задницу юбкой, я прижал ее к себе, отчего мой член выскочил через рас-стегнутую ширинку и уперся в ее бритый лобок, а она обхватила меня руками за шею. Посмотрев круглыми глазами на нашу растрепанную босую пару, женщина вышла на улицу.
- Может не будем одеваться? - Лиза зажала мой член между бедрами, его головка оказа-лась между ее губок.
- Пожалуй, можно рискнуть.
Она приподнялась на цыпочках, а потом забросила ноги мне за спину, скрестив их там. Я помог рукой своему члену занять заслуженное место, и мы начали. Если бы нас кто-то застал, мы вряд ли бы прекратили наше сношение, но никто не успел пройти мимо за время нашего короткого, но бурного акта. После оргазма мы обнаружили, что джинсы у меня на щиколотках, а блузка задра-на на шею блондинки. Посмеявшись, мы быстренько оделись и поехали по домам.
Четверг оказался логическим продолжением всего произошедшего ранее. Мы с Людой схо-дили в магазин, пока Лиза и Аня готовились к очередным сексуальным подвигам. Я очень возбу-дился от совместного похода и попытался поприжать свою жену в подъезде, но она оказалось бо-лее стеснительной, нежели Елизавета.
А потом…
Я стоял на четвереньках. Лицо оказалось погруженным в лоно Людмилы, которая зажала своими бедрами мою голову и постанывала при каждом прикосновении языка к своей бритой киске. Полувозбужденный фаллос болтался взад-вперед, иногда шлепая по животу и бедрам, подчиняясь общим движениям таза. Сзади тяжело пыхтела Аня, то полностью погружая, что сопровождалось хлопком при ударе ее живота о мои ягодицы, то почти вытаскивая фаллоимитатор из моего натру-женного за последние дни зада. Искусственный член ходил легко, обильность смазки и появившая-ся у меня сноровка во многом способствовали этому. Наличие женщины и сзади и спереди сказа-лось положительно на моем состоянии и я кончил через полчаса после того, как Аня коснулась моего зада фаллоимитатором. Собирать сперму ртом выпало на этот раз Люде.
Потом Аня сношала уже ее, а моим анусом овладела Лиза. Людмила кончила быстрее и в моем рту оказался латексный член, смазанный ее выделениями. Когда кончила Лиза, а не я, то она доставила жене удовольствие вкусить то, что оказалось на страпоне, а Аня перебралась от моей головы к заду.
Так или иначе, но в четверг досталось всем нашим попкам. Моя задница находилась в раз-работке постоянно, а рядом таким же образом сношали кого-то из девушек. В основном это была Люда, но доставалось и Ане с Лизой. Под конец дня на бедрах моей женушки также появилась сбруя, удерживающая толстый черный латексный член. Теперь мы тренировались в группе, причем я занимал положение только с самого низа, а девушки втыкались друг в дружку поочередно, как ве-лела Госпожа.
Внезапно я выяснил, что член способен освобождаться от спермы не только тогда, когда обо что-нибудь трется, но и тогда, когда что-то трется в твоем заду. Кончать мне удавалось не так часто, как девчонкам, но оказавшись на лестничной клетке я не стремился прильнуть к кому-нибудь из них.
Пятница оказалась самым будничным днем из всех предшествующих. Единственным отли-чием была моя поза, так как теперь я прочно занимал место на столе, задрав ноги к потолку, а де-вушки использовали меня с обеих сторон. В основном минет требовался для смазывания латекса слюной, ибо Елена Алексеевна решила больше не тратить на нас смазку, сказав, что мы уже дос-таточно опытные и открытые.
Моясь в субботу, я решил проверить ее утверждение и сунул в зад палец. Стенки ануса по-корно раздвинулись, сфинктер даже не подумал дернуться навстречу проникновению, да и боли или дискомфорта я не почувствовал.
Зато понедельник разительно отличался от всего, происходившего с нами до этого. Елена Алексеевна присутствовала при нашем мытье, заставив Люду несколько раз тщательно вымыть мой анус. Потом она приказала девушке приковать меня к батарее и связать, где возможно, раз-двинув лишь колени, которые оказались зафиксированы в таком положении на металлической пал-ке. Во рот мне девушка вставила кляп, завязала глаза. Потом они обе ушли на улицу.
Вернулись не скоро, я уже начинал терять терпение, так как статическая поза способство-вала лишь онемению мышц. Но уж лучше бы не возвращались вовсе, так как вместе с ними пришел еще и какой-то мужик.
- Значит эту задницу я должен поиметь, чтобы побаловаться с милашкой? - С усмешкой в голосе спросил он.
- Да, - проворковала Елена Алексеевна. - Вот вам презерватив. Вы пока тут приступайте, а я пойду подготовлю Людочку. - Цоканье ее каблучков удалилось.
Мужик закрыл дверь и принялся раздеваться, я понял это по позвякиванию пряжки. Ему по-требовалась пара минут, чтобы закончить приготовления, а затем он заполз на меня.
- Какой сладенький, - его рука прошлась по животу, груди, потом обратно. - Люблю, когда все прелести нежные, побритые, - он ухватил меня за мошонку и покатал яйца, - прямо красна де-вица.
Потом я стал думать, что сзади меня находится кто-то из девочек, а не настоящий мужик, так как он решил сделать с красной девицей то, к чему она, собственно говоря, и предназначена. Анус принял его безропотно, естество оказалось не очень большого размера. Основные неприят-ности заключались в том, что это был все-таки взрослый мужик, а не шестнадцатилетняя девочка. Мои руки разъезжались и если бы я не был связан, то обязательно оказался бы непосредственно на полу. На свое счастье я вспомнил, что расслаблять дырку надо только при проникновении, а дальше ее лучше напрячь. Сжав ягодицы я буквально выдавил из него оргазм. Выброс спермы че-рез презерватив почти не чувствовался и я даже помог ему, сокращая и расслабляя попку, чтобы выдоить остатки семени. Потом он вынул из меня сдувшийся орган и встал, уперевшись в спину.
- Хороший пассив, - он похлопал меня по окончательно потерявшему девственность заду, - еще бы жирка на попке поднабрать, чтобы совсем стал похож на девочку.
Дверь открылась и закрылась, а остался переживать происшедшее. Хотелось плакать.

Продолжение следует...

Все вопросы и предложения отправлять по адресу: [email protected]



Рейтинг: 3.00/5
Просмотров: 9497
 Разместил: RonVisal

 «   Сентябрь   » 
пнвтсрчтптсбвс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Вы стандартной ориентации?

Да!80% 80%[5418]
Незнаю...10% 10%[737]
Нет.8% 8%[575]

Всего ответов: 6730


· Как же я скучала!
· Нежданчик
· Наказание мочевого пузыря
· Там-тарам-тарах тетя
· Пикник Марджори
· Происшествие
· Должностные обязанности
· Соревнование
· Автомобильная поездка
· Странная история
· Происшествие в лифте
· Потерпи для меня
· Дискомфорт Джейн
· Семиклассница
· Реальное наблюдение в Будапеште
· Пансионат (часть I)
· Вот такой вот Татьянин день
· Законы природы или укрощение строптивой
· Карен
· Случай на презентации




Все права защищены. Копирование материала запрещено, нарушение авторских прав будет преследоваться законом.